Фатти приступает к делу

Блайтон Энид

Фатти еще разок посещает француза и обсуждает с ним список подозреваемых. После этого он приступает к проверке. Мальчик догадывается, что "женщина в красном, с журналами" - это жена священника, разносящая приходские газеты. Он идет к ней и убеждается, что женщина действительно была у старика незадолго до ограбления, но не заметила ничего подозрительного. Позже домой к Фредерику является мистер Гун. Он ищет цыганку, гадавшую ему по руке. Полицейский уверен, что виденная французом "женщины в красном" - это цыганка.

Фатти приступает к делу читать:

Фатти сразу же отправился к мистеру Анри. Миссис Харрис встретила его очень приветливо: у Фатти были прекрасные манеры, француженке нравились подростки, умеющие себя вести. Она проводила его к брату.

– Вы пришли еще меня порасспрашивать? – осведомился тот по-французски. – Будем и дальше говорить по-французски, хорошо? Мне так гораздо легче, а вы знаете наш язык очень хорошо. Вы, видимо, чрезвычайно способный мальчик.

Фатти скромно кашлянул и с трудом удержался от соблазна согласиться с мистером Анри вслух.

– Мне просто хотелось поговорить с вами о подозреваемых, – начал он.

– Ха! Мистер Гун уже засыпал меня вопросами, – заметил мистер Анри. – Он глупый человек, но вопросы задает умные. Ваших полицейских хорошо обучают, как допрашивать свидетелей.

– А-а! – протянул Фатти, досадуя, что у Гуна достало ума расспросить мистера Анри. Чтоб Гун провалился! Но ничего не поделаешь! – Мистер Анри, а кто из шестерых в списке входил в коттедж… то есть закрывал за собой дверь?

– Все, – ответил француз. – Видимо, дверь была не заперта. Они все поворачивали ручку, открывали дверь, входили внутрь и закрывали дверь за собой.

– Как! И мойщик окон тоже? – удивился Фатти.

– И он. Да, кстати, моя сестра говорит, что он моет окна и у нее. И вчера он сначала вымыл окна здесь, а потом уже пошел в «Омелу».

– Она думает, что он честный человек? – спросил Фатти.

– Абсолютно. И очень добросовестный. Но, Фредерик, вам бы следовало самому его расспросить.

– Обязательно, – ответил Фатти. – Непременно. Еще вы упомянули даму с газетами или журналами. Полагаю, это сестра священника разносила приходские журналы.

– Ах так? Я не знаю, что это такое, – признался мистер Анри, – но сестрой священника она вполне могла быть. И хотя вошла внутрь, пробыла там недолго.

– А хорошо одетый молодой человек, который, по вашим словам, заглянул на минуту?

– Но он же приходил еще раз, когда вы были там, – ответил мистер Анри. – И значит, вы его видели. Одет очень элегантно. Неужели он не назвался?

– Так это же внучатый племянник старика! – воскликнул Фатти. – Называет его дедушкой. Значит, он и утром приходил, а потом снова зашел? Интересно… Узнаю, где он живет, и побеседую с ним.

– А молодая женщина, видимо, внучка старика, которая готовит ему и убирает комнаты, – сказал мистер Анри. – И еще человек с чемоданом. И это ведь все? Кого же вы особенно подозреваете?

– Не знаю, – ответил Фатти. – Нет, правда. Но меньше всех я подозреваю даму с журналами, хотя все равно должен проверить. Плохо то, что Гун, наверное, тоже проверяет, а это большая для меня помеха. Ведь у полицейского есть право задавать вопросы людям, а у меня такого права нет.

Вошла миссис Харрис.

– Вы не попьете с нами чаю? – спросила она. – Все уже готово.

Фатти покачал головой.

– Я бы с большим удовольствием, но мне надо кое-кого расспросить, пока мистер Гун еще не совсем меня опередил.

Он вежливо попрощался, еще раз поблагодарил мистера Анри и ушел. Без четверти пять, а дом священника совсем рядом. Может, попытать счастья и зайти к его сестре? Да, так будет лучше всего.

Фатти вскочил на велосипед и вскоре уже подъехал к калитке священника. Возле дома кто-то, подстелив под колени коврик, выпалывал сорняки. Сестра священника! Вот это повезло!

Фатти спрыгнул с велосипеда и поздоровался с ней. Сестра священника обернулась к нему. Это была миниатюрная женщина с очень добрым лицом, близкая знакомая его матери.

– А, Фредерик! – сказала она. – Тебе нужен мой брат?

– Да нет, я пришел к вам, – ответил Фатти. – На минутку. Из-за бедного старика, у которого украли его сбережения. Мои друзья и я услышали, как он зовет на помощь, и прибежали туда первыми. Вот и…

– Да-да! Я очень огорчилась, когда мне рассказали. И ведь в то утро я заглянула к нему! Принесла приходский журнал – внучка иногда ему читает – а он сидел в кресле и спокойно слушал радио. Оно так вопило, что я не слышала собственного голоса.

– И вы ничего подозрительного не заметили? – спросил Фатти. – Мы, когда вошли, ничего странного не обнаружили.

– Нет. Все выглядело как обычно. Я просто положила журнал на стол, сказала несколько слов и ушла. Ну как можно прятать деньги в доме? Только соблазн для воров.

– Конечно, – ответил Фатти. – И большое спасибо. Я не думал, что вы что-то знаете, но ведь всякое бывает.

– Но откуда ты узнал, что я вчера заходила в «Омелу»? – внезапно с недоумением спросила женщина.

– Кто-то мне сказал, – ответил Фатти, разворачивая велосипед. – Еще раз большое спасибо, и, пожалуйста, передайте от меня поклон вашему брату и его супруге.

«Одного подозреваемого можно вычеркнуть, – размышлял Фатти, катя по улице. – Я так и знал, что „дама с журналами“ – это она. И уж конечно, к пропаже денег она никакого отношения не имеет. Про Гуна она не упомянула, из чего следует, что он ее не допрашивал. Иначе она про это сказала бы. А я-то думал, что он примчится к ней, хотя и прекрасно понимает, что она тут совершенно ни при чем!»

Однако Гун даже не подумал о сестре священника. Описание женщины с журналами навело его на совсем другую мысль. Красное пальто… черная шляпка с розами… Так ведь это же старуха, которая продала ему билет и гадала ему по ладони! И прочла по ней про толстяка Фредерика… и про тайну!

– Нет, в гадании по руке что-то есть! – пробормотал Гун. – И даже очень много. Вообще-то не думаю, что эта гадалка имеет отношение к краже денег, а вот с газетами в «Омелу» приходила наверняка она. А потому ее надо повидать, и, может, она мне еще что-нибудь нагадает. Добавит кое-что про тайну, которую в тот раз увидела у меня на ладони.

Бедняга Гун! Ему и в голову не могло прийти, что старухой в красном пальто, продавшей ему билет на благотворительный базар, был переодетый Фатти! Полный надежд, полицейский подкатил к дому Фатти и позвонил. Ведь гадалка сказала ему, что будет гостить у матери толстяка три недели, так, значит, она должна быть здесь.

Сам Фатти только что вернулся и мыл руки. Увидев Гуна на дорожке, он удивился. Что ему здесь понадобилось? Поспешно вытерев руки, Фатти сбежал вниз в гостиную, где его мать сидела с шитьем. Одновременно с ним туда вошла Джейн.

– Вас спрашивает Гун, полицейский, мэм, – доложила она.

Миссис Троттевилл нахмурилась. Гуна она терпеть не могла.

– Проводите его сюда, – сказала она. – Нет, останься, Фредерик. Возможно, он из-за тебя приехал.

Мистер Гун вошел, держа свой шлем в руке – с миссис Троттевилл он всегда соблюдал все правила хорошего тона.

– Э… Добрый вечер, миссис, – начал он. – Нельзя ли мне будет повидать даму, которая у вас гостит?

– У меня сейчас никто не гостит! – Миссис Троттевилл посмотрела на него с удивлением. – Почему вы так решили?

– Но… но… как же так? – растерянно произнес Гун. – Эта дама на днях зашла ко мне утром и продала билет на благотворительный базар… за десять шиллингов. Она сказала, что она ваша подруга и будет гостить у вас три недели. А мне бы надо задать ей несколько вопросов. У меня есть причины полагать, что она заходила в «Омелу»… в коттедж, который ограбили, как раз перед тем, как старик хватился своих денег.

Фатти отвернулся к камину и принялся энергично мешать угли. До чего здорово! Просто великолепно! Гун додумался, что «дама с газетами или журналами» – та самая старуха в красном пальто, которая приходила к нему и гадала по руке! То есть он, Фатти!

– Мистер Гун, я не могу понять, почему эта женщина сказала, будто гостит у меня, – очень сухо произнесла миссис Троттевилл. – Я не имею о ней ни малейшего представления.

– Но… но она продала мне билет за десять шиллингов! – простонал бедный мистер Гун. – За десять шиллингов! Так он фальшивый? – И он протянул миссис Троттевилл злополучный билет.

– Вовсе нет, – ответила она. – Я сама продаю эти билеты.

– Но она же гадала мне по руке! – стенал полицейский. – И все сбылось… – Он прикусил язык. Кому-кому, а миссис Троттевилл о толстом мальчишке лучше не упоминать.

Фатти тем временем задыхался от кашля, прижимая к лицу носовой платок. Мать посмотрела на него с раздражением.

– Фредерик, пойди выпей воды! Мистер Гун, мне жаль, но я ничем вам помочь не могу. И уверяю вас: у меня нет и не было подруг, которые ходят по домам гадать по руке. Кто-то… э… ввел вас в заблуждение. Но зато билет настоящий. Вы можете пойти на базар. Там будут продаваться всякие полезные вещи.

Мистер Гун испустил странный звук – нечто среднее между стоном и злобным фырканьем. Он встал, пожелал миссис Троттевилл доброго вечера и, спотыкаясь, побрел к двери. Старуха в красном пальто! Кто она такая? Наплела ему всякой чуши, заставила выложить десять шиллингов за дурацкий билет на никому не нужный базар! Зря потраченные деньги… И все же она ведь предостерегала его против толстого мальчишки и знала, что вот-вот он соприкоснется с тайной. Странно! Очень странно!

В холле он столкнулся с Фатти, который спросил:

– О, вы уже уходите, мистер Гун? Разрешите, я вас провожу. Как странно, что эта женщина сказала, будто гостит у нас, верно? Кстати, как вы продвигаетесь в расследовании новой тайны? Ведь это все-таки тайна, что бы вы ни говорили. Много нашли улик?

Гун угрюмо уставился на него.

– Очень много, – ответил он. – И кое-какие тебе не понравятся, мистер Умник! Я же тебе говорил, что хватит совать нос не в свои дела. Обожжетесь!

– В каком смысле? – спросил Фатти.

– Погодишь и увидишь, – грубо отрезал Гун. Фатти распахнул перед ним дверь, Гун сердито вышел, а Фатти сказал ему вслед:

– А… э… Мистер Гун! А эта гадалка вас случайно не предупреждала, что вам следует остерегаться толстого мальчика? Ах да! Ну так послушайтесь ее совета, берегитесь его.

И Фатти тихонько затворил дверь перед носом растерявшегося полицейского. Как – ну как – мог Фатти узнать, что ему нагадала старуха? Гун ломал голову над этой загадкой еще очень и очень долго.

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Фатти приступает к делу» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Для малышей Волшебная Для детей 5-6 лет Про зайца Про лису

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: