У страха глаза велики

Блайтон Энид

Фатти, в облике бродяги выскакивает из сарая. После непродолжительной погони мальчик хочет вернуться в дом - надо успокоить родителей, которым Гун и Юнис наверняка наговорили невесть что. Однако по пути в дом Фредерик вновь натыкается на Гуна и все начинается с начала. В конце-концов мальчику удается переодеться. Он пробирается в дом и слушает сильно приукрашенные рассказы, повествующие о погоне за бродягой.

У страха глаза велики читать:

– И-и-иду, и-и-иду, – проскрипел Фатти, ковыляя к двери, – уберите эту собаку!

– Ну-ка, девушка, – приказал Гун, – спустите собаку на бродягу – как только он выйдет. Так нам будет легче поймать его. Смотрите – он отпирает дверь, надо же, еще и заперся изнутри!

Действительно, дверь внезапно открылась, и старик выскочил наружу. Он налетел на Гуна и чуть не сбил его с ног, несмотря на его солидный вес.

– Бастер, возьми его! За ним! – взволнованно скомандовала Юнис. – Держи его, ему здесь нечего делать. Держи его!

Бастер был безумно рад видеть Фатти, он в восторге прыгал вокруг него и громко лаял. Но Гун и Юнис решили, что пес набросился на старика, и были весьма удивлены, что тот не просит убрать его.

– Черт побери, он ведь удирает! – закричал Гун, осознав вдруг, что бродяга уже достиг середины сада, а пес продолжает носиться вокруг него, не атакуя. – Я пойду за ним, а вы лучше оставайтесь, он опасен!

Но Фатти был уже далеко, он выбежал из ворот и мчался по дороге. Гун даже удивился: как может старик так быстро бегать? Когда Гун добежал до угла, Фатти уже совсем скрылся не виду. Он забежал в чужой сад, перемахнул через стену на другом конце сада и повернул назад по другой дороге. Они с Бастером отдышались и прислушались. Счастливый Бастер лизал руку своего хозяина.

– Знаешь, Бастер, они пошли в дом, – сказал наконец Фатти. – Теперь они разбудят папу с мамой и начнут рассказывать небылицы о старом бродяге, прятавшемся в моем сарае. Черт бы их побрал!

Он проскользнул в сарай, взял свою одежду и тихонько вышел, заперев за собой дверь. Ключ он положил в карман. Потом на цыпочках пробрался по саду к кухонному окну и заглянул внутрь. Отлично – на кухне были только Джейн и кухарка. Они прислушивались к тому, что происходило в прихожей, в вид у них был довольно испуганный.

«Там, наверное, Юнис и Гун, – с досадой подумал Фатти. – Где бы мне переодеться? Не могу же я в таком виде идти в дом!»

Он решил сменить одежду прямо под деревом, но сначала заглянул в окно прихожей, чтобы узнать, что там происходит.

А там были родители, мистер Толлинг и Гун, который тщетно пытался вставить хотя бы словечко, потому что Юнис, с присущим ей красноречием, подробно излагала все, что произошло.

– Он был таким злобным, этот бродяга! – восклицала она. – Сильный, как бык, по словам мистера Гуна. А Бастер храбро лаял и кусался, бродяга с трудом отбивался от него. Ах, если бы там был Фредерик! Такого бы никогда не произошло. Он бы вытолкал его в шею!

– Ну, уж нет, – возмущенный, сумел вмешаться наконец Гун. – Что это вы такое говорите? Уж если я не смог его поймать, то вряд ли это смог бы сделать кто-либо другой!

– Ай! – вдруг завопила Юнис, указывая пальцем на окно, в которое в эту минуту заглядывал Фатти. – Видите? Снова этот бродяга. Скорее, мистер Гун!

Все побежали к выходу, а Фатти тем временем проскользнул в другую дверь. Он пулей взлетел вверх по лестнице в свою спальню, сопровождаемый Бастером.

– Молчи, Бастер, – приказал он. – Не лай, пожалуйста, дай мне переодеться.

Он быстро сбросил с себя лохмотья и запихал их в шкаф. Потом вытер лицо, содрал усы и бороду, вымыл руки и со вздохом опустился в кресло.

– Вот была потеха, Бастер, – сказал он и присвистнул. – Наверное, они все еще гонятся за бродягой. Мерзкий тип, не правда ли? Не удивительно, что ты его так облаял.

Он подождал еще какое-то время, но никто не возвращался. Тогда он решил спуститься вниз, выйти на дорогу и ждать там. Он сделает вид, будто бы только что вернулся с прогулки и удивлен, увидев их всех вместе.

Все прошло великолепно. Фатти шагал с Бастером по дороге, когда навстречу ему появилась вся компания – сердитый Гун, разочарованная Юнис и тройка раздосадованных родителей.

– Что за чушь! – восклицал мистер Троттевилл. – Не верю я, что там был какой-то бродяга – девчонке все это просто померещилось. А вы ей поверили, Гун. Надо же, и все это в воскресный полдень!

Гун покраснел от злости, а Юнис рассвирепела, но хорошее воспитание не позволило ей вступать в спор со старшими. Вдруг они заметили Фатти, двигавшегося навстречу, и закричали;

– Фредерик, где ты пропадал?

– Вы видели отвратительного бродягу? – поинтересовался Гун, – С усами и бородой? Он прятался в вашем сарае, да еще я курил там. Мог все сжечь!

– Бородатый бродяга? – притворно удивился Фатти. – Где он? Я напущу на него Бастера!

– Пес уже задал ему жару! – злорадно сообщил Гун. – Он бросался на него, рычал и разодрал ему штаны в клочья. Как он драпал: ведь пес покусал ему лодыжки!

Тут в разговор решительно вмешался мистер Троттевилл.

– Ну, хватит, – сказал он, человек ушел, и точка. Пошли, Юнис, теперь уж ничего не поделаешь.

– Надо же, чтобы такое случилось, да еще в воскресенье, – промолвил бледный мистер Толлинг. – Хорошо, что вы оказались поблизости, констебль. Надо же, бродяга в сарае! Интересно, ничего не пропало?

– Хорошо, что он влез в сарай, а не в дом! – сказала миссис Троттевилл. – Фредерик хранит там всякий хлам.

Фатти промолчал. Ему вовсе не хотелось, чтобы папа узнал, что он в действительности там хранит – одежду для переодевания, грим, фальшивые зубы, накладные щеки, усы, бороды. Да, все это могло бы повергнуть в изумление мистера Троттевилла, если бы он увидел все эти вещи.

– Молодой человек, – обратился Гун к Фредерику, – может, нам пойти в сарай и посмотреть, не стащил ли бродяга чего-нибудь.

Гун хотел воспользоваться предоставившейся возможностью самому посмотреть, что же там в сарае. Вот если бы это удалось, ха-ха, тогда бы он выведал все секреты этого мальчишки!

– Я сам могу это сделать, – ответил Фатти. – Я бы просто не посмел злоупотреблять вашим вниманием, мистер Гун. Идите лучше домой и поспите. Гун побагровел:

– Я на дежурстве! А для вас это большая удача. Если бы я не подоспел вовремя, бродяга утащил бы большую часть ваших вещей, да еще поджег бы сарай!

– Держу пари, – сказал Фатти, – что он и не думал курить.

Ему-то было известно, что трубка оставалась незажженной!

– Ну, а ты-то откуда можешь – это знать? – возразила Юнис. – Ведь я его видела, он дымил как паровоз, правда, констебль?

– Совершенно верно, мисс, – отозвался Гун. Юнис пришлась ему по душе, она оказалась таким же любителем все приукрасить и даже преувеличить. – Это был такой омерзительный тип! Не удивительно, что собака напала на него!

– Верный друг, Бастер, – Фатти нагнулся, чтобы погладить пса.

На самом же деле он не хотел, чтобы кто-нибудь заметил его улыбку. Ну и фантазеры эти Гун и Юнис! Жаль, что он не может сказать им, что этим грязным бродяжкой был не кто иной, как он сам!

Все остальные уже прошли в сад, и Фатти решил, что с него хватит бесед с Гуном и ему пора уходить. Он про себя размышлял: не пойти ли к Пипу и не рассказать ли все об этом эпизоде с бродягой, но решил, что не стоит. Ведь Юнис могла отправиться за ним!

– Пошли в дом, – предложил он, – наверное, уже пора пить чай.

Юнис последовала за ним и, к его неудовольствию, снова и снова рассказывала, как она заглянула в замочную скважину в двери сарая, увидела бродягу и они с Гуном преследовали его, когда он выскочил из сарая.

– Не понимаю, зачем тебе понадобилось лазить в мой сарай и шпионить там, – не выдержал наконец Фатти. Он решил нагрубить ей, может, тогда она обидится и отстанет от него.

– Я не шпионила! – огрызнулась Юнис и, к величайшей радости Фатти, удалилась, громко топая, в свою комнату.

Фатти в сопровождении Бастера тут же устремился на кухню, взял с подноса несколько лепешек, пирожных и печенья и вернулся назад.

«Теперь-то Юнис не явится шпионить в мой сарай, – подумал он, – возьму это все с собой и почитаю там спокойно. Лишь бы Гун не явился вынюхивать. Ну что за жизнь – Юнис все время вертится рядом, Гун возникает, когда не нужно».

Он заперся в сарае, нашел свою книжку, уселся поудобнее и начал читать, уплетая печенье. После того как он съел большую часть принесенного, он вдруг вспомнил, что собирался худеть. – Черт возьми! – посмотрел он на преданного Бастера, который вертелся поблизости, надеясь на то, что и ему перепадет кое-что. – Почему ты не напомнил, что я на диете, Бастер? Хоть бы царапнул меня!

Бастер послушно царапнул его и заскулил, выпрашивая любимое шоколадное печенье.

– Можешь съесть и печенье, и пирожное, – великодушно решил Фатти, – но только потому, что мне этого нельзя. Предупреждаю – вечером, когда я пойду бегать, ты пойдешь со мной: тебе тоже пора сбросить лишний вес.

Вечером, когда после ужина Юнис, забыв свои обиды, предложила сыграть партию в шахматы, Фатти печально покачал головой.

– Мне ничего так не хочется, Юнис, как обыграть тебя в шахматы, – сказал он, – но, к сожалению…

– Обыграть меня? Попробуй! Я чемпион школы по шахматам! – возмутилась Юнис.

– Как это ни странно, но и я тоже! – ответил Фатти, и это было чистой правдой. – Но, боюсь, я слишком много ел сегодня, надо часок побегать – до речки и обратно.

– Как – в темноте? – изумилась мама. – Знаешь, я думаю, ты можешь переусердствовать.

В душе Фатти придерживался того же мнения, но сама мысль о том, что ему придется потратить весь вечер на игру с серьезно настроенной Юнис, отнюдь его не воодушевляла. В сопровождении Бастера он обреченно направился одеть шорты и побежал к реке. Бастер мчался рядом. Что за жуткая жизнь!

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «У страха глаза велики» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Смешная Для девочек Интересная Поучительная Про зайца

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: