Мистер Гун доволен собой

Блайтон Энид

Фатти звонит суперинтенданту - он хочет по-больше узнать о Фиэлин-холле и опозорившем его Уилфриде. Однако никакой информации получить не удается - Дженкса нет на месте и прибудет он только через несколько дней. Скрипя сердцем Фредерик отправляется к Гуну. Его нет на месте - полицейский получил очередное письмо, там говорится, что "Плющ" переименован в "Фиэлин-холл". Гун мчится в особняк, давит на Смитов, узнает, что они не Смиты, и выгоняет их из дома, наплевав на их бедственное положение. Тем временем в доме появляется еще одно письмо. Но Гуна это не волнует - он считает, что тайна раскрыта.

Мистер Гун доволен собой читать:

Пятеро друзей стали прощаться со старым Гримблом, но тот уже не обращал на них никакого внимания, с головой уйдя в до сих пор держащие его за живое давние воспоминания. Да и ребята огорчились от того, что невольно заставили старика заплакать. У Бетси даже выступили на глазах слезы.

– Не надо было нам его расспрашивать, Фатти, – сказала она. – У меня теперь такое ужасное чувство…

– Кто же знал, что это на него так подействует, – отозвался Фатти, которому тоже было весьма не по себе. – Но главное, что мы были правы! «Фиэлин-Холл» раньше назывался «Плющ»! Интересно, что же такое мог совершить этот Уилфрид Хастерли, чтобы дурная слава дома разлетелась по всей стране, так что родителям даже пришлось его продать?

– Это надо выяснить, – заметил Ларри. – Вот только как?

– Пожалуй, я мог бы позвонить суперинтенданту Дженксу, – сказал Фатти. – Если он сможет рассказать нам, что тогда произошло в «Фиэлин-Холле», это, возможно, отчасти прояснит и историю с анонимными посланиями. Ясно, их автор хочет, чтобы Смита выставили из старого дома, и не менее ясно, что автор посланий очень долго не был в Питерсвуде, раз он не знает, что название дома изменилось двадцать лет назад, если не больше… Странно это все!

– Позвони-ка ты суперинтенданту, Фатти, как только вернешься домой, – посоветовал Ларри. – Черт, уже почти час!

Скорей, Дэйзи, мы опаздываем к обеду!

По пути домой Фатти напряженно размышлял. Множество вопросов, связанных с тайной «Фиэлин-Холла», теснилось у него в голове. Кто автор посланий? Как ему удается подбрасывать их, оставаясь при этом невидимкой, на самые видные места? Почему он не знает, что «Плющ» уже давным-давно называется по-другому? Почему он хочет, чтобы Смита выселили из «Фиэлин-Холла»? И наконец, почему Смит, если это правда, живет под чужим именем?

«Пожалуй, для меня загадок слишком много, – сказал сам себе Фатти, быстро крутя педали. – Кажется, настало время подключить суперинтенданта. Позвоню ему сразу же после обеда».

Он позвонил в два часа, надеясь, что суперинтендант уже вернулся с обеденного перерыва. Но, увы, выяснилось, что Дженкс сейчас очень далеко – на севере Англии. Его заместитель, плохо представлявший, кто такой Фатти и чем он занимается, посочувствовал мальчику, но помочь ничем не смог.

– А ты обратись к вашему констеблю мистеру Гуну, – посоветовал он. – Возможно, он сумеет тебе помочь. Пожалуй, мистер Фредерик, именно это тебе следует сделать. Припоминаю, мы получали от мистера Гуна доклад о странных анонимных записках, которые ему подбрасывают. Если ты знаешь что-то, связанное с ними, то проинформировать Гуна – твоя прямая обязанность. Я сообщу суперинтенданту, когда он вернется, но раньше, чем через несколько дней, мы его не ждем.

Вот досада! Фатти со стоном положил трубку. Проклятие! Неужели действительно придется обращаться к Гуну?! Суперинтендант будет очень недоволен, если Фатти утаит информацию от Гуна просто потому, что не слишком дружелюбно относится к нему. Фатти сел поудобнее и еще раз взвесил все обстоятельства.

«М-да, плохи мои дела. Лучше уж побыстрее с этим разделаться, раз все равно никуда не денешься. Подумать только, что придется рассказать Гуну все, что нам с таким трудом удалось выяснить – то-то он обрадуется! Но я не я буду, если расскажу, как именно все раздобыл!»

В таком настроении Фатти сел на велосипед и поехал к Гуну. Он отлично знал, что перед суперинтендантом Гун припишет все заслуги себе и, пожалуй, даже не упомянет Фатти и его друзей.

Фатти подъехал к дому Гуна и постучал в дверь. Ему открыла миссис Хикс, дышавшая так тяжело, как будто она милю бегом промчалась.

– Мистера Гуна нет, – сообщила женщина. – А Эрн дома. Зайдешь к нему? Он в своей комнате, наблюдает. Нынче утром мы получили еще одно фулюганское письмо.

Это уже было интересно. Фатти поднялся наверх, в комнату Эрна. Эрн, как привязанный, сидел у окна, не отрывая глаз от двора.

– Я слышал твой голос, Фатти, – не оборачиваясь, приветствовал друга Эрн. – А я опять в дозоре. Представляешь, мы получили еще одно послание. Оно было прицеплено прищепкой к бельевой веревке!

– Как, прямо посреди двора?! – изумился Фатти. – Да, автор записок – смелый человек… И, конечно, его никто не видел?

– Никто, – покачал головой Эрн. – Правда, никто и не наблюдал. Странная это была записка. На этот раз в ней говорилось уже не про «Плющ», а про «Фиэлин-Холл». «Спроси Смита в Фиэлин-Холле какое его настоящее имя» – вот что там было написано.

– Ого! Автор наконец-то выяснил, что «Плющ» сменил название! – воскликнул Фатти. – И надо полагать, твой дядя полным ходом понесся в «Фиэлин-Холл»?

– Точно, – кивнул Эрн. – До того был доволен, только что бегом не бежал. Он же не знает, что утром ты говорил с миссис Смит и очень много выяснил.

– Бедный мистер Смит, – вздохнул Фатти. – Не хотел бы я быть на его месте, когда Гун обрушится на него с вопросами. Да уж, церемониться он с ним не будет… Знаешь. Эрн, я, пожалуй, подожду возвращения твоего дяди. Может, он расскажет что-нибудь новое… Но подумать только – мы целое утро работали не покладая рук, чтобы выяснить, не назывался ли «Фиэлин-Холл» когда-нибудь «Плющом», а счастливчику Гуну, видишь ли, всю информацию преподнесли, как на блюдечке, в очередном послании!

Внезапно Фатти и Эрн вздрогнули, услышав донесшийся снизу истошный крик.

– Это миссис Хикс! – воскликнул Эрн. И оба друга бросились вниз. Они нашли миссис Хикс развалившейся в кресле и обмахивающейся кухонным полотенцем.

– Что случилось?! – крикнул Эрн.

– Еще одна записка! – простонала миссис Хикс. – Я зашла в кладовку – а там она, на блюде с рыбой лежит… Наверное, ее просунули в окно. Я прямо обмерла, как увидела! Пойди-ка достань ее, Эрн. Я уж и дотронуться до нее боюсь. Ах, фулюганы!

Фатти, опередив Эрна по пути в кладовку, первым заглянул в распахнутую дверь и увидел квадратный конверт, лежащий на блюде с рыбой под открытым окном. Фатти взял конверт и вскрыл его, хотя и понимал, что следовало бы подождать мистера Гуна.

Текст был составлен по хорошо уже знакомому образцу – из вырезанных из газеты букв. Он гласил: «Ты все еще не нашел Смита дурья башка?»

– Когда вы в последний раз заходили в кладовую, миссис Хикс? – спросил Фатти.

– Минут двадцать назад, – ответила миссис Хикс. – А записки там не было, готова поклясться. Я взяла с блюда несколько рыбок для кошки и поставила его на полку.

– Но ее не могли подкинуть за последние двадцать минут! – сразу же заявил Эрн. – Последние полчаса я не отходил от окна, вы же знаете!

– Да, но ведь к тебе зашел приятель, – возразила миссис Хикс. – Записку, должно быть, подкинули тогда, когда ты болтал с ним и отвернулся от двора.

– Я все время наблюдал, – сердито сказал Эрн. – Я глаз со двора не сводил. Правда ведь, Фатти?

– А я прекрасно слышала, как вы болтали! – не отступала миссис Хикс. – Разве можно одновременно и болтать, и наблюдать? Ох и влетит тебе за это от дяди!

– Не понимаю, как у посыльного хватило нахальства пересечь двор туда и обратно, – задумчиво проговорил Фатти. – Он должен был знать, что за двором следят – Эрн отлично виден в окне. А значит, этот тип прячется где-то совсем рядом и использует каждый удобный момент.

– Вот именно, сэр! – горячо подтвердила миссис Хикс. – Первостатейный проныра, вот кто он такой. Я его ни разу не видела, но пару раз мне чудилось, будто я его слышу. Ох и испугалась же я!

– Дядя идет. – Эрн внезапно встревожился. – Ох и разозлится же он на меня, когда узнает, что еще одну записку подбросили прямо у меня под носом!

Мистер Гун вошел в дом. Насвистывая себе под нос.

– Доволен собой, – шепнул Эрн, взглянув на Фатти. Гун прошел в кухню, чтобы отдать распоряжения миссис Хикс.

– Чашку чая, пожалуйста, миссис Хикс. О, и ты здесь, мистер Фредерик? А ты почему не наблюдаешь, а, Эрн?

– Хм… Ну… Понимаете, дядя, миссис Хикс нашла еще одну записку, – осторожно начал Эрн. – Она закричала, и мы с Фатти… мы помчались сюда, узнать, в чем дело.

– Ну, теперь-то анонимок больше не будет! – заявил Гун. – Их автор успокоится, как только узнает, что этот самый Смит съехал из «Фиэлин-Холла». Я велел ему сматывать удочки!

– Но почему, мистер Гун? – Фатти стало очень не по себе от мысли, что бедной миссис Смит придется куда-то переезжать с больным мужем на руках.

– Зайдите-ка ко мне в кабинет. – Гуна прямо распирало от самодовольства. – Тебе, мистер Фредерик, полезно убудет послушать, как справляются с делами настоящие полицейские.

Фатти и Эрн прошли за Гуном, а миссис Хикс осталась на кухне, злая, что ее не пригласили.

– Садитесь, – распорядился Гун, и Фатти с Эрном поспешно сели.

Гун откинулся в кресле, сложил руки, переплетя пальцы на животе, и поглядел на ребят отвратительно самодовольным взглядом.

– Итак, действуя на основе полученной информации, я отправился в «Фиэлин-Холл». Кстати, могу вам сообщить, что некогда этот дом назывался «Плющ», – начал Гун. – Там я обнаружил того самого типа по фамилии Смит, о котором говорилось в записках. Его жена оказала мне всяческое сопротивление, когда я пытался войти в дом, – кричала, что ее муж, видите ли, болен и что его нельзя беспокоить. И как у нее хватило наглости так разговаривать с должностным лицом?.. – Гун нахмурился. – Но я проявил принципиальность, оттолкнул ее в сторону и…

– Неужели в самом деле оттолкнули? – вырвалось у Фатти, который с ужасом представил себе, как здоровяк полицейский толкает хрупкую миссис Смит.

– Ну, отодвинул, если это слово тебе больше по вкусу, – ухмыльнулся Гун. – Так вот, этот Смит лежал в постели и притворялся больным. Ну, я велел ему встать – пусть знает, что меня не проведешь! – и говорю: «А теперь отвечай-ка, почему это ты живешь под чужим именем? Ну-ка, выкладывай!»

Гун выдержал паузу, предназначенную для того, чтобы Эрн и Фатти могли выразить свое бурное восхищение его действиями. Но когда ни тот, ни другой не издали ни звука, Гун, нимало не смутившись, продолжил:

– Старуха схватила меня за руку, начала всхлипывать – надо же так притворяться! – но в конце концов призналась, что фамилия их не Смит, а Крэнли. И тут меня как током ударило. Ну конечно, Крэнли! Тот еще был негодяй – продал врагу секреты нашего нового военного самолета и получил за это много лет тюрьмы, а когда вышел, должен был регулярно отмечаться в полиции. Но он этого не сделал – взял да исчез под чужим именем! С помощью своей женушки, конечно же. Она ждала его все годы, пока он был в тюрьме.

– Так вот что значило слово «секреты» в той записке. – Жестокость Гуна возмутила Фатти до глубины души. – Ну конечно, Смит – или Крэнли – тут же отреагировал бы на это слово: перепугался бы, сложил вещички и сбежал!

– Верно, – подтвердил Гун. – Именно это я ему и велел – складывать вещички и выметаться! Нельзя же терпеть на такой ответственной должности, как смотритель, подобного типа!

– Но он же болен! – воскликнул Фатти. – И жена у него старенькая. Неужели вам их не жалко?

– Болен? Так я им и поверил! – хмыкнул Гун. – Тебя они могли обмануть, но меня-то не проведешь! Я велел ему явиться ко мне завтра утром, тогда и разберемся. Наконец-то я выяснил, что означали все эти послания!

– Ничего вы не выяснили. – Фатти покачал головой. – Мы знаем только, что кто-то имеет зуб на старого Смита и хочет, чтобы он убрался из «Фиэлин-Холла». Но нам неизвестно, в чем была истинная причина этого. А ведь какая-то причина быть должна!

– Смотри мозги не перетруди, – ухмыльнулся Гун. – Тайны больше нет, и нечего делать вид, будто это не так. Скажи спасибо, что я тебе все объяснил, пока ты окончательно не задурил себе голову всеми этими «Плющами», Смитами и «секретами». Теперь все яснее ясного. И это я разрешил загадку! – Он повернулся к Эрну. – Можешь отправляться домой, Эрн. Больше тебе тут делать нечего. Не знаю, кто подбрасывал мне все эти письма, да и знать не хочу. Их автор указал мне на человека, которому следует находиться под надзором полиции; суперинтендант будет доволен. Наверняка еще одно похвальное письмо мне пришлет, вот увидите!

– Я бы на его месте этого не делал, – сказал Фатти, вставая. – Вы не имели права так грубо обращаться с пожилой женщиной и больным стариком. И позвольте мне еще кое-что вам сказать: вы думаете, что раскрыли тайну, но вы к ней даже не приступили! Уж вы-то никогда не перетрудите мозги, мистер Гун, просто потому, что вы ими не пользуетесь!

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Мистер Гун доволен собой» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Для малышей Для девочек Для детей 3-4 лет О царе Про зайца

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: