Арестованы - что делать?

Блайтон Энид

Фредерика и Эрна обнаруживает все та-же троица - смотритель, владелец замка и художник-француз. Разговор не задается, поэтому вскоре мальчики уже валяются в одной из комнат замка - запертые и крепко связанные. Из разговоров злыдней Фатти понимает, что вскоре они собираются слинять в Штаты. Детей предусмотрительно запирают в комнате, набитой режущем оружием, поэтому вскоре они освобождаются от пут и отправляются исследовать замок.

Арестованы - что делать? читать:

Это кричал мистер Энглер, вдруг появившийся в Оружейном зале. Вид у него был очень сердитый, лицо побагровело. Позади него стоял служитель с ехидной ухмылкой на устах. Бастер накинулся на них, Бинго за ним, но оба пса были отброшены грубыми пинками и завизжали от боли.

– Уймите своих собак, или я убью их! – вскричал мистер Энглер, хватая со стены висевший там большой меч.

– Бастер, сидеть! Бинго, сидеть! – скомандовал Фатти, от страха сердце у него похолодело. К великому его облегчению, обе собаки сразу сели – но они все еще злобно рычали, и шерсть у них стояла дыбом. Слава Богу, что Бастер обучен мгновенно садиться, подумал Фатти. Бинго, разумеется, сделал то же, что Бастер. О, какими свирепыми, выглядели оба пса – они скалили зубы и явно жаждали растерзать этих двух чужаков, посмевших орать на Фатти и Эрна.

– Это хорошо, что они тебя слушаются, – сказал мистер Энглер. Не выпуская меч из рук. – Я люблю собак, а то бы им несдобровать. А теперь извольте объяснить, как вы здесь очутились. Дверь была заперта – предполагаю, что вы забрались сюда через окно. Я еще со двора заметил, что одно окно на первом этаже открыто. Совсем нетрудно подняться по ветвям плюща и проникнуть в замок. Придется вам, сорванцам, объяснить все это, когда будете в полиции!

Как хорошо, подумал Фатти, что этот тип решил, будто они забрались внутрь через открытое окно. Но он ничего не сказал. Не станет же он, в самом деле, рассказывать про люк в очаге! Если австриец про него не знает, тем лучше!

– Ох, сэр, не ведите нас в полицию! – выпалил Эрн, подумав о том, какое будет лицо у Гуна, когда его, Эрна, приведут в участок. – Пожалуйста, не надо Мы же ничего плохого не сделали, ей-богу! Мы только ходили, рассматривали картины.

– Я уже видел этих ребят раньше, сэр, – сказал служитель – Довольно-таки нахальная компания! Шестеро их приходило – и с этими же собаками. Я им сказал, что собак сюда водить воспрещается. Я, знаете, даже побоялся, как бы эти мальцы не заметили, что мы…

– Заткнитесь, Флинт, дурень этакий! – рявкнул мистер Энглер, явно испугавшись, что тот выболтает что-то такое, чего, по его, Энглера, мнению, дети не должны были слышать. – Идите и начните загружать фургон, да глядите в оба. Я займусь тем, что еще не готово, возьмете это потом.

– Боюсь, что у вас будет не слишком веселый уикэнд, – сказал мистер Энглер, обращаясь к мальчикам, оба они внимательна слушали. – Я решил не передавать вас в полицию – просто оставлю здесь одних, без еды и питья, дня на два, на три, чтобы вы узнали, что ждет молодчиков. Которые тайком пробираются в замок! О, не думайте, что вам удастся вылезть через окно так же легко, как вы в него влезли! Я свяжу вас и запру в этой комнате, а когда вернусь сюда в понедельник – или, может быть во вторник, – я готов выслушать ваши извинения и выпустить вас – может быть!

– Но, сэр, наши родители будут очень волноваться, – начал Фатти. – Мы же не сделали ничего дурного. Мы приносим наши извинения. Разве же не так, Эрн?

– О да, да, да! – с горячностью подтвердил Эрн, слегка удивленный, что Фатти заговорил таким смиренным тоном. Неужто Фатти струсил? «Впервые вижу его испуганным», – подумал Эрн.

– Принесете свои извинения, когда мы встретимся опять, а до того у вас будет достаточно времени, чтобы обдумать, какими дураками были вы оба, – сказал мистер Энглер.

Служитель злорадно ухмыльнулся. Он был очень, ну очень рад, что этот «нахальный толстяк» – как он мысленно называл Фатти, – стоящий перед ними, так легко попался.

– Свяжите их, – приказал мистер Энглер служителю. – А я пойду взгляну, на месте ли Пуссен. (Пуссен, Никола (1594—1775) – знаменитый французский живописец). Он должен быть готов.

Фатти стало любопытно, кто такой этот Пуссен. Фамилия французская. Может, это тот художник-француз? Он стоял и ждал, когда служитель начнет связывать его и Эрна.

– Сходите и принесите мне какую-нибудь веревку, если хотите, чтобы я их связал, – сказал служитель, обернувшись к австрийцу.

– Э, нет! Возьмите шнуры от штор, – сказал мистер Энглер. – Я должен идти проверить, как обстоит дело с Пуссеном. А этих нельзя оставлять одних, пока не скрутите им покрепче руки за спиной! ПОКРЕПЧЕ, говорю я, Флинт! И НЕ РАЗГОВАРИВАЙТЕ с ними – не то я поговорю с вами! Слышите?

– Да, – угрюмо отозвался Флинт и пошел срывать шнуры, которыми поднимали и опускали большие шторы. Вскоре он крепко-накрепко связал мальчикам руки в запястьях и щиколотки.

– Послушайте, вы затянули уж слишком туго! – сказал Фатти сквозь зубы. – Зачем же так грубо обращаться!

– Ха, теперь вам уже не так весело, голубчики! – сказал Флинт. – То вы нахальничали, дерзили мне. Теперь, небось, пропала охота дерзить!

Тут Фатти услышал еще один голос – голос француза-художника. Он был в зале, где висели картины, вместе с Энглером. Говорил он по-французски, Фатти французский немного понимал. Мальчик стал прислушиваться. Его очень удивил донесшийся оттуда шум – как будто по полу тащили лестницу-стремянку, а потом где-то поставили. Фатти напряг слух. А теперь вроде что-то резали ножом. Что там, черт побери, они делают? Не режут же картины, о, конечно, нет!

Потом ему показалось, что он слышит, как по какой-то поверхности шлепают кистью. Кистью! Наверно, художник! Может, это француз пишет маслом картину на своем мольберте, как обычно? Нет, это невозможно, он бы не шлепал так сильно по холсту!

Служитель Флинт, закончив связывать Эрну запястья, отошел на шаг и злобно усмехнулся, глядя на двоих мальчиков.

– Ну что ж! Приятных снов! – сказал он. – И пусть крысы и мыши хорошенько побегают по вам этой ночью! Здесь в замке их полно.

– Погодите, мы еще встретимся! – сказал Фатти. – Надеюсь, мы сведем вас в полицию! Чем вы все тут занимаетесь? Ума не приложу!

– А вы меня больше не встретите – я уезжаю в Штаты! – сказал Флинт. – Теперь Америка будет моим домом. Скоро мы смоемся – и тогда старушка банши может надрываться, рыдать по нас, мы ее уже не услышим!

Хлопнув дверью, он вышел, и мальчики услышали, как повернулся ключ в замке. Связанный по рукам и ногам Эрн, лежа на полу рядом с Фатти, тяжело вздохнул.

– Здорово мы влипли! – сказал Эрн. – Хорошо еще, что эти типы не догадываются, что мы…

– Заткнись, Эрн, – прошипел Фатти. – Они, возможно, подслушивают, не проговоримся ли мы. Ты можешь встать?

– Нет, – сказал Эрн, пытаясь подняться. – Эй, Бинго, жаль, что ты не сумеешь меня развязать. Фатти, а у Бастера хватит ума развязать тебя? Ты часом не учил его таким вещам?

Бастер и Бинго с недоумением и печалью смотрели, как Фатти и Эрн катаются по полу, издавая стоны – веревки, казалось, все сильней и сильней врезались в тело. Собачки лизали лица мальчиков, жалобно скулили. Фатти подкатился к дивану и, помогая себе связанными руками, ухитрился принять сидячее положение. Потом поднялся на ноги и, на связанных ногах, начал прыжками подвигаться к окну, которое выходило во двор.

Там, во дворе, стоял небольшой автофургон – скромный такой, темно-синего цвета. Служитель Флинт, должно быть, только что управился с погрузкой – в эту минуту он как раз захлопывал заднюю дверцу. Затем прошел вперед, плюхнулся на водительское сиденье и включил мотор. В тот же момент из-за фургона показалась легковушка, и обе машины выехали со двора. Фатти мгновенно запомнил номера фургона и легковой машины.

– «ПОН 333» – и «ДГШ 202», – пробормотал он. – Черт, лучше бы записать эти номера – боюсь, я их не запомню, Эрн, можешь ты запомнить – «ПОН ЗЗЗ» и «ДГШ 202»?

– Вряд ли, – сказал бедняга Эрн. – Я теперь ни о чем не могу думать, кроме моих рук и щиколоток. Что нам делать, Фатти? Нам ни за что не освободиться от этих веревок!

– Освободимся, не бойся! – сказал Фатти. – Я просто не хотел их снимать, пока эти молодчики не уберутся, – опасался, что они могут вернуться в любую минуту.

– Но как же нам освободить руки? – спросил Эрн. – Веревки слишком крепко завязаны!

Фатти прыжками пересек зал и приблизился к стене, на которой висел необычный, иноземного вида, кинжал. Приподняв связанные за спиной руки, он ухитрился приложить запястья к лезвию ножа. Потом потихоньку начал двигать ими по лезвию вверх и вниз, перетирая веревки, но стараясь не нажимать чересчур, чтобы не порезаться.

Эрн смотрел с восхищением. Ну и хитер Фатти, всегда что-нибудь удумает. Фатти все трудился, и наконец одна веревка была разрезана – затем другая. Он с усилием раздвинул руки и обрадовался, почувствовав, как веревки ослабли и соскользнули с его рук.

– Честное слово, руки у меня совсем затекли и задеревенели, – сказал он, пробуя махать руками то так, то этак. – Теперь я развяжу тебя, Эри, пусть только пальцы чуточку отойдут.

Бастер подбежал к нему и, повизгивая, стал лизать руки. Он понимал, что Фатти в беде, и собачий его умишко был встревожен и огорчен. Он для Фатти сделал бы все, ни перед чем не остановился бы.

Прошло некоторое время, пока Фатти сумел шевелить пальцами, но и теперь это причиняло резкую боль. Целую вечность возился он, развязывая узлы на руках Эрна. Воспользоваться кинжалом он побоялся – руки еще не настолько отошли, чтобы он мог это сделать без опасений.

Но наконец веревки Эрна были тоже развязаны. Руки у Эрна были еще в худшем состоянии, чем у Фатти: Флинт связывал его с особой злобой. Вскоре мальчики избавились и от пут на ногах, и жизнь показалась им веселей.

– Теперь будем спускаться в подземный проход? – спросил Эрн. – Мне кажется, я не смогу идти. Ноги вверху колет как иголками, а ступни совсем ничего не чувствуют.

– Девочки, Пип и Ларри все расскажут, и, надеюсь, кто-то явится к нам на помощь, – сказал Фатти. – А я хотел бы выбраться из этого зала и побродить по комнатам наверху. У меня такое чувство, что мы можем там обнаружить что-то интересное!

Этот тип запер дверь на ключ, я слышал, – сказал Эрн.

– Знаю, но мы можем отомкнуть ее с этой стороны, – сказал Фатти. Неуверенно ступая, он подошел к двери и оглядел замок. Потом наклонился, посмотрел в щель под дверью. Эрн с интересом наблюдал за ним. Что теперь учудит старина Фатти?

– Применю одну старую хитрость – я уже ею пользовался, – сказал Фатти. Подойдя к столу, он взял один каталог из лежащей там стопки. Выдрал изнутри все страницы, оставив только твердую обложку. С этой обложкой он опустился на колени перед дверью и протолкнул ее в щель так, что большая ее часть оказалась по ту сторону.

Потом он стал на ноги и кончиком своего перочинного ножа пошевелил ключ в замке, пока тот не оказался в нужном положении, – тогда Фатти резко толкнул ключ, и он вылетел из замка. Когда ключ по ту сторону двери упал на пол, раздался легкий стук – ключ упал близ порога. Бастер и Бинго громко лаяли. Что там происходит?

– Отлично! – сказал Фатти, вытягивая жесткую оболочку за уголок из-под двери. Очень осторожно, очень медленно он вытянул ее всю – вот он, ключ, лежит на ней! Вот он, миленький, здесь, с этой стороны.

– А теперь, – сказал Фатти, – мы можем отпереть дверь с нашей стороны и совершить небольшое исследование. Пошли, Эрн! Ты уже способен ходить?

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Арестованы - что делать?» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Волшебная О животных Бытовая Для девочек Интересная

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: