Ночные розыски

Блайтон Энид

Фатти удается найти ночного сторожа, который видел безумца в шлепанцах и пижаме. Лунатик бежал в сторону реки, прижимая к груди какой-то сверток. Расследование Фатти прерывает появившийся мистер Гун. Мальчик не упускает случая в очередной раз разыграть наивного полицейского.

Ночные розыски читать:

Фатти поспешно удалился, радуясь, что не взял с собой Бастера. Уж тот бы устроил встречу пораженному Гуну!

Толстый полицейский слез с велосипеда и подошел к сторожу. Фатти торопливо укрылся в тень, а затем отправился разыскивать Вилли.

Снова ориентиром ему послужила цепочка красных лампочек. Он шел к ним по довольно длинной дороге, в конце которой поблескивала река. Крошечная будка ночного сторожа была вплотную приставлена к жаровне с углями.

Фатти представился, как только что представлялся другому сторожу, и при первой же возможности завел речь о своем дяде Горации. Он боялся, как бы и тут не появился Гун! И с чего это ему понадобилось разъезжать по улицам именно тогда, когда Фатти хотел, чтобы на них, кроме него, никого не было?!

Сторож Вилли оказался угрюмым дяденькой. На вопросы он отвечал весьма кратко.

– Вас наверняка люди спрашивают, нельзя ли погреться у вашего огонька, – сказал Фатти, стараясь не обращать внимания на неприветливость сторожа. – Я уверен, что мой дядя Гораций всегда подходит погреться, когда бродит во сне по ночам.

Сторож буркнул что-то себе под нос. Он не проявил интереса ни к дяде Фатти, ни к хождению лунатиков во сне.

– Возможно, вы видели вчера ночью старого человека, – продолжал Фатти. – Выскочил из дома в пижаме и домашних шлепанцах. Ха, ха, ха!

Сторож взглянул на Фатти.

– Да, видел такого, – отозвался он, обретая вдруг разговорчивость. – По крайности, видал, как кто-то пробежал мимо. Пижамные брюки, на ногах шлепанцы. Я еще подумал – малахольный какой-то! Но он был вовсе не старый – так улепетывал, что только ну!

Фатти был в восторге. Ага, значит, мистер Феллоуз пробегал по этой дороге. Уже кое-что! Ведь дорога ведет только к реке. Почему же он к реке побежал?

– А было у него что-нибудь в руках? – спросил Фатти.

– Было, да. Он вроде бы прижимал что-то к груди, но что это было – не знаю, – сказал сторож. – Так он, значит, вам дядей приходится? И часто он ходит во сне?

– По большей части в лунные ночи, – ответил Фатти, готовый теперь, когда он получил кое-какие сведения, выдумать что угодно. – А как он обратно шел, вы не видели?

– Не-а, – ответил Вилли, вновь став угрюмым. Фатти уже совсем собрался распрощаться, как снова зазвенел велосипедный звонок. Ну неужели же, неужели это опять Гун?

Да, это был он. Фатти как раз вовремя скрылся от света, отбрасываемого жаровней. Гун подкатил к горящим красным лампочкам и окликнул Вилли.

– Ты тут, милейший? Хочу задать тебе несколько вопросов.

Фатти укрылся за кустом, весьма кстати росшим на этом месте, и в его душу закралось тревожное подозрение. Может, и Гун допрашивает ночных сторожей, и делает это по той же самой причине, что и Фатти? Уж не пошел ли Гун к раскрытию загадки тем же самым путем, что и Тайноискатели? Если это так, значит, у него мозги чуть-чуть пришли в движение.

– Ну-с, Вилли, – сказал Гун, обогревая возле жаровни сперва свой обширный фасад, а потом еще более обширный тыл. – Ничего подозрительного не видели прошлой ночью? Я опять расследую одно дельце и разыскиваю кое-кого.

– Уж не ищете ли вы случаем старого дядю, который бродит во сне в пижаме и шлепанцах? – спросил Вилли.

Гун удивленно уставился на него.

– Слушай, старик. Сторож вон там, на дороге, задал мне точно такой же вопрос, – сказал он. – Я подумал, он просто шутит. Выходит, и тебя кто-то попытался разыграть?

– Да какой-то молодой парень, – ответил Вилли. – Уж так беспокоился о своем дяде Горации – старом господине, который по ночам бродит во сне.

– Вот оно что. Наверное, дядя Гораций и вчера ночью разгуливал во сне, а? – спросил Гун, да так свирепо, что Вилли удивился.

– Вы чего это так со мной разговариваете? – обиженно спросил он.

– А как выглядел парень, который рассказывал тебе эти сказки! – грозно продолжал его допрашивать Гун.

– Да я не разглядел его толком, – ответил Вилли. – Глаза у меня уже не те. Молодой такой. Довольна высокий. С усиками. Толстоватый.

Мистер Гун так и подпрыгнул. Толстоватый! А может, «племянник» этого лунатика – не кто иной, как тот толстый мальчишка? Уж не вынюхивает ли опять что-нибудь этот паршивец? Мистер Гун чуть не задохнулся от ярости.

Усики, само собой, приклеены, разгуливающий во сне дядя выдуман. Наверняка это он, тот толстый мальчишка, и идет он по тому же самому следу, который он, Гун, с таким трудом установил. Где он сейчас? Куда делся? Если бы Фатти в эту минуту попался в руки мистеру Гуну, ему непременно пришлось бы молить о пощаде!

– А теперь послушай. Вилли, – сказал мистер Гун, которому внезапно пришла голову некая идея. – Слушаешь ты меня?

– Ага, – отозвался Вилли. – Только говорите погромче, уши у меня уже не те.

Мистер Гун, к удовольствию Фатти, заговорил громче. Интересно, что-то он скажет?

– Тот парень вернется сюда вон оттуда, – сказал мистер Гун. – Я хочу, чтобы он попался мне в руки, понял? Поэтому, как увидишь что он идет, окликни его погромче. Подзови его сюда и займи разговором.

– Зачем это? – с сомнением в голосе спросил Вилли. – Если он подонок какой-нибудь, я вовсе не хочу дать ему возможность тюкнуть меня по голове.

– Я спрячусь по ту сторону дороги, – сказал Гун. – А то еще он заметит меня. Он меня боится, до смерти боится. Ему достаточно увидеть фонарик моего велосипеда, как он пускается наутек. Понимаешь, я хочу, чтобы он попался мне в руки. Так вот, когда увидишь, что он идет, возьми одну из своих красных лампочек и медленно покачай ею взад-вперед. Я миром прибегу, пока ты будешь с ним разговаривать.

– Ладно, – покорно согласился Вняли. Какие-то прохожие, болтающие про своих дядей, которые ходят во сне в шлепанцах, подонки, подача сигналов покачиванием лампы, дальше что будет! С Вилли всего этого было предостаточно. Сегодня ночью не удастся чуток вздремнуть, это уж факт!

Мистер Гун сел на велосипед и исчез. Он укатил в дальний конец дороги, ведущей к реке, слез с велосипеда и спрятался под деревом, держа велосипед возле себя. Уж на обратном пути он этого толстого мальчишку схватит! Никаким другим путем он вернуться не может, потому что в другом конце дороги путь ему преграждает река.

Фатти быстро перебирал в уме возможные варианты дальнейших действии. Может, пойти прямиком к реке, пробраться через чей-то сад и выйти на другую дорогу, параллельную этой? Иди же немножко подурачить Гуна?

Да, надо устроить ему небольшой номер. Гун это заслужил, соврав, будто Фатти до смерти его боится! Фатти быстро приступил к делу. Он перепачкал свою физиономию грязью, надел кепку козырьком вперед, так чтобы под тенью не видно было глаз. Вместо шарфа повязал на шею белый носовой платок, усы снял, но ужасную челюсть вставил.

Он ощупал землю вокруг себя – не попадется ли что-нибудь, что могло бы пригодиться для подготовляемого «номера». Он попал ладонью на старый мешок. Отлично – как раз то, что нужно! Пошарив среди мусора, оставленного ремонтными рабочими, он нащупал осколки кирпича и камни и быстро стал кидать их в мешок, пока тот не наполнился до половины. Мешок оказался очень тяжелым.

Фатти снова выбрался на дорогу и повернул так, чтобы очутиться за спиной ночного сторожа. Он медленно прошел мимо него, согнувшись под тяжестью мешка чуть не до земли.

Сторож его увидел, но его старые подслеповатые глаза не могли различить, кто идет. Охваченный сомнением, он внимательно вглядывался в прохожего, сожалея, что луна не вышла из-за тучи. Впрочем, он решил, что, кто бы это ни был, вид у него определенно подозрительный. «Махну-ка я пару раз лампой, вреда не будет», – подумал он.

Он взял в руки лампочку, повернулся в сторону Гуна и медленно покачал ею. Фатти, увидев краем глаза, что делает сторож, широко улыбнулся. Он продолжал медленно тащиться по дороге, согнувшись под тяжестью мешка. Если кто-то действительно выглядел в данный момент подозрительно, так это Фатти!

Мистер Гун заметил качающуюся лампу и быстро пошел по дороге, держась в тени и двигаясь бесшумно в своих сапогах на резиновой подошве. Он пытался разглядеть, подошел ли Фатти к сторожу и разговаривают ли они. Но, к его величайшей досаде, к тому времени, когда он добрался до будки сторожа, там никого, кроме Вилли, не было!

– Где он? Почему ты махал лампочкой? Его же здесь нет! – воскликнул выведенный из себя Гун.

– Я увидел очень подозрительного типа, который брел по дороге, – ответил Вилли. – Не того, кто вам понадобился, но кого-то из тех, кого вы наверняка захотели бы заполучить в руки. Действительно подозрительный тип. Да к тому же он тащил на спине тяжелый мешок. Я думаю, вам бы хотелось узнать, что в этом мешке!

– Гм! Звучит и правда скверно, – сказал Гун, а сам подумал: уж если не удается заполучить в руки Фатти, хорошо бы хоть кого-то заполучить. – Он в какую сторону пошел?

– Вон туда, – сказал Вилли, указывая направление кивком головы. Гун двинулся в ту сторону, куда показал сторож, стараясь держаться в тени. Он пытался выследить Фатти и подозрительную личность с мешком. Фатти быстро оглянулся. Прекрасно! Гун идет за ним следом. Он заставит его хорошенько покрутиться!

Тяжело передвигая ноги, Фатти спустился к реке и вышел на место, откуда видны были сверкавшие при лунном свете серебристые волны. Там он свернул к причалу. Гун крадучись следовал за ним, при этом он так тяжело дышал, что Фатти слыхал его дыхание.

Фатти продолжал медленно, нога за ногу, тащиться вперед, как очень, очень старый человек. На ходу он скорбно кашлял. Это был какой-то леденящий душу глухой кашель. Неожиданно он остановился и опустил мешок на землю, как если бы он был слишком тяжел. Остановился и Гун.

Фатти снова перекинул мешок за плечо и зашагал дальше по направлению к пристани. Уже почти дойдя до места, он вдруг опять остановился и со стоном опустил мешок. Мгновенно остановился и Гун. Теперь его уже разбирало любопытство. Зачем старику понадобился такой тяжелый мешок? Куда он идет? Что у него в мешке? Может, он собирается встретиться с каким-нибудь соучастником? Гуна все больше охватывало возбуждение.

Фатти снова закинул мешок за спину и двинулся дальше. Он подошел к маленькой деревянной пристани, о которую билась залитая лунным светом вода. Фатти взошел на пристань и уселся со своим мешком – вроде бы отдохнуть.

Наступил момент, когда Гун мог начать действовать. Он вышел из тени на свет и, тяжело ступая, зашагал к пристани. При свете луны фигура его казалась огромной.

– Так-с, – начал он. – Как ваша фамилия? Что у вас в этом мешке?

– Кирпичи и камни, – честно сказал Фатти грустным, уставшим голосом старого человека.

– Га! – презрительно воскликнул Гун. – Никто не таскается с мешком, полным кирпичей и камней, разве что сумасшедшие!

– А может, я и есть сумасшедший, – сказал Фатти и поник головой, боясь, как бы лунный свет не упал на его лицо.

– А ну-ка, откройте свой мешок и дайте мне посмотреть, что в нем, – угрожающим тоном приказал Гун.

– Нет! – воскликнул Фатти, вцепившись в мешок, словно в нем были рубины и бриллианты.

– Хватит, я вам говорю! – крикнул Гун, надвигаясь на него. – Открывайте мешок, да побыстрее!

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Ночные розыски» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Для малышей Бытовая Для детей 3-4 лет Интересная Про лису

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: