Очень интересный день

Блайтон Энид

Фатти попадает на скучнейшую лекцию о жуках. В зале присутствует Гун, держащий в руках списки приглашенных. Видимо тайноискатели и полицейский мыслят одинаково. После серии скучнейших докладов Фатти отправляется прогуляться по залу и встречает старуху из блошиного цирка - она подрабатывает тут уборщицей. Фредерик находит Гуна и в присуиствии старухи спрашивает у полицейского, не видел ли он человека со шрамом. По реакции старухи тайноискатели понимают, что она что то знает о разыскиваемом преступнике.

Очень интересный день читать:

До ратуши они дошли за семь минут. Мистер Толлинг мчался впереди, а Юнис и Фатти старались поспеть за ним. В ратушу направлялось довольно много народа. Фатти удивился, подумав, какое количество любителей жуков гостит в Питерсвуде.

Его также удивило количество мужчин с бородами и усами, и он спросил у Юнис:

– Что это, у колеоптерйстов усы и бороды – вроде униформы?

– Не говори чепухи, – ответила она. – Смотри, вон знаменитая Джанизена, которая вывела те восемьдесят четыре тибетских жука!

– Да, помню, сто шестьдесят восемь близнецов, – сказал Фатти.

Он посмотрел на Марию Джанизену и содрогнулся.

– Она сама похожа на большого жука, – тихо сказал он Юнис. – А те штуки, которые торчат у нее на шляпе, делают ее похожей на жука-рогача, который у меня когда-то был.

Он ожидал, что Юнис рассердится и встретит это его замечание с презрением, но, к его удивлению, она вдруг хихикнула.

– Тише, – сказала она, – а то папа услышит.

Они поднялись по ступенькам ратуши, идя чуть позади мистера Толлинга. Когда они уже были наверху, Фатти остолбенел: там, рядом с человеком с длинным списком в руках, стоял Гун. Он, вероятно, помогал сверять списки участников конференции. «Наверное, у него тоже появилась мысль, что сбежавший преступник может появиться здесь, – подумал Фатти. – Интересно, кто подсказал ему эту мысль – старший инспектор? А может, он, как и я, сам додумался, что, если этого типа интересуют насекомые, он может прийти на конференцию. А может быть, он даже один из участников!»

Еще больше, чем он, удивился Гун, увидев вдруг Фатти. Он нахмурился, а затем быстро пробежал взглядом список в руках человека, стоявшего рядом с ним.

Мистер Толлинг предъявил свой билет, Юнис – свой. Гун преградил дорогу Фатти.

– Извините, – сказал он, – но допускаются только те, у кого есть пригласительный билет.

– Я могу поручиться за него, – к досаде Гуна, вмешался мистер Толлинг. – Он мой гость на этой конференции.

Гун пропустил Фатти, бросая на него свирепые взгляды. «Опять этот мальчишка! Вечно появляется там, где не нужно. Неужели он тоже подумал, что сбежавший преступник может быть здесь, на этой нудной конференции?»

Фатти сел рядом с Юнис и мистером Толлингом. Он начал разглядывать людей, сидевших вокруг. Все были очень серьезны, как будто находились в церкви. Женщин было немного, и выглядели они еще более строгими, чем мужчины. Изумительная Мария Джанизена вместе с другими важными особами сидела в президиуме. Когда она обращалась к кому-либо из сидящих рядом с ней, соответственно в ту же сторону двигались рожки на ее шляпке.

– А разве здесь нет жуков, чтобы можно было посмотреть? – спросил Фатти. – Неужели все время будут только разговаривать?

– Я думаю, жуки выставлены в другом зале, – прошептала Юнис. – Так всегда бывает. Они очень ценные, эти жуки, – они из разных коллекций. Мы потом пойдем и посмотрим. Я покажу тебе тех, которых поймал папа. Они очень редкие.

Фатти пришел к выводу, что если внимательно приглядеться, то все эти любители жуков очень похожи друг на друга – они были либо лысыми, либо заросшими бородой и усами, с взлохмаченными волосами. Те немногие, у кого не было бороды и усов, резко выделялись среди толпы, так что определить, имеется ли у них шрам над верхней губой, было минутным делом.

«Я и не особенно надеялся, что это будет просто, – подумал Фатти. – Черт возьми, как это мне не пришло в голову переодеться, сделать шрам над губой и явиться сюда в таком виде. Вот бы Гун всполошился!»

Фатти пробежал глазами список участников конференции, который ему так любезно предложила Юнис. Там были иностранные имена, и некоторые очень длинные; почерпнуть из этого что-либо полезное было трудно. У Фатти появилось ощущение, что его пребывание здесь было просто бесполезной тратой времени. Вот если бы походить по залу да подергать некоторых за усы, чтобы проверить, не приклеены ли они с целью скрыть шрам! Но, к сожалению, это было невозможно.

Опасения Фатти оправдались – заседание оказалось ужасно, скучным, хотя мистер Толлинг, кажется, получал огромное удовольствие: он жадно ловил каждое слово, доносившееся с трибуны.

Фатти начал зевать, хотя и прилагал неимоверные усилия, чтобы подавить зевоту. Мистер Толлинг сурово посмотрел на него, но это вызвало лишь очередной зевок Фатти.

Фатти оглянулся – на месте ли Гун, стоявший у дверей. Когда взгляд Фатти упал на него, тот как раз зевнул, да так широко, что это подействовало на Фатти, и он зевнул тоже. Гун поймал его взгляд и сверкнул на него глазами. Ну что за гад – передразнивает его! Гун пытался утешить себя, перебирая в уме все те слова, которые он произнес бы вслух по этому поводу, если бы у него была такая возможность.

Наконец, когда Фатти почти уже засыпал, заседание окончилось.

– Теперь мы пойдем в соседний зал и посмотрим образцы, – шепнула Юнис, – это очень интересно. Я покажу тебе папины.

Когда участники конференции гуськом потянулись в соседний зал, Гун уже был там. На стеллажах и столах были установлены большие стеклянные коробки, а в них всевозможные жуки.

– А живые тут есть? – спросил Фатти у мистера Толлинга, который уже жадным взглядом рассматривал ящик с удивительными рогатыми жуками.

– Должны быть где-то, – ответил мистер Толлинг и заговорил со стоящим рядом человеком, которого Фатти видел ранее в президиуме. – Добрый день, сэр Виктор. Поздравляю, вы сделали такой замечательный доклад. Кстати, вы не знаете, есть ли тут ящики с живыми жуками – мой юный друг очень интересуется.

– Да, да, – ответил сэр Виктор. Его борода доходила почти до пояса. – Но вчера случилось несчастье: при установке неосторожно обошлись с двумя ящиками, они упали и разбились. К счастью, нам удалось поймать всех жуков, кроме одного.

– Значит, эти жуки не выставлены? – огорчился мистер Толлинг.

– Выставлены. Случилось так, что у женщины, которую мы наняли уборщицей, есть дочь, имеющая, насколько я помню, блошиный цирк на местной ярмарке, и у них есть замечательные ящики для выступлений насекомых, которые могут быть использованы как выставочные. Так что мы смогли одолжить парочку. Все вышло так удачно! Смотрите, вон они – в некотором смысле они даже лучше, чем наши, в них гораздо удобнее выставлять экспонаты для обозрения.

Фатти выслушал все это с большим интересом. Подобные ящики он уже видел утром на ярмарке. «Как звали ту злую девицу, владелицу ящиков – Люсита?»

Он осмотрел все выставочные ящики и узнал среди них два, очень похожих на тот, который утром показывала ему старуха. В них копошились жуки. Рядом с ящиками стояла сама старуха с тряпкой в руке. Так вот о какой «другой работе» говорила она Люсите – она нанялась уборщицей на время работы конференции.

Фатти внимательно посмотрел на нее и подумал, не знает ли она кого-нибудь со шрамом над верхней губой.

Он решил поговорить с ней. Она никогда не узнает в нем мальчишку, которого видала утром в блошином цирке, он совершенно изменил свою внешность.

Он обратился к мистеру Толлингу, когда они рассматривали ящики со снующими в них жуками:

– Я уверен, что видел такие ящики на ярмарке в Питерсвуде.

Как он и предполагал, старуха услышала его.

– Их взяли оттуда на время, – проскрипела она, – они из блошиного цирка, молодой человек.

Перед ним замаячил величественный Гун.

– Продолжай работать, женщина, – сказал он, возмущенный тем, что уборщица осмеливается заговаривать с кем-то на конференции.

Старушенция окинула его цепким взглядом своих косоватых глаз и отошла, там и сям смахивая пыль своей тряпкой.

– Чудесные существа эти жучки, – обратился Фатти к мистеру Гуну в таком чрезвычайно вежливом тоне, который Гун терпеть не мог и которому не доверял, – Вы тут не видели шлемовидного летающего семиточечного жука из местечка Олаби-Ун в Грутенбургенштайне?

– Ах ты… – выдохнул Гун, взглянул на него свирепо и отошел, тяжело переваливаясь. «Ну и мальчишка! Это же он под него подкапывался – шлемовидный жук! Ведь это он носит полицейский шлем!»

А мистер Толлинг был весьма удивлен, когда услышал, как Фатти говорил о таком жуке, да еще неизвестно откуда.

– Я о таких жуках и не слышал – сказал он. – Ты уверен, что правильно назвал его, Фредерик?

– Может, я и ошибся, может быть, он пятиточечный, – ответил Фатти. – Пойду посмотрю, есть ли в ящиках этот жук, которого я имею в виду.

Конечно, такого жука он обнаружить не сможет, так как название придумал он сам; да и не собирался он вовсе искать его. Ему в голову пришла неожиданная мысль. Он оставил мистера Толлинга глазеть на ящики в надежде увидеть жука, которого упомянул Фатти.

Старуха усердно стирала пыль в той части зала, где находился Гун. Фатти вдруг осенило, что неплохо было бы подойти к Гуну и задать вопрос, который мог бы заинтересовать и старуху.

– Послушаете, мистер Гун, – вежливо обратился он к нему, – вы не против, если я задам вам один вопрос?

Гун подозрительно уставился на Фатти. Что это он сейчас выкинет?

– О чем? – спросил он.

– Скажите, вы не видели здесь человека со шрамом над верхней губой? – спросил он довольно громко, так, чтобы стоящая неподалеку от Гуна миссис Фанджио могла услышать его.

Гун встревожился – ведь он сам целый день высматривал человека, которого описал ему Фатти. Значит, Фатти выполняет то же задание, что и он сам. И зачем это понадобилось старшему инспектору сообщать этому жабенку о таком деле?

От злости лицо Гуна налилось кровью и приобрело знакомый лиловатый оттенок.

Не Фатти смотрел не на Гуна. Нет, он пристально смотрел на старуху. Он заметил, что, когда он спросил Гуна, она стояла к нему спиной, но, услышав вопрос, на несколько секунд замерла, потом внезапно обернулась, и Фатти испугался, увидев, как ее взгляд, сначала озадаченный, стал ужасно злобным.

Потом она отвернулась и снова принялась стирать пыль, помахивая тряпкой, она отошла прочь.

Гун говорил что-то раздраженно, но Фатти его не слушал. Он узнал то, что хотел узнать – до старухи дошло, что он имел в виду. Так же, как это было с ее дочерью Люситой, она знала человека со шрамом. Знают ли они, где он прячется? Может бить, он в одном из фургонов в Питерсвуде? Вот это и предстояло узнать Фатти.

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Очень интересный день» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Для малышей Бытовая В стихах Для детей 3-4 лет Про лису

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: