Мистер Гун выходит из себя

Блайтон Энид

Эрн трудится на Гуна по хлеще любой служанки, но из за неуклюжести полицейского все вечно идет не так как надо, а виноватым во всем всегда становится Эрн. После очередного происшествия, грозящего взбучкой ничем не повинному мальчику, Эрн выскакивает на крыльцо и натыкается на тайноискателей - они привели его собаку, Бинго. Гун выскакивает вслед за племянником и прилюдно притесняет невинного парня. В результате Эрн вместе со своим псом переезжает жить в сарай к Фатти.

Мистер Гун выходит из себя читать:

Пока друзья Эрна ходили по Питерсвуду, он усердно трудился. Настроение у мистера Гуна было хуже некуда. Так бывало всегда после встреч с Фатти, которого он сильно недолюбливал.

– Ух, этот толстяк! – сказал он Эрну. – Не верю ему ни на грош! И никогда не верил. Очень жаль, что он не такой глупый, каким кажется. Даже чересчур хитрый!

– Вовсе он не кажется глупым, дядя, – сказал Эрн, насыпая кучку картофелин в миску с водой и готовясь их чистить. – Разве может он выглядеть глупым, когда у него такая мозговитая башка! Вы бы только послушали его – разрази меня гром, он все на свете знает!

– Да не гром тебя разразит, а скорее я побью, если ты не начнешь чистить картошку, – сказал мистер Гун. – Этот толстяк – испытание для нас, да, именно то слово, испытание!

– Что значит «испытание», дядя? – спросил Эрн. – Все равно что «воспитание»? Звучит похоже.

– Не знаю, Эрн, то ли ты такой болван, то ли прикидываешься дурачком, – презрительно процедил мистер Гун. – Но одно я знаю точно – сейчас я тебе надеру уши.

– Если вы мне надерете уши, мой пес вас покусает – не сегодня, так завтра! – закричал Эрн, доведенный до отчаяния. – Слушайте, дядя, не подходите ко мне. Не то я опрокину на вас эту миску с картошкой!

Вид у Эрна был такой свирепый, что Гун поспешно попятился.

– Ну, ну! – сказал он. – Не принимай так близко к сердцу, Эрн. Ты что, шуток не понимаешь?

– Смотря кто шутит, – сказал Эрн, вдруг почувствовав себя победителем; но тут же он вспомнил про своего пса и опять приуныл. Где он, милый Бинго? Неужели убежал от него навсегда? Принявшись за чистку картошки, Эрн горестно вздыхал, а когда представил себе, как Бинго выбегал ему навстречу и нежно лизал его каждый раз, когда он возвращался из школы, в миску капнула слеза.

«Ну и болван я – именно так назвал бы меня Фатти, – подумал Эрн. – Но нет, что-то такое есть в собаках, что за душу берет, особенно если это твоя собака».

Мистер Гун отправился в участок. Ботинки его блестели, шлем и мундир были тщательно вычищены: Эрн потрудился на совесть. Мальчик был рад, что дядя ушел. Оставшись один, он решил позвать Бинго свистом – может, на счастье, Бинго услышит и вернется.

И он засвистел. А свист у Эрна был пронзительный, резкий, долгий и очень громкий. Кто этот свист слышал, тот вздрагивал от удивления и испуга. Стоя у калитки, Эрн свистел минут пять. Бинго и не думал появляться – зато вокруг в домах пооткрывались окна и двери, люди выглядывали в тревоге, не случилось ли чего. Они думали, что мистер Гун свистит в свой полицейский свисток, зовет на помощь.

К калитке подбежал запыхавшийся мальчик.

– Нужна помощь? – спросил он. – Мы слышали – свистел полицейский свисток.

– Нет, это я свистел, я звал свою собаку, – сказал Эрн с удивлением. Но, увидев, что из окон и дверей смотрит народ, он бегом кинулся в дом. «Еще скажут дяде, что я взял его полицейский свисток, – со страхом подумал он. – Разрази меня гром, вот денек выдался! Лучше бы я оставался у себя дома, хоть бы и корью заболел!»

Часов в полшестого мистер Гун вернулся домой проверить, поставил ли Эрн варить картошку и приготовил ли ему тосты, как он наказал. К счастью, у Эрна все было готово. Но сам-то он был удручен: Фатти не вернулся, Бастера нет, Бетси нет – и, конечно, Бинго пропал. Эрн даже чай не захотел пить, дело неслыханное!

– Этот тост пригорел, – сердито сказал мистер Гун.

– Нет, не пригорел, – сказал Эрн. – В самый раз. Мама моя как раз такие любит.

– И в чайник ты насыпал слишком много чаю, – сказал мистер Гун, приподнимая крышку и заглядывая внутрь. Но крышка была горячая, и он, обжегшись, выронил ее. Крышка упала на пол и разбилась. Он так глянул на Эрна, словно это Эрн ее уронил!

Эрна вдруг разобрал смех, он захихикал, и дядя его побагровел.

– Подбери осколки, – приказал он, – и прекрати смеяться!

– Не могу, дядя, уж так смешно, сил нет, – сказал Эрн, внезапно расхрабрившись.

– Эрн! – грозно прорычал мистер Гун и поднялся из-за стола. Эрн мгновенно тоже вскочил и кинулся к двери. Он распахнул дверь, Гун – вдогонку. Вот Эрн уже в прихожей, открыл входную дверь, выбежал во двор, а дядя за ним – и как раз в это время Фатти и все остальные, вместе с Бастером и Бинго, подошли к калитке.

Как-то так получилось, что мистер Гун столкнулся с обоими псами, когда те оказались у входной двери дома. Полицейский не удержался на ногах и грузно упал наземь. Бинго тут же подскочил к Эрну – неистово тявкая, он изо всех сил старался облизать мальчика со всех сторон. А Бастер, встретив своего старого врага Гуна, который теперь лежал поверженный и был в его власти, с ликованием ринулся в атаку! Да, сценка была потрясающая!

– БИНГО! Ты вернулся! – вскричал Эрн в восторге и схватил на руки счастливого песика, который осыпал его лицо жаркими поцелуями.

– УБИРАЙТЕСЬ ВСЕ! – рявкнул злосчастный мистер Гун, отбиваясь от Бастера. – Я все расскажу вашим родителям! Эй, Фредерик Троттевилл, прикажи своей собаке убраться! Еще день-другой, и засажу я тебя за решетку, и пса тоже. Пшел вон, скотина! Оставь меня в покое! Эрн, помоги встать!

Но помог дородному полицейскому подняться на ноги Фатти, и он же отряхнул пыль с его одежды, бормоча извинения сугубо вежливым тоном, который невероятно бесил мистера Гуна.

– Какая беда, сэр! Вы, наверно, споткнулись? Знаете, если будете так громко возмущаться, вы можете напугать девочек. Бастер, веди себя прилично! БАСТЕР! Оглох ты, что ли? Прекрати эти пляски вокруг бедного мистера Гуна. Вот так, разрешите, сэр, я вам помогу встать, вот так, ладненько, вот мы и встали. Теперь все в порядке, мистер Гун?

Глаза мистера Гуна сверкали яростью. Он видел, что у калитки собралась целая толпа – и некоторые даже нагло смеются. Смеются над Законом! Куда мы катимся! С величественным видом мистер Гун подошел к забору и обвел всех сердитым взглядом.

– Чего вы тут собрались? Расходитесь, живей! Вы нарушаете порядок, понятно? Идите, отсюда, ИДИТЕ!

Только немногие послушались. Фатти стало жаль беднягу Гуна.

– Может быть, если вы им скажете не «идите», а «уходите», они лучше поймут вас? – посоветовал Фатти. – Позвольте мне помочь вам, мистер Гун. – И Фатти, повелительно махнув рукой, крикнул неожиданно громовым голосом: – УХОДИТЕ ОТСЮДА! УХОДИТЕ!

Очень удивленные, зеваки сразу же начали расходиться. Фатти и сам удивился – он даже не предполагал, что это будет так легко. А уж мистер Гун, тот вообще был поражен. И чрезвычайно обозлен.

– Ты, небось, теперь думаешь, что уже состоишь на службе в полиции? – гневно спросил он. – А что до твоих «идите-уходите», плевать я на это хотел. Просто диву даюсь, сколько неприятностей случается, когда вы здесь, юный мистер Троттевилл! А теперь я иду домой допивать чай в тишине и покое. Всем разойтись по домам! Мне надоело на вас смотреть! А ты, Эрн, тоже иди в дом, и пса запри в сарае. Шутка ли, с ног меня сбил! Можешь считать, что он под арестом, в тюрьме, значит. И там, в сарае, он будет сидеть и днем и ночью.

– Ох, нет, дядя, – это жестоко! – огорченно сказал Эрн. – Фатти, скажи ты ему. Тебя он, может быть, послушает. Нельзя же так, держать собаку взаперти днем и ночью.

– Ну, отправляйся к себе домой! – взорвался мистер Гун. – Я оказываю любезность, беру тебя к себе, и этого дурного пса с тобой вместе – и вот, извольте! Немедленно отправляйся домой! Болей корью!

Эрн не знал, что делать, – но Фатти выручил его. Фатти что-то шепнул Эрну на ухо, и лицо Эрна расплылось в счастливой улыбке. Он взял руку Фатти и крепко ее потряс.

– Ты настоящий друг, Фатти – да, вот именно, настоящий друг! – с жаром сказал Эрн. – Пойду и сразу же заберу свои вещички. Не посмотришь ли за Бинго, пока я схожу? Дядя так осерчал, что может поколотить его. Какая досада, что из-за Бинго он упал!

Бетси и Дейзи были изрядно напуганы всеми этими событиями, мальчиков же, напротив, скандал развеселил. Фатти все же было немного жаль мистера Гуна. Полицейский, конечно, держался не блестяще, когда ему пришлось худо, но Фатти был уверен, что, когда он поостынет и все обдумает, ему станет стыдно и он признает свою вину. Вот чем страшна вспыльчивость: она толкает нас на глупые, опрометчивые поступки, за которые нам потом стыдно – но тогда это уже бывает слишком поздно.

Эрн скрылся за дверью дядюшкиного дома. Пробыл он там минуты три и вышел с холщовой сумкой. Бинго радостно засеменил навстречу ему. Круглое лицо Эрна сияло.

– Куда ты собираешься, Эрн? – удивленно спросила Бетси. – Домой? Но тебе же туда нельзя, там корь!

Они вышли со двора все вместе, а мистер Гун стоял и смотрел им вслед. Он уже начинал жалеть, что не сдержался, что вышел из себя.

– Эрн, вернись! Иди сюда, попроси прощения, и я разрешу тебе остаться! – крикнул он.

– Извините, дядя! – прокричал Эрн в ответ. – Я не могу жить там, где меня не хотят видеть – и где моего пса будут держать под замком днем и ночью. Извините, дядя!

– Куда это Эрн идет? – спросил Пип.

– Ко мне, он будет жить в моей мастерской, пока у них в семье не прекратится корь, – сказал Фатти. – И Бинго будет с ним. Славный пес этот Бинго. И Бастеру будет веселей в компании. У меня там уютно, тепло, и я еще могу поставить раскладушку. Но только никто не должен знать. Ясно? Все вы держите язык за зубами. Эрн наш друг, и мы должны ему помочь.

– Ох, Фатти, это здорово! Ты всегда что-нибудь придумаешь, всегда найдешь выход, когда дело становится плохо, – сказала Бетси, крепко сжимая руку Фатти. – Эрн, ты доволен?

– Доволен? Я чувствую себя прямо как хвост двух собак сразу, – сказал Эрн, глядя на Бастера и Бинго, которые дружно бежали рядом. – То есть я хотел сказать – как собака с двумя хвостами. Ах, разрази меня гром, дядюшка-то как разбушевался – и все потому, что из-за Бинго упал! Только подумать, Фатти, я буду жить в твоей мастерской. Это ж для меня такая честь, ей-богу! Да, ты настоящий друг – больше этого мне нечего сказать!

– И верно. Это самое лестное, что один человек может сказать о другом человеке, – сказал Фатти, улыбаясь ему одной из лучших своих улыбок. И он легонько хлопнул Эрна по спине.

Эрн ликовал. Он с благодарностью смотрел на друзей, которые дружно шагали с ним рядом. Да, это самое лучшее, что может случиться с человеком, – иметь Друзей, хоть двуногих, хоть четвероногих.

«И самому быть другом кому-нибудь тоже замечательно, – думал Эрн. – Пожалуй, даже еще приятней. Когда-нибудь я спрошу об этом у Фатти. Он наверняка знает».

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Мистер Гун выходит из себя» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Про принцесс Для детей 5-6 лет О царе Про зайца Про лису

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: