Китайские народные сказки

Китайские сказки, помимо оригинальности, отличает еще и особая неторопливость повествования. Блогодоря этой особенности читатель узнает множество подробностей, которыми обрастает сюжет. Насыщенность деталями и описаниями придает особую красоту этим грустным сказкам.

Мимоза

Китайские народные сказки

Не знаю, в каком краю, не ведаю, в какие времена приключилась эта история. Да и не все ли равно? Может, далеко - там, где небо с землей сходятся. А может, близко - рукой подать. Жил некогда на свете юноша. Пригожий да статный. Каждый день ходил на реку рыбу ловить. И всякий раз старика там встречал. Сидит старик на берегу и тихо так приговаривает:

Девица-карп

Китайские народные сказки

Есть в горах Ишань огромный водопад, издали посмотришь, кажется, будто вода прямо с синего неба падает. Сверкает серебром, искрится бурлящий поток, в долину катится. А из долины течет в большой залив. Вода в заливе - старая тушь, черно-зеленая, глубина в нем - дна не разглядишь. А за заливом глубокое ущелье, тянется ущелье на несколько десятков ли, змеей вьется. В том месте, где оно пошире, деревушка стоит. В той деревушке жил в старину бедный юноша по прозванию Вань-шоу.

Жены в зеркале

Китайские народные сказки

Лежит в неведомых краях степь, десять дней на добром скакуне скачи - не обскачешь. Земля там - конца не видать, небо - глазом не объять. Не синее над степью небо - пурпурное. Только на юго-западном его краю тенью горы вырисовываются. Стоят в степи деревни да деревушки.

Волшебная картина

Китайские народные сказки

В глубокую старину, уж и не помню, какой император о ту пору правил Поднебесной, жил на свете сильный, умный и пригожий юноша по прозванью Чжу-цзы. Ему давно сровнялось двадцать, а он все еще не был женат. Никогда не жаловался Чжу-цзы на свою одинокую жизнь, хотя его частенько одолевала грусть. Говорит ему однажды мать: