Гун начинает расследование

Блайтон Энид

Гун таки пребывает на место преступления. Ребята не желают с ним встречаться и заблаговременно удаляются. Позже Гун приходит домой к Фредерику, что бы выслушать его показания. Фатти говорит только правду. Единственное, о чем он умалчивает - это о причине, по которой тайноискатели оказались в доме старика. Найти преступника будет не просто: пострадавший, страдающий склерозом, путается в показаниях и даже не может перечислить всех, кто был в его доме в день ограбления. Возможно дедушку вообще никто не грабил - он просто забыл расположение своего тайника.

Гун начинает расследование читать:

Фатти позвонил в полицейское управление в соседнем городе и попросил соединить его с суперинтендантом Дженксом.

– Его нет, – ответил чей-то голос. – Кто его спрашивает?

– Э… Фредерик Троттевилл, – представился Фатти, очень жалея, что не застал суперинтенданта. – Я просто хотел сообщить, что в коттедже «Омела» в Холли-Лейн, Питерсвуд, произошло ограбление и пострадавший просил меня обратиться в полицию.

– Вам следует позвонить в питерсвудский участок, – объяснил голос.

– Я позвонил, – ответил Фатти, – но… но там не отвечают. Может, вы им дозвонитесь?

– Ладно. Грабеж… «Омела»… Холли-Лейн… Питерсвуд… А ваша фамилия?

– Фредерик Троттевилл, – еще раз представился Фатти.

– Дружок суперинтенданта, верно? – Голос стал более приветливым. – Хорошо, сэр, будет сделано!

И в доме Гуна снова зазвонил телефон, и снова Гун сердито схватил трубку, не сомневаясь, что это опять Фатти.

– Алло! Алло! Кто звонит?

– Из управления, – ответил удивленный голос. – Полицейский Гун? Мальчик по фамилии Троттевилл только что…

– Ха! – буркнул Гун, не удержавшись.

– Что вы сказали? – спросили на другом конце провода с нарастающим удивлением.

– Ничего. Просто кашлянул. Ну и что он?

– Сообщил об ограблении коттеджа «Омела» в Холли-Лейн. А это ваш участок.

Гун открыл рот. Так, значит, это правда ограбление, и Фатти не морочил ему голову. Чтоб ему пусто было! Сыграл такую штуку с ним и с Бертом… и с котом, а вот теперь узнал про грабеж! У, жаба!

– Вы слушаете? – нетерпеливо переспросил голос. – Вы все поняли?

– Э?.. Да-да, – ответил Гун, записывая. – Спасибо. Ладно, сейчас еду.

– Ну, смотрите! – В трубке щелкнуло.

Гун несколько секунд продолжал смотреть на аппарат, потом повесил трубку. Теперь жди выговора за то, что Фатти пришлось звонить в управление. Ну почему он не стал его слушать? Выкатив велосипед, Гун крикнул миссис Микл:

– Вернусь через полчаса! Так что поторопитесь с обедом! Дело неотложное.

Пятеро друзей еще были в «Под сенью», когда прикатил Гун. Они разговаривали с французом, которого звали Анри Крозье, и рассказывали ему про старика в соседнем коттедже.

– Мне с кушетки видна калитка и дорожка к коттеджу, – сказал Анри.

Все посмотрели в окно.

– Так, значит, вы видели, как мы туда вошли? – спросил Фатти.

– Да-да, – ответил Анри. – Сначала я увидел, как этот мальчик… как его зовут? Ларри? Как Ларри вошел в калитку, пошел по дорожке, а потом побежал назад к вам, и вы все вместе вошли по дорожке, а потом вошли в дверь.

Ларри покраснел до караси волос. Только бы Анри не спросил, почему он скачала вошел один! Как ему объяснить, что он потерял губку?

К счастью, тут в комнату вернулась хозяйка дома. Ее звали миссис Харрис – ее муж, который сейчас уехал по делам, был англичанин. Она предложила гостям французские шоколадки, очень сладкие и с начинкой.

– Спасибо большое, – сказала Дэйзи и взяла шоколадку. Остальные последовали ее примеру, но тут Анри воскликнул;

– Смотрите, приехал полицейский!

И действительно, по дорожке к коттеджу катил свой велосипед мистер Гун. Дверь распахнулась, и из нее выглянул Уилфрид, племянник старика. Он что-то сказал Гуну, и тот вошел в дом.

– Ну, может быть, теперь старичок успокоится, – заметил Фатти. – Какой замечательный шоколад! У нас в Англии такого шоколада нет, миссис Харрис.

– Нам пора, – сказал Пип, взглянув на свои часы. – Ведь уже почти час! Ой-ой-ой! Мама же сказала, чтобы мы вернулись без пяти час. Собирайся, Бетси!

Друзья попрощались с Анри и его сестрой.

– Вы еще придете? – спросила миссис Харрис. – Анри так скучает! Он долго был серьезно болен и приехал ко мне, чтобы… как это говорится?.. Набраться сил. Пожалуйста, навещайте его.

– Спасибо, обязательно, – пообещал Фатти, от души надеясь, что мистеру Гуну не взбредет в голову тоже навестить Анри и его сестру, чтобы спросить, не заходил ли кто-нибудь в коттедж утром. Не так-то просто будет объяснить, зачем час назад сюда приходил Ларри. Чтоб ей провалиться, этой губке! Но ведь если бы Ларри не пришел ее искать, он не услышал бы крики старика.

– Ох, я же так и не нашел мамину губку! – пробормотал Ларри. – Какой я дурак! Сейчас сбегаю, поищу.

– И не думай, – категорично сказал Фатти. – Как-нибудь потом. Нам не хватало, чтобы Гун выскочил из коттеджа и спросил, что ты там ищешь. Вот когда он уберется, другое дело.

Они отправились по домам. Фатти всю дорогу ломал голову, почему старик не захотел сказать, где он спрятал деньги? Ведь он же мог просто искать их не там. Вполне вероятно, что они и сейчас лежат в каком-нибудь забытом тайнике.

«Ларри говорил, что старик ползал по полу и ощупывал стулья снизу в тот день, когда он там протирал окна, – размышлял Фатти. – Но почему все стулья? Что, он прятал деньги в разных стульях? Или, если они в банкнотах, он мог их разделить по нескольким тайникам? Это вполне возможно. Ну что же, это не настоящая тайна, а самое обычное ограбление. Гун скоро найдет грабителя. Составит список всех, кто заходил в коттедж сегодня утром, и проверит их».

Днем Гун приехал к дому мистера Троттевилла и спросил Фатти. Джейн проводила его в кабинет, а сама отправилась искать Фатти.

– Вас требует толстый полицейский, мистер Фредерик, – сказала она. – Неужто опять что-нибудь с Бастером?

– Гав! – подал голос Бастер, прыгая вокруг Джейн. Подумав, Фатти решил взять с собой собаку. Надо же осадить Гуна!

Когда Фатти в сопровождении Бастера вошел в кабинет, Гун стоял у окна, угрюмо хмурясь. Он был зол по многим поводам и разозлился еще больше, когда Бастер принялся обнюхивать ему ноги.

– Лежать, Бастер! – скомандовал Фатти. – Не присядете ли, мистер Гун? Чем могу быть вам полезен?

Гун обернулся и свирепо уставился на Бастера. Опять этот пес! Так запер его дурак Берт в сарае накануне вечером или не запер? А от Берта теперь слова не добьешься.

Гун плюхнулся в кресло и достал пухлую записную книжку.

– Я по поводу ограбления, – сказал он.

– Но я не виновен. – прожурчал Фатти. – Уверяю вас…

– Я и сам знаю, – отрезал Гун, видимо очень жалея, что это не так. – Но я хочу знать, почему вы оказались там как раз тогда, когда старик кричал как резаный?

– Но он не говорил, что его зарезали, – поправил Фатти. – Он звал полицию.

– Ха! – сказал Гун. – Вы прекрасно знаете, о чем я говорю. Странно как-то, что ваша компания всегда оказывается там, где что-нибудь случается. Вынюхиваете. Подглядываете. Мешаете полицейскому следствию.

– Ну если вы только для этого приехали, то позвольте с вами попрощаться, – ответил Фатти, вставая. – Я просто съезжу сейчас к суперинтенданту и расскажу ему обо всем. Я не хочу мешать следствию, а хочу помочь ему. Что, если мы и оказались там сегодня утром? Позвольте пожелать вам всего хорошего, мистер Гун.

Гун растерялся.

– Ну-ка, сядьте, – сказал он, стараясь говорить ласково. – Я ведь просто упомянул, что вы прямо-таки всегда оказываетесь на месте происшествия и что это просто удивительно. Что тут такого?

– Но вы что-то сказали про вынюхивание. И про подглядывание, – вздохнул Фатти.

– Просто я не так выразился, – ответил мистер Гун, вынул огромный носовой платок и вытер вспотевший лоб. – Забудем. Никакого желания разговаривать с вами у меня нет, но закон есть закон. И сюда я приехал не для удовольствия. Но я обязан задать вам несколько вопросов, раз уж вы и вся ваша компания были первыми на месте, так сказать, происшествия.

– Ну так спрашивайте, – разрешил Фатти, – только удержитесь от риторики, у меня много дел.

Но что такое «риторика»? Уж конечно, что-нибудь грубое, решил Гун. Надо будет заглянуть в словарь. Риторика!

Он начал задавать Фатти обычные вопросы. В котором часу Фатти и остальные явились туда? Видели ли они кого-нибудь возле коттеджа? Как выглядела комната? Что говорил старик?

Фатти отвечал коротко и только правду, радуясь, что Гун не подозревает о настоящей причине их появления у коттеджа. Полицейский считал, что они просто гуляли и, проходя мимо дома, услышали крик старика.

– Ну вот и все, – сказал наконец Гун.

Фатти должен был признать, что вопросы полицейский задавал умело. Он не упустил ничего существенного. Гун внимательно посмотрел на Фатти.

– Э… думается, вы кое-что сообразили? – спросил он.

– Конечно, – ответил Фатти. – По-моему, найти грабителя будет легко. Ведь старик перечислил всех, кто приходил к нему утром?

– У него все в голове путается, – пожаловался Гун. – Может, он называл тех, кто приходил вчера утром. У стариков память плохая. Может, и деньги-то лежат где лежали. Э… кхе-кхе… А вы как думаете?

Фатти не собирался помогать Гуну. Он еще не забыл, как тот дал пять шиллингов Берту и велел ему поймать Бастера.

Фатти вскочил, потому что ему стало противно смотреть на толстого полицейского.

– Всего хорошего, – сказал он и выпроводил Гуна. Пусть сам разбирается. Он ему помогать не намерен!

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Гун начинает расследование» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Для малышей Бытовая Смешная В стихах Про зайца

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: