Страшное потрясение

Блайтон Энид

Вернувшись из кафе, ребята обнаруживают, что сарай Фатти ограблен. Исчезли все кукольные вещи, за исключением вышитого платочка, который затерялся в сарае среди прочего хлама. Грабителя видели - это был собиратель водорослей. Лишившись улик, тайноискатели заходят в тупик. Вечером Фатти разговаривает с инспектором Дженксом. Полицейский хочет проверить рапорт Гуна и по-больше узнать о странных голосах в ограбленном доме. Фатти приходится рассказать о своих уроках чревовещания. В заключении разговора юный сыщик спрашивает инспектора, не знает ли он какого-нибудь человека, по имени Эврикл. Крайне возбужденный полицейский говорит, что немедленно приедет к Фредерику.

Страшное потрясение читать:

В зале царила напряженная тишина. Голос раздался так неожиданно и звучал так жалобно! Однако через секунду-другую Пип наградил Фатти энергичным пинком.

– Батюшки, ну и поразил ты меня! Вы могли бы предупредить нас, мистер Эврикл, что собираетесь проделать такую штуку!

– Я проглотил зараз половину пирожного, – пожаловался Ларри. – Ты так меня перепугал!

– Ах, Фатти, ну как все-таки ты это делаешь? – спросила Бетси. – Ты заставил беднягу Гуна выскочить отсюда сломя голову. Вот кто удивился-то – ведь он даже не стал дожидаться, пока мужчина начнет звать свою тетю!

– И поделом ему! – сказал Фатти. – Зачем это ему вздумалось писать дурацкий рапорт про свиней, собак и стонущих мужчин? Они никакого значения не имели. Я уверен, что он не пожалел красок – вставил разные подробности о рычащем псе, о топоте свиных ножек, о том, как раненый мужчина полз по комнате. Я Гуна хорошо изучил!

– Я думаю, что теперь, когда он сказал инспектору, что и ты был там, тебя тоже будут расспрашивать, – заметила Бетси. – Что ты скажешь инспектору? Признаешься, что все это были твои проделки?

– Не знаю! – сказал Фатти. Вид у него был очень мрачный. «Черт бы побрал Гуна! Я уверен, что он волновался, вдруг я заявлю, что не стану подтверждать его дурацкие выдумки. Но мне придется это сделать».

– Хочешь еще пирожных, Фатти? – спросил Пип. – Одна штука осталась.

– Нет, спасибо. Эта история испортила мне аппетит, – ответил Фатти.

– Ну, знаешь, ты съел пять пирожных, если не все шесть, так что вряд ли у тебя осталось сколько-нибудь аппетита, который можно было бы испортить, – съязвил Ларри. – Доешь последнее пирожное, Пип?

Как ни странно, никто не захотел съесть еще одно пирожное.

– Сейчас всех удивлю! Давайте угостим Бастера, – сказал Пип. – Он вел себя так хорошо, так смирно!

Бастер удивился и страшно обрадовался. Он слопал пирожное, проглотив его целиком.

– Совершенно напрасный перевод миндальных пирожных – кто это проглатывает такую вещь, даже не почувствовав, как она хрустит на зубах? – сказал Пип, глядя на Бастера. – Вы, собаки, еще не научились есть как следует – это ведь целое искусство! Фатти, а верно ведь, он был очень добр к Гуну сегодня?

– Да. Наверное, понимал, что Гун нуждается в утешении, что ему хочется, чтобы кто-то подержал его за руку, приговаривая: «Ну, ну, ну! Ничего!» – сказал Фатти, все еще продолжая сердиться. – Совсем растаял, Бастер? Га!

Ребята встали и пошли к своим велосипедам. Фатти оплатил счет, оказавшийся весьма солидным, если учесть, что они заказывали только шоколад и миндальные пирожные. Ну что ж, как справедливо говорил Фатти, на горизонте маячил жуткий призрак школы, так что почему бы им не воспользоваться случаем и не полакомиться миндальными пирожными, пока есть такая возможность.

Все пятеро отправились к Фатти, так как до ленча оставался еще целый час.

– Но сегодня мы во что бы то ни стало должны уйти вовремя, – сказал Пип. – Я уверен, если мы опять опоздаем, мама заставит нас лечь в постель и будет держать на хлебе с водой! Тебе повезло, Фатти, что у тебя не такая свирепая мать.

– Ну зачем ты называешь нашу маму «свирепой», Пип? – запротестовала Бетси. – Она просто строго следит за тем, чтобы правила соблюдались. Я не поменяю нашу маму ни на кого.

– Дуреха ты! Будто я готов поменять! – заявил ее братец. – Но ведь ты не станешь отрицать, что вчера она была довольно-таки свирепой. Главное в том, что сегодня мы обязательно должны отправиться домой пораньше.

– Пойдемте опять в сарай, – предложил Ларри. – Я там книгу оставил. Это детектив, который ты, Фатти, возможно, не читал.

– Скажешь тоже! Фатти прочитал все детективы, которые когда-либо были написаны, – заявила Бетси. – Он… В чем дело, Фатти? Что случилось?

Когда они подошли к сараю, Фатти вдруг бросил свой велосипед на землю и, вскрикнув, бросился к двери. Он круто повернулся.

– Кто-то здесь побывал! Замок взломан! Дверь полуоткрыта, и вы только поглядите, что творится внутри!

Пятеро ребят уставились на представшую перед ними картину. Фатти широко распахнул дверь, и оказалось, что все находившиеся в сарае вещи были свалены в невероятном беспорядке в кучу. Все «предметы маскировки» были сорваны с крючков либо вытащены из сундука и разбросаны по полу. Были также открыты все коробки, а их содержимое вытряхнуто. Большего хаоса невозможно было представить.

– О, Фатти, – содрогаясь от ужаса, простонала Бетси. – О, Фатти!

– Нет, вы только посмотрите! – в ярости воскликнул Фатти. – Этот грабитель и здесь побывал – пока мы отсутствовали – и все переворошил, но самое главное – я уверен, что он забрал кукольную одежду!

Фатти не ошибся. Столь ценные вещицы исчезли. Их самая важная, самая замечательная улика! Коробка, в которую их затолкал Фатти, была пуста. Хоть бы одни носочек остался! Вор наконец-то нашел то, что так упорно искал.

Фатти уселся на какой-то ящик и застонал. Для него это был настоящий удар.

– Почему мы оставили вещи здесь, – чуть не плача говорил он. – Почему не захватили с собой? Теперь нам крышка – все труды пропали даром!

– Когда мы подумали, что слышим шаги твоей матери, это, наверное, был вор, – сказал Ларри.. – Ох, Фатти, какой удар для нас всех!

– Да, теперь мы не можем, забрать с собой одежду и заняться мистером Феллоузом, – сказал Пип. – Не вижу, что бы мы могли предпринять. И кто это нас надоумил оставить эти вещи в сарае, где их мог забрать вор? А мы к тому же еще убрались сами, предоставив ему полную свободу действий. Наверное, мы спятили, не иначе!

– Хуже, чем спятили, – с болезненным выражением возразил Фатти. – Мы поступили как простофили. Виноват во всем я. Как я мог оказаться таким остолопом?

Но какой смысл был об этом говорить? Дело сделано. Вор явился и исчез, прихватив с собой то, что ему было нужно. Фатти услыхал какой-то шум неподалеку от сарая и пошел посмотреть, садовник там или кто другой.

Да, это был садовник.

– Хеджиз, ты заметил сегодня утром где-нибудь тут незнакомого человека? – спросил он. – Кто-то заходил в мой сарай.

– Фу ты, пропасть! – воскликнул Хеджиз. – Я думаю, это был не кто иной, как тот тип со шрамом на щеке. Очень противный на вид, Я один раз турнул его отсюда. Он добивался, чтобы я дал ему заказ на доставку удобрений. Я застал его в саду! Он заявил, что он, мол, как раз меня ищет, мастер Фредерик, но я-то думаю, он приглядывал, нельзя ли чего здесь стянуть.

Фатти кивнул и вернулся к ребятам. Им овладела сильнейшая тоска.

– Конечно, это был мужчина с водорослями. Садовник сказал, что у этого типа шрам на щеке, из чего следует, что это – тот самый субъект, которого мы знаем. Тьфу и еще раз тьфу! Я никогда себе этого не прощу!

– Давайте приведем все в порядок, – предложила Бетси. – Мы не можем не помочь тебе расставить все по местам. Дейзи, иди сюда – я соберу маскировочные костюмы Фатти, а ты их повесь.

Вскоре все деятельно взялись за наведение порядка в сарае. На это ушло довольно много времени. Поднимая с земли кое-какие вещи, Бетси вдруг вскрикнула:

– Поглядите-ка! Тот самый носовой платочек с вышитыми маргаритками и именем Эврикл. Вор либо не заметил его, либо уронил, когда уносил остальные вещи.

Ребята посмотрели на платочек, а Фатти сказал, ощупывая крошечный лоскуток:

– Пожалуй, оставь его себе, Бетси, нам от него сейчас мало проку.

Бетси положила платочек в карман. Ей было не по себе. Вот какая малость осталась от их замечательной коллекции вещественных улик. Вместе с друзьями она продолжала наводить порядок в сарае.

– Лучше побросайте оставшиеся вещи в этот сундук, – сказал наконец Фатти, поглядев на часы. – Вам надо идти. Время приближается к ужину.

Ребята кое-как запихали последние из подобранных вещей в сундук и опустили крышку. После этого четверка уселась на велосипеды, крикнула Фатти: «До свидания» – и укатила.

Фатти медленно побрел к дому. Он был крайне удручен. Все шло так хорошо! А теперь единственное, что осталось от их наиболее важной улики, – это крохотный платочек с вышитым на нем именем Эврикл. Какая от него польза? – размышлял Фатти. Есть ли смысл узнавать, действительно ли существует чревовещатель по имени Эврикл? Пожалуй, совершенно ни к чему. Вся эта история уже сильно поднадоела Фатти.

– А, вот и ты наконец, Фредерик, – встретила его мать, когда он медленно вошел в дом. – Боже мой, до чего же у тебя несчастный вид! Встряхнись! Сегодня утром звонил твой большой друг, но тебя не было дома, так что он будет звонить днем.

– О ком это ты? – безразличным тоном спросил Фатти. «Наверное, кто-нибудь из школьных приятелей, – подумал он. – Очень скоро успею наглядеться на них». Бедняга Фатти был подавлен.

– Звонил главный инспектор Дженкс, – сказала мать, ожидавшая, что Фатти страшно обрадуется. Он был очень высокого мнения об инспекторе, который хорошо знал всех пятерых ребят и нередко был рад принять их помощь при раскрытии необыкновенных и сложных тайн. Однако известие о его звонке не только не обрадовало Фатти, а повергло в еще большее уныние. Теперь ему предстоит выдержать крайне трудный и неприятный телефонный разговор с инспектором. Главный инспектор Дженкс высоко ценил способности Фатти, но ему не слишком нравились некоторые его выходки. «Дела идут из рук вон плохо, – подумал Фатти. – Так скверно еще никогда не было».

Во время ленча он ел мало, то ли потому, что был встревожен, то ли потому, что съел слишком много миндальных пирожных. Наверное, тут сыграло роль и то и другое, решил он.

Телефон зазвонил, едва закончился ленч.

– Фредерик, это главный инспектор Дженкс, – сказала мать. – Подойти сам к телефону. Фатти снял телефонную трубку.

– Алло! – сказал он. – Это…

– А! Фредерик! – прервал его голос в трубке. – Это ты. Прекрасно. Я хотел поговорить с тобой.

– Я очень рад, сэр, – весьма неискренне отозвался Фатти.

– Послушай, я получил совершенно невероятный рапорт от Гуна, – сказал инспектор. – Он много раз подавал странные рапорты, но они не идут ни в какое сравнение с этим. Он настолько невероятен, что я ему не поверил. Однако когда я ему позвонил, он не только поклялся, что все им написанное – сущая правда, но и заявил, что ты это подтвердишь. Он сказал, что ты был свидетелем всего того, что описывается в его рапорте, хотя не понимаю, почему он в своем рапорте не упомянул, что ты присутствовал при происходивших событиях.

– Действительно, непонятно, сэр, – вежливо отозвался Фатти.

– Судя по всему, Гун пошел осматривать пустующий дом, который, как ему сообщили, подвергся ограблению, – сказал инспектор. Он говорил деловитым и сухим тоном. – Он сообщает, что в доме был мяукавший котенок, собака, которая свирепо ворчала и рычала и, если ему верить, готова была его прямо-таки сожрать, и свинья – свинья – свинья, которая где-то хрюкала и топала копытами над его головой. Право же, Фредерик, мне стыдно даже цитировать его рапорт!

Фатти не в силах был сдержать улыбку. Да, Гун в самом деле дал волю фантазии!

– Продолжайте, пожалуйста, сэр, – попросил он.

– И в довершение всего Гун докладывает, что в доме был какой-то раненый, который стонал и полз по комнате, выкрикивая: «Никогда я этого не делал, никогда! О-о-о-ох! Я никогда этого не делал, где моя тетя?» Это звучит совсем уж неправдоподобно, Фредерик!

– Согласен с вами, сэр, – сказал Фатти, пытаясь также держаться делового тона и ничем себя не выдать. Наступила пауза.

– Фредерик, ты слушаешь меня? – спросил инспектор, – Что ж, должен тебе сказать, что, как только Гун сообщил мне, что при всем этом присутствовал ты, я сразу заподозрил, что дело нечисто! Запахло жареным. Не собакой, не свиньей и не другим каким-нибудь животным, а жареным. Надеюсь, ты меня понимаешь?

– Э-э… Да, пожалуй, понимаю, сэр, – промямлил Фатти. Снова наступила пауза. Затем инспектор опять заговорил, но голос его стал суровее.

– Полагаю, я не ошибся, решив, что ты имеешь некоторое касательство к необыкновенным событиям, о которых говорится в рапорте Гуна? – резко спросил он.

– Ну что ж, сэр, вы правы, – сказал Фатти, всей душой желая, чтобы этот затянувшийся монолог поскорее кончился. Ему не нравился суровый тон инспектора.

– А какое именно касательство ты к этому имеешь? В чем оно выразилось? Пожалуйста, говори яснее, Фредерик. Мне начинают надоедать твои «да, сэр», «нет, сэр». Обычно ты находишь что сказать в свою защиту, – заметил Дженкс.

– Да, сэр. Видите ли, дело вот в чем, – начал Фатти в полном отчаянии. – Я практиковался в чревовещании и…

– В чем ты практиковался?

– В чревовещании, – громко выкрикнул Фатти.

– А, в чревовещании, – повторил инспектор. – О, Боже! Это мне не пришло в голову, Господи помилуй – чревовещание! А дальше что последует? Ты совершенно несносен, Фредерик! Другого слова не подберу – несносен!

– Да, сэр, – сказал Фатти, чувствуя, что инспектор вовсе не так уж сердится. – Видите ли, сэр, в этом деле есть какая-то тайна, и мне самому хочется найти чревовещателя. Некоего мужчину по имени Эврикл. Как мне разузнать о нем?

Внезапно наступило молчание.

– Как ты сказал? Эврикл? – наконец удивленно спросил инспектор. – А почему тебе вдруг понадобилось его видеть? Постой… не произноси больше ни одного слова по телефону. Ни слова! Я сию минуту приеду. А до тех пор держи язык за зубами!

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Страшное потрясение» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Для детей 5-6 лет В стихах Для девочек Для детей 3-4 лет О царе

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: