У Пипа и Эрна есть новости

Блайтон Энид

Собравшиеся тайноискатели делятся своими находками. Найдено порядочное количество домов, увитых плющом. Некоторые из них не подходят - они построены недавно, другие уже заброшены, а в иных никогда не слышали о Смитах. Более-менее подходят только два дома: первый найден Фатти - в нем живут два милых старика, по фамилии Смит, второй - его друзьями, и он тоже заселен Смитами. После обеда звонит Эрн и жалуется на сложную ситуацию с Гуном - тот в ярости от того, что племянник не докладывает, чем занимался утром с тайноискателями.

У Пипа и Эрна есть новости читать:

Скоро все шестеро – и в придачу деловито бегавший вокруг ребят Бастер – опять сидели в сарайчике Фатти. Фатти достал шоколадное печенье, и Бастер встал на задние лапы, выпрашивая угощение.

– Нет, Бастер. Подумай о своей фигуре! – покачал головой Фатти.

Бастер громко тявкнул.

– Он говорит: «Лучше ты подумай о своей, Фатти!» – хихикнула Бетси. – Нет, спасибо, больше не надо. Время уже к обеду, а у нас на обед бифштексы и пудинг с почками, так что не хочется перебивать аппетит.

– Ну, какие новости? – спросил Фатти, вытаскивая записную книжку.

– Начни ты, – попросил Пип.

– У нас ничего особенного, – сообщил Фатти. – Мы с Бетси нашли заросший плющом дом на Холлинс-Роуд, называется он «Бартон-Грэндж». Надо еще выяснить, не назывался ли он когда-нибудь «Плющ». А еще мы обнаружили очень милый домик, без названия, номер 29 по Джорданс-Роуд, и в нем живут люди про фамилии Смит.

Ребята удивленно выпрямились.

– Вот это да! Ты что, хочешь сказать, что с первого попадания угодил на нужный дом и на нужных людей? – изумленно спросил Ларри.

– К сожалению, нет. Этот домик когда-то был подсобным помещением при большом доме рядом, и его так и называли – «Домик», а вовсе не «Плющ». Да и Смиты совершенно не те. Сплошное разочарование. Боюсь, этот дом нам придется вычеркнуть. А что у вас, Ларри?

– Еще меньше, – сказал Ларри. – Мы видели только один старый дом, заросший плющом, причем до самой крыши, так что дом, без сомнения, очень стар.

– Но называется он «Фиэлин-Холл», – добавила Дэйзи. – И там никто не живет. Мы заезжали на участок – с дороги дом невозможно как следует разглядеть. Он точно пустует, потому что на воротах висит большое объявление: «Продается».

– Выглядит он чертовски старым, – подхватил Ларри. – Старомодный, с огромными колоннами перед главным входом, и много массивных балконов. Неужели в прошлом веке люди действительно сидели на таких огромных балконах?

– У него такой заброшенный и унылый вид, – добавила Дэйзи, – у меня просто мурашки по спине пробежали. Я сразу вспомнила строчку из твоих стихов, Фатти; «Не видно в окнах огонька». Эти темные окна… Они так на нас смотрели, словно надеялись, что мы войдем в дом, поселимся, отдернем шторы, затопим камин, зажжем огни…

– Но мы исключили его, потому что он называется «Фиэлин-Холл» и потому что там никто не живет, – подытожил Ларри. – Никаких Смитов в нем нет!

– Все верно, – согласился Фатти. – Эрн, Пип, что у вас?

– Мы нашли два дома, заросших плющом, – начал Пип. – И к одному из них, Фатти, кажется, стоит приглядеться повнимательнее. Мы с Эрном сошлись на том, что он вполне может оказаться тем, который мы ищем!

– Ага, это уже новости получше, – повеселел Фатти. – Ну-ка, Пип, выкладывай все по порядку.

– Первый дом нашел Эрн, – улыбнулся Пип, заметив, что Эрн уже приготовил записную книжку и с надеждой смотрит на него, горя нетерпением вступить в разговор.

– Дом называется «Дин-Додж» и находится на Болтоя-Роуд, – очень деловитым тоном сообщил Эрн, постукивая ногтем по страничкам своей записной книжки – он видел, что так делал его дядя. – Зарос плющом до самой крыши. И он не пустует, в отличие от того, о котором говорил Ларри. В нем живут люди…

– По фамилии Смит? – перебила его Бетси.

– Нет. Боюсь, что нет, – покачал головой Эрн, заглянув в записную книжку, как будто у него там был целый список фамилий. – Мы с Пипом решили, что раньше этот дом вполне мог называться «Плющ», и вообще он показался нам вполне подходящим. Поэтому мы решили выяснить, как фамилия людей, которые в нем сейчас живут…

– Ну и?.. – подбодрил его Фатти.

– Осечка, – вздохнул Эрн. – Как раз когда мы там стояли, появился молочник, и я спросил его: «Вы не скажете, не Смиты ли здесь живут?» Но он ответил, что фамилия жильцов Уиллоби-Дженкинс или что-то вроде этого, и живут они там уже шестнадцать лет, и все шестнадцать лет он каждое утро привозит им молоко. За все время всего два дня пропустил, когда женился.

Всех рассмешила забавная серьезность, с которой Эрн все это излагал.

– Теперь твоя очередь, Пип, – закончил Эрн, закрывая записную книжку.

– Дом, который я обнаружил, находится на Хейлингс-Лейн, – заговорил Пип, сверившись с записной книжкой. – Он не очень большой и не очень старый. Половина дома – жилая, а другая занята магазином для садоводов. На воротах вывеска: «Смит и Гаррис, садоводы. Продажа садовых растений и кустарников».

– «Смит и Гаррис»?! – заинтересовался Фатти. – И ты говорить, дом зарос плющом?

– Ну, не то чтобы совсем зарос, – ответил Пил. – Закрыт приблизительно до половины довольно необычной разновидностью плюща: листья у него желто-зеленые. Мы подумали, что, наверное, сами Смит и Гаррис его и вырастили, раз они садоводы. Но «Плющом» этот дом никогда не был. Он всегда назывался просто «Хейлингское садоводство» – по названию улицы, надо понимать. Я уже говорил, что он стоит на Хейлингс-Лейн?

– Да, – задумчиво проговорил Фатти. – Знаешь, Пип, очень похоже, что ты и в самом деле нашел то, что мы ищем. Плющ по стенам, и вдобавок хозяева – Смит и Гаррис. Дом вполне мог называться «Плющом» еще до того, как они туда въехали!

– Что будем делать дальше? – Эрн, кажется, вошел во вкус. – Эх, вот бы удивился мой дядя, если бы узнал, чей мы занимались сегодня утром!

– Давайте коротко подытожим все, что мы выяснили, и решим, какими из домов определенно не стоит заниматься, а на какие надо обратить внимание, – предложил Фатти. – Начнем с тех, которые обнаружили мы с Бетси. – И он еще раз перечислил их находки. – Во-первых, «Бартон-Грэндж», Холлинс-Роуд, покрыт плющом. Пожалуй, его нельзя сбрасывать со счетов, пока мы не выясним, не живут ли там люди по фамилии Смит и не назывался ли он когда-нибудь «Плющ». Затем – дом на Джорданс-Роуд. Но его мы уже исключили, потому что он наверняка никогда не назывался «Плющ». Следующий дом – «Фиэлин-Холл», его нашли Ларри и Дэйзи, отбрасываем, потому что там никто не живет.

– Значит, остается только «Хейлингское садоводство» Смита и Гарриса, – подхватил Пип. – Я за то, чтобы приглядеться к нему попристальнее. А если он все же окажется не тем, который нам нужен, разузнаем побольше о «Бартон-Грэндж» на Холлинс-Роуд – о том доме, что нашли вы с Бетси.

– Интересно, не знает ли моя мама, кто живет в «Бартон-Грэндж»? – вслух подумал Фатти. – Она так давно живет в Питерсвуде, что, по-моему, все про всех знает. Надо у нее спросить… Ой, посмотрите, сколько времени! Ну вот, у нас уже звонят к обеду. Пошевеливайтесь, ребята, а то вам здорово нагорит!

– О Боже! – в панике воскликнул Эрн. – Что скажет дядя, если я опоздаю! И он ведь собирается уплатить мне за обедом первые два с половиной шиллинга! Всем привет! – Он вскочил на велосипед и понесся что было сил.

Ларри и остальные на полной скорости последовали за ним.

– Я позвоню вам попозже! – крикнул Фатти вслед друзьям и тоже поспешил домой.

Как же быстро летит время, когда что-нибудь расследуешь! Фатти вымыл руки, пригладил волосы и вошел в столовую как раз тогда, когда миссис Троттевилл уже сама собиралась сесть за стол.

– Прости, пожалуйста, мама, я немножко опоздал… – извинился Фатти, проскользнув на свое место.

– Для меня будет приятной неожиданностью, если ты хоть раз придешь вовремя. Чем ты занимался целое утро?

– Да так, болтался по улицам с ребятами, – честно ответил Фатти. – Мы немножко покатались на велосипедах. Мама, ты не знаешь, кто живет в «Бартон-Грэндж»? Это такой большой дом на Холлинс-Роуд.

– «Бартон-Грэндж»… Дай-ка вспомнить. Сперва там жили Форды. Потом старик умер, а вдова переехала жить к дочери. Затем в дом въехали Дженкинсы, но потом они разорились и куда-то съехали. За ними появились Джорджи… Что же с ними произошло? Помню только, что уезжали они очень поспешно… что-то у них стряслось…

– А затем въехали Смиты? – с надеждой подхватил Фатти.

– Смиты? Какие еще Смиты? – удивилась миссис Троттевилл.

– Честно говоря, я точно не знаю, – пожал плечами Фатти. – Так кто там теперь живет? Может быть, это люди по фамилии Смит, а, мама?

– Нет. Ничего похожего на Смит, – решительно заявила его мать. – Да, теперь-то я вспомнила, там живет старая леди Хаммерлит. Я ее совсем не знаю – она прикована к постели, бедняжка. Но почему тебя вдруг так заинтересовал «Бартон-Грэндж», Фредерик?

– Боюсь, что он меня больше не интересует, – разочарованно ответил Фатти. – Мам, а ты не знаешь, не было ли когда-нибудь в Питерсвуде дома под названием «Плющ»?

– Фредерик, что все это значит? – с подозрением спросила миссис Троттевилл. – Надеюсь, ты не впутался опять в какое-нибудь безобразие? Я вовсе не желаю, чтобы этот противный мистер Гун опять явился к нам с жалобами на тебя!

– Мама, ему совершенно не на что жаловаться, – раздраженно ответил Фатти. – А ты так и не ответила на мой вопрос. Есть ли в Питерсвуде дом, который раньше назывался «Плющ», а сейчас название изменилось? Я как-то слышал об одном таком, но, кажется, о нем теперь никто ничего не знает.

– «Плющ»? – переспросила миссис Троттевилл. – Нет, не припоминаю, чтобы слышала когда-нибудь о таком доме. Я живу в Питерсвуде девятнадцать лет, и на моей памяти здесь никогда не было дома под названием «Плющ». А почему тебя это так интересует?

Фатти не понравилось направление, которое принимали мамины вопросы. Врать он не собирался, но и причину своего интереса выдать не мог, иначе она немедленно начала бы ворчать, что он «снова взялся за свои выкрутасы».

Фатти потянулся за солью и «совершенно случайно» опрокинул стакан с водой.

– Фредерик! – воскликнула миссис Троттевилл. – Какой же ты неловкий! Сейчас же промокни салфеткой!

Фатти облегченно вздохнул. Все, тема разговора сменилась!

– Прости, мама, – сказал он. – Послушай, а помнишь ту историю, которую ты мне частенько рассказывала, как на каком-то званом обеде сосед по столу начал тебе описывать, какую огромную рыбу поймал, и…

– О, да! – рассмеялась его мать. – Он широко развел руками со словами «Видели бы вы эту рыбу!» и вышиб целый поднос с рыбой из рук официанта! Вот тогда у него и вправду оказался огромный улов!

Молодец, Фатти! Миссис Троттевилл, напрочь забыв про «Плющ», Смитов и подозрительные интересы сына, с удовольствием поведала ему еще несколько действительно забавных историй. Веселье было в самом разгаре, когда зазвонил телефон.

– Возьми трубку, – попросила миссис Троттевилл. – Наверняка это отец – хочет сообщить, что вечером опять задержится.

Но это оказался Эрн. Голос у него был очень подавленный.

– Это ты, Фатти? Знаешь, дядя жутко разозлился, что я отказываюсь ему рассказать, что мы делали утром. Не хочет платить мне мою зарплату. И домой меня не отпускает, говорит, что я все равно останусь с ним. Что мне теперь делать? Потихоньку улизнуть домой? Но мне ужасно хочется расследовать эту тайну вместе с вами!

– Пожалуй, я навещу мистера Гуна. – Фатти охватило сочувствие к бедняге Эрну. – Не уходи никуда. Я буду самое позднее через полчаса!

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «У Пипа и Эрна есть новости» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Для малышей Для детей 5-6 лет Смешная Для детей 3-4 лет Про зайца

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: