В ту ночь

Блайтон Энид

Ребята понимают, что попавшие им в руки детские вещи почему-то чрезвычайно важны. Однако осмотреть их не удается - пора идти обедать. Во второй половине дня детям не удается встретиться, и улики мертвым грузом валяются в комнате Фатти. Ночью к Фредерику забирается вор. Драгоценности не тронуты - видимо грабитель искал детскую одежду. Но не нашел - она так и осталась лежать в ящике, в спальне Фатти. Мальчик догадывается, что грабителем мог быть только человек, представившийся сборщиком водорослей.

В ту ночь читать:

После этого довольно странного заявления воцарилось молчание. Никто толком не понял, что Фатти имел в виду.

– Не стойте вы вокруг меня с такими тупыми физиономиями! – сказал Фатти. – Неужели же вам не ясно, что это означает? Это означает, что сверток с одеждой, который вытащил багром Гун, и есть тот самый сверток, с которым мистер Феллоуз выскочил из дома и который он швырнул в реку, чтобы спрятать! Тот самый сверток, за которым по неизвестной нам причине охотился «грабитель».

– Но ты-то откуда это знаешь? – спросила Дейзи.

– Так ведь я подобрал одну из красных перчаток на площадке лестницы в доме Феллоуза! – нетерпеливо пояснил Фатти. – Он, наверное, в большой спешке связал все в узел, чтобы выскочить с ним из дома и где-нибудь спрятать, но при этом одна из красных перчаток выпала.

– Да, теперь я понимаю, – сказал Ларри. – Действительно, перчатка, которую ты нашел, доказывает, что этот сверток – тот самый, с которым так поспешно выбежал из дома Феллоуз. Но, Фатти, а что такого уж важного в этих детских одежках?

– А вот сейчас снова достанем их и посмотрим, – сказал Фатти. – Дейзи, пойди и выуди их назад из мусорного ящика. Мы рассмотрим каждый предмет самым тщательным образом. Что-то в них должно найтись, что объяснит нам, почему им придается такое значение.

Дейзи и Ларри пошли за вещами, но, когда они возвращались с ними в сарайчик Фатти, раздался голос кухарки миссис Троттевилл:

– Эй, ребятки! А вы знаете, что уже почти половина второго? Ваша мама звонила нам, мисс Дейзи, и миссис Хилтон спрашивала про Пипа. А нашего мастера Фредерика ленч дожидается уже давным-давно.

– Ах ты пропасть! – застонал Ларри. – И надо же, чтобы мы потребовались как раз в тот момент, когда собирались заняться действительно интересным делом! – Он поспешил в сарайчик и сообщил остальным ребятам, что их ждут.

Фатти с вожделением смотрел на груду мокрых одежек.

– Что ж, придется отложить на вторую половину дня. По крайней мере к тому времени они немного подсохнут. Я их заберу к себе в комнату и посушу около электрического камина.

– Обещаешь не рассматривать их, пока мы не вернемся? – озабоченным тоном спросила Бетси.

– Обещаю, – сказал Фатти. – А теперь уходите поскорее, и желаю вам не попасть в передрягу.

Ребята поспешили домой, опасаясь, однако, что передряги не избежать.

Так и случилось. У дверей их поджидали сильно рассерженные мамаши.

– И о чем вы только думаете? Ведь уже без четверти два!

Самым скверным было то, что никому из четверки не разрешили после ленча отправиться к Фатти и даже вообще выйти из дома. Ларри и Дейзи, совершенно безутешные, сидели в своей детской, а Пип и Бетси – в своей. Фатти подождал их до трех часов, а потом позвонил. Но ему не позволили даже поговорить с друзьями.

Мать Ларри очень резко сказала ему:

– В конце-то концов, ты не должен так задерживать Ларри и Дейзи.

Фатти смиренно и уныло извинился.

Миссис Хилтон высказалась гораздо пространнее. К концу ее монолога Фатти проникся еще большим смирением. Когда разговор уже почти кончился, он услышал, как Бетси кричит матери:

– Мама! Мама! Спроси Фатти, вернулся ли Бастер, ну пожалуйста, пожалуйста, спроси!

Миссис Хилтон спросила.

– Да, передайте Бетси, он вернулся час назад с ног до головы в песке и страшно голодный, – сообщил Фатти. – Я больше не позволю ему убегать с псом Спайсера.

Он услышал щелчок; миссис Хилтон повесила трубку. Повернувшись к Бастеру, Фатти грозно на него посмотрел. Тот сидел рядышком, и вид у него был очень виноватый.

– Подумать только, ты бросил меня в тот момент, когда на меня напал Гун! – сказал Фатти. – Бессовестный пес! Уйти охотиться на кроликов, когда твой хозяин в опасности! Брррр!

Фатти поднялся к себе в комнату и устремил жадный взгляд на вещички, которые он разложил перед огнем. Они успели уже совсем высохнуть. Как ему хотелось внимательно разглядеть их! Но нет, он дал обещание, и ему даже в голову не пришло, что можно подобное обещание нарушить. Собрав все вещи в кучку, он засунул их в ящик комода.

Остаток дня прошел очень невесело. Дальнейшая работа над Тайной застопорилась, была отложена до тех пор, пока остальные ребята не смогут прийти и поглядеть на странные одеяния. Бастер все еще чувствовал себя виноватым и не был склонен играть. Начался проливной дождь, и к этому времени полученные Фатти ушибы стали проявляться в виде внушительных синяков. Он внимательно пригляделся к ним.

«Неплохая коллекция, – подумал он. – Но не такая большая, как того бы хотелось Гуну».

Остальных Тайноискателей в этот день вообще не выпустили больше из дома. Они сидели хмурые и надутые. С ума сойти! Их держат взаперти как раз тогда, когда они наконец-то набрели на что-то стоящее!

Бетси и Пип разговаривали о кукольной одежде.

– Странно, что для кого-то эти вещи настолько важны, что ради них человек вламывается в дом мистера Феллоуза и в поисках их переворачивает там все вверх дном, – сказал Пип.

– Я уверена, что мистер Феллоуз тоже пойдет на речку с багром, чтобы попробовать вытащить их обратно, – заметила Бетси.

Эту же тему обсуждала с братом Дейзи.

– Странно, что кукольная одежда предназначается не для девочки, а для мальчика, – сказала Дейзи.

– Ну и взбесится же Гун, когда узнает, что он преподнес Фатти такую потрясающую улику! – воскликнул Ларри. – Вряд ли когда-нибудь прежде улику засовывали кому-либо за шиворот! Очень в духе Гуна!

Все ребята улеглись в постель рано. Их матери все еще продолжали сердиться, и только мать Фатти пребывала в этот день в хорошем настроении, но объяснялось это тем, что она уезжала на ленч из дома и, в отличие от родителей Ларри и Пипа, ее не заставили столько времени ждать.

Увидев синяки Фатти, она крайне удивилась. Один синяк красовался на его правой щеке, другой – на подбородке и еще один – на левой руке. Были синяки и в других местах, но она, конечно, их не видела.

– Как это ты ухитрился заполучить столько синяков? – спросила она Фатти.

– Да просто неудачно повертелся тут, – небрежно сказал Фатти и быстро перевел разговор на другую тему. Он рано улегся в постель и принялся читать. Бастер лежал рядом с ним под одеялом, полный раскаяния и смирения. Бастер, теперь уже окончательно прощенный.

Фатти чувствовал себя усталым. «Опять дают себя знать остаточные явления», – подумал он. Он довольно скоро выключил свет и крепко заснул. Родители его в тот вечер были в городе – они собирались пойти в театр, а оттуда – потанцевать. Вернуться они должны были не раньше часа ночи, а то и позже.

К половине одиннадцатого весь дом погрузился во тьму – горела только слабенькая лампочка в прихожей. Две горничные давно уже легли и заснули. Бастер тоже крепко спал, как и его хозяин.

Фатти был внезапно разбужен громким лаем Бастера. Гав! Гав! Гав! Он рывком сел в постели и зажег свет. Без четверти час.

– Уймись, Бастер. То, что ты слышишь, – это всего лишь мама с папой, – сонным голосом проговорил Фатти. – Замолчи, тебе говорят. Неужели не научился различать шум колес их машины?

Однако Бастер не унимался. Он соскочил с кровати на пол и залился отчаянным лаем. Фатти швырнул в него книгой.

– Замолчи? Я кому сказал? Это мама возвращается домой. Ты же знаешь, что их с папой сегодня нет дома. Иди сюда, Бастер.

Бастер не обратил на него ни малейшего внимания. Может, и в самом деле что-то случилось? Мальчик спрыгнул с постели, натянул халат и открыл дверь. Он услышал испуганный голос горничной:

– Это вы, мастер Фредерик? Почему Бастер лает? Уж не залез ли кто в дом?

– Думаю, это просто возвращаются родители, – ответил Фатти. – Идите ложитесь. Бастер помчался со всех ног вниз, так что будьте уверены – если кто-нибудь есть там, внизу, он кинется за ним вдогонку!

Бастер все еще продолжал отчаянно лаять. Фатти решил выяснить, в чем дело. Он уже собрался спуститься вниз, как вдруг взгляд его упал на спальню матери. Дверь в нее была открыта, и комнату освещала крохотная лампочка, горевшая на площадке. В спальне царил полнейший хаос!

– Вот так штука! – воскликнул Фатти, включая свет. – Как вам это понравится! Грабители! Похозяйничали тут, пока все мы спали!

Он заглянул в маленькую комнатку, примыкавшую к отцовской спальне, и в спальню для гостей. В обеих комнатах ящики комодов и шкафов были вытащены и все в них переворошено. Фатти сбежал вниз по лестнице. Бастер стоял около открытого окна в гостиной и лаял как сумасшедший.

– Сейчас уже поздно лаять, Бастер, – сказал Фатти, окидывая взглядом гостиную, где царил такой же беспорядок, как и в других комнатах. – Вор уже ушел. Он, наверное, собирался войти к мою спальню, когда ты наконец услыхал его и проснулся. Ушел он через то же окно, через которое влез в дом. Интересно, что он стащил. Надеюсь, не мамины драгоценности.

На подъездной дорожке зашелестели автомобильные шины. Это родители возвращаются. Фатти испустил вздох облегчения. Теперь они будут решать, что делать.

Мистер и миссис Троттевилл ужаснулись, войдя в дом и увидев беспорядок, царящий в нескольких комнатах. Миссис Троттевилл не мешкая начала перебирать свои драгоценности. Все оказалось на месте.

– Весьма странно, – сказала она, потратив минут двадцать на осмотр вещей. – Не вижу, чтобы хоть что-нибудь пропало. Даже мое жемчужное ожерелье, которое я оставила на туалетном столике, не тронули. За чем же приходил вор?

Фатти вдруг осенило. Это наверняка был тот же самый «грабитель», который обыскал сверху донизу дом мистера Феллоуза, И искал он те же самые вещи – кукольные одежки! Но зачем они ему? Зачем?

Фатти помчался наверх, в свою комнату, посмотреть, целы ли одежки. Да, они лежали в том самом ящике, куда он их сунул. Какое счастье, что он не оставил их сушиться в кухне, как собирался вначале. Он забрал их к себе в спальню только для того, чтобы никто, увидев столь странные вещи возле кухонной сушки, не начал бы задавать разные вопросы.

Но каким образом грабитель узнал, что вещи находятся теперь в доме Фатти? Ответ на этот вопрос Фатти нашел скоро. Тот мужчина с водорослями! Он стоял и смотрел на то, как Гун запихивал за шиворот Фатти мокрую одежду. Он сам в то утро искал эти вещички, но нашел их Гун, который силой навязал их Фатти.

Вот, наверное, взбесился этот дяденька, увидев, как предметы, которых он так отчаянно домогался, пихают за шиворот какому-то мальчишке! Он, очевидно, расспросил Спайсера, кто такой Фатти и где он живет, а затем явился ночью, чтобы попробовать захватить эти вещи.

Фатти перевел взгляд на предметы кукольной одежды, лежавшие в ящике.

– В вас заключено что-то чрезвычайно важное, – очень серьезно обратился он к ним. – Возможно, завтра узнаем.

Он услыхал, как его мать спросила отца;

– Ты собираешься позвонить в полицию?

– Нет, – ответил отец. – Я не желаю, чтобы поздно ночью по моему дому расхаживал этот настырный полицейский. Насколько я могу судить, ничего у нас не пропало. Пускай мистер Гун спокойно поспит.

– Слава Богу! – сказал Фатти, ложась в постель. – Мне определенно неохота снова увидеться сегодня ночью с Гуном.

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «В ту ночь» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Волшебная Для детей 5-6 лет Смешная Поучительная Про зайца

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: