Урок чревовещания

Блайтон Энид

Фатти расказывает Бетси о своем новом хобби - чревовещании. Парень добился значительных успехов - он может говорить с закрытым ртом, при этом кажется, что голос исходит не от самого Фатти, а из некоего другого метса, которое чревовещатель выбирает на свое усмотрение.

Урок чревовещания читать:

Бетси не верила своим ушам. Она не сводила с Фатти удивленных глаз.

– Но… но… это ты, что ли, заставил крякать ту утку на каминной полке? – спросила она. – И ты заставил курицу кудахтать, собаку лаять, а старика просить сигарету? Не может быть, чтобы это сделал ты, Фатти!

– И все-таки это так, – ответил Фатти. – Я работал над этим весь последний семестр. Ты бы слышала, какие звуки неслись по ночам из углов нашего дортуара! Да и в классе тоже. Как-то раз я даже заставил одного преподавателя открыть шкаф, чтобы проверить, не оттуда ли мяучит кошка.

– Но как ты это делаешь, Фатти? – спросила Бетси, внимательно вглядываясь в его лицо. – Я, конечно, видела чревовещателей на сцене, они заставляли своих кукол говорить. Но ты-то как это делаешь? Мне это совсем не понравилось!

– Какая ты дурочка, – сказал Фатти. – Я не стал бы разыгрывать эту шутку над тобой, если бы знал, что ты перепугаешься. Это доказывает, что у меня получается совсем не плохо. В комнате нет ни говорящей утки, ни курицы, ни собаки, ни старика, Бетси, это ты должна понимать. Мне хотелось проверить, смогу ли я вызвать у тебя недоумение, – у меня и в мыслях не было тебя пугать. Черт побери, я, наверное, гораздо лучший чревовещатель, чем думал.

Со стороны шкафа снова раздался голос – а может, это Бетси показалось, что он доносится оттуда:

– Сигарету, будьте так добры, сэр. Всего лишь одну сигарету!

Бетси быстро повернулась к Фатти и на этот раз она рассмеялась.

– Ох, Фатти, и ловко же у тебя получается, но я заметила, как у тебя напряглось горло, когда ты произносил эти слова. А все-таки как тебе удается делать так, чтобы твой голос звучал откуда-то со стороны? Это просто изумительно, Фатти! Интересно, что скажут остальные члены нашей пятерки?

Фатти уселся в постели поудобнее.

– Ну, слушай, – начал он. – Я кое-что расскажу тебе об этом, Бетси. К нам в школу заехал, чтобы нас немного развлечь, один дяденька. Он чревовещатель, и он привез с собой парочку дурацких кукол, у которых головы поворачиваются из стороны в сторону. Они могут также закрывать и открывать глаза и двигать ртом. Ты ведь видела чревовещателя, не правда ли? Ну так вот, этот парень был просто изумителен. Честное слово, я не заметил, чтобы у него хоть сколько-нибудь двигались губы или горло, и все-таки он заставлял кукол говорить его голосом, и не только говорить, но и петь!

– Да, по-моему тоже, чревовещатели – просто чудо что такое! – сказала Бетси. – Ума не приложу, как они это делают. Но ты должен знать, Фатти, потому что ты умеешь чрево… чрево…

– Чревовещать, – договорил Фатти. – Да, теперь я кое-что об этом знаю. Но мне пришлось учиться этому по книгам, потому что в школе не научишься таким интересным и действительно полезным вещам, как чревовещание, умение показывать фокусы или менять свою внешность с помощью накладных бород, масок и различной одежды. Такая жалость, что в школьной программе подобных предметов нет. Как бы я старательно учился!

– Да. Я тоже, – поддержала его Бетси. – Так что же, Фатти, выходит, тебе пришлось без посторонней помощи практиковаться в чревовещании?

– Ну да. Но ты ведь знаешь, как трудно найти в школе место, где бы ты мог быть в полном одиночестве, так что мне пришлось посвятить в тайну несколько мальчиков. Сейчас в моей школе уже шесть чревовещателей.

– Но ты – самый лучший, я в этом уверена, – сразу же отозвалась Бетси.

Фатти был бы рад сказать, что так оно и есть, но честность вынудила его признать, что один мальчик превосходит его в этом искусстве.

– У нас в школе есть один мальчик, – сказал он, – зулусский принц или что-то в этом роде. Он лучше всех. Впрочем, это и неудивительно: кажется, все его дяди, дедушки и прочие предки умели добиваться того, что их голоса звучали с той стороны, с какой они пожелают. «Посылать в пространство свой голос» – это, по всей видимости, талант, издавна присущий зулусам. Во всяком случае, когда он узнал, что я пытаюсь научиться «посылать свой голос», он показал мне несколько приемов.

– Расскажи мне, Фатти, – умоляющим голосом попросила Бетси, – какие это приемы.

– Ну, прежде всего, – сказал Фатти, взбив подушки и устроившись поудобнее, – я объясню тебе значение слова «чревовещание». Оно состоит из двух слов: «чрево», что означает «живот», и «вещание» – «говорение». Иначе говоря, чревовещателем называют человека, который, как люди думают, произносит слова, используя каким-то образом свои живот.

– Значит, ты, Фатти, используешь свой весьма солидный живот? – спросила Бетси. – В таком случае у тебя голос должен звучать просто замечательно!

– Не дерзи! – с достоинством возразил Фатти. – В действительности те, кто так думает, ошибаются. Живот вовсе не используется.

– О! Тогда что же используется? – спросила заинтригованная Бетси.

– Насколько я понимаю, – ответил Фатти, – чревовещатель произносит слова обычным способом, но при этом он выдыхает воздух очень медленно и закрывает голосовую щель – горло – как можно плотнее, а рот открывает на самую малость. Да, и еще одно: он приводит в движение лишь кончик языка.

Бетси не совсем понимала объяснения Фатти, но ее это не смущало, поскольку сама она не собиралась стать чревовещателем. Она была совершенно уверена, что у нее ничего бы не получилось. Проделать все те вещи, которые упоминал Фатти, казалось ей попросту невозможным. Но Фатти, как всегда, взялся за невозможное, и у него получилось!

– Право же, Фатти, ты большой искусник! – воскликнула Бетси. – А сейчас почревовещай еще немножко, мне хочется посмотреть, как ты это делаешь.

Разумеется, увидеть она ничего не могла, разве что горло у Фатти слегка напряглось и один раз у него чуть-чуть шевельнулись губы.

– Всего одну сигарету, пожалуйста, всего лишь одну сигарету, – прозвучал дребезжащий голос, исходивший, казалось, из какого-то дальнего угла. Бетси невольно снова посмотрела в сторону шкафа. Фатти тоже смотрел на шкаф, как если бы там действительно кто-нибудь был.

– Очень странно, – заметила Бетси. – Прямо-таки совсем непонятно. Каким же образом ты направляешь свой голос в сторону, Фатти?

– На самом деле я вовсе этого не делаю. Ты просто думаешь, что я его «направляю», и начинаешь смотреть туда, откуда, как тебе кажется, доносится голос, так что в конце концов ты и слышишь его звучащим именно там. Разумеется, это всего лишь трюк. Хотя тот парень, зулус, о котором я тебе рассказывал, по-моему, и в самом деле умеет направлять свой голос, куда захочет. Однажды был такой случай, когда нам показалось, что кто-то зовет нас из-за двери классной комнаты, но, когда мы вышли в коридор, там никого не оказалось, а старина Бубанти сидел себе на своем месте в классе с улыбкой до ушей.

– Как бы мне хотелось учиться в твоей школе, – вздохнула Бетси. – По твоим рассказам, Фатти, у вас всегда так интересно. И подумать только – вот сейчас ты чревовещатель, а потом кем станешь?

– Видишь ли, никогда не знаешь, в какой ситуации подобная штука может оказаться весьма кстати. Например, это искусство может очень мне пригодиться в работе сыщика, а я, как ты знаешь, стану сыщиком, когда вырасту. Во всяком случае, это очень забавный фокус, – сказал Фатти.

С лестницы донесся взволнованный лай и шлепанье лап прыгающего по ступенькам пса.

– Бастер, – констатировал Фатти. – Черт возьми, мы так увлеклись чревовещанием, что совсем позабыли про беднягу Бастера. Бетси, не говори маме ни слова о моих занятиях чревовещанием.

Бетси не успела его заверить, что ничего, разумеется, не скажет, как дверь отворилась и в комнату вошла миссис Троттевилл, впереди которой метнулся стрелой невероятно взволнованный Бастер. Само собой разумеется, он прыгнул прямо на постель и кинулся на Фатти. Положив лапы на плечи мальчика, он начал облизывать его физиономию, громко лая при этом.

– Пощади меня, Бастер, пощади! – взмолился Фатти и спрятался под одеяло. Бастер тотчас пробрался к нему, и постель заходила словно при землетрясении, а комната огласилась воплями и лаем.

– Фредерик! Бастер должен немедленно вылезти из твоей постели! – вскричала миссис Троттевилл. – Ах ты, боже, ни тот ни другой меня не слышат. ФАТТИ! БАСТЕР! ФАТТИ!

В конце концов Фатти выглянул наружу. Волосы у него были всклокочены, глаза сияли. Он держал Бастера так крепко, что тот не мог шевельнуть ни одной лапой.

– Что делают со взбесившимися собаками, мама? – спросил он. – Честное слово, он совсем рехнулся.

– Ох, Фредерик, спусти его с постели! – сказала миссис Троттевилл. – Вот так-то, Бастер. Если ты посмеешь еще раз взобраться на постель, я натравлю на тебя кошку.

– Гав! – грубо отозвался Бастер, словно хотел сказать: «Плевал я на нее».

– Фредерик, послушай. Скоро уже пора пить чай. Ты можешь встать, надеть халат и два часа не ложиться в постель. И выпить чаю, пока ты на ногах. Бетси может через десять минут прийти за подносом.

Она вышла из комнаты, и Бастер тут же снова вскочил на кровать. Однако на этот раз он уже не производил столько шума. Он уже выразил Фатти свои чувства, так что теперь с него было достаточно лежать рядом с хозяином и лизать его руку всякий раз, когда она оказывалась поблизости от его черного носа.

Бетси достала халат и шлепанцы Фатти и придвинула кресло к камину. Фатти встал с постели. Сначала он намеревался спрыгнуть, но ноги почему-то его не слушались. Он убедился, что колени у него еще сильно дрожат.

– А ты остальным расскажешь о своем искусстве чревовещания? – спросила Бетси. – Может, ты и их обучишь?

– Нет, обучать их я не стану, – заявил Фатти. – Главная трудность не в том, чтобы научиться, самое главное – практиковаться. В этот период приходится производить какие-то странные звуки, и окружающим это не нравится.

– Ты прав. Не могу себе представить, чтобы мама была очень довольна, если бы и Пип начал упражняться. Она говорит, что он и сейчас слишком шумный. Во всяком случае, школьные отметки у него не самые лучшие. Мама с папой наверняка решат, что он недостаточно усердно занимался школьными предметами из-за увлечения чревовещанием.

– Жаль, – сказал Фатти, принимаясь за поджаренный хлеб с маслом. – А к хлебу меда не дали? Я считаю, что к горячему поджаренному хлебу очень подходят масло и мед, но, как правило, дают что-то одно. Да, меда нет. Бетси, будь добра, сходи, попроси меда.. Только не задерживайся, а то его не с чем будет есть.

– Как это? – удивилась Бетси.

– А так – хлеба поджаренного не останется. Поторопись же!

– Право же, ты – жадный поросенок, Фатти, – сказала Бетси. – Не вздумай съесть весь хлеб! Я никогда не видела такого чудесного поджаренного хлеба. Масло с него так и течет!

Она отправилась за медом. Фатти взглянул на Бастера, сидевшего рядом и смотревшего на него снизу вверх обожающими глазами. Из-за жара, который шел от камина, он раскрыл рот и свесил язык. Фатти взял кусок хлеба и дал двум-трем каплям растопившегося масла упасть на розовый язык Бастера. Тот был приятно удивлен. Дважды глотнув, он снова свесил язык.

– Кря, кря, кря, – сказал горловым голосом Фатти. Бастер вопросительно посмотрел на него и завилял хвостом.

– Куд-кудах-тах-тах, – закудахтал Фатти. – Где эта курица, Бастер, где она?

Бастер колотил хвостом по полу. Но он не встал и не отправился искать ни утку, ни курицу.

– Слишком ты тонкая штучка, да? Тебя не проведешь. – сказал Фатти, с набитым ртом. – Откуда бы я ни пытался «направить» звуки, ты прекрасно знаешь, что произвожу их я. Так ведь? Кря, кря, кря!

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Урок чревовещания» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

О животных Для девочек Поучительная Про зайца Про лису

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: