Мистер гун разгневан

Блайтон Энид

Фатти, с самого начала расследования решивший помогать Гуну, сообщает констеблю добытую информацию. Гун вновь отказывается верить во что либо, услышанное от Фатти. Через некоторое время Гуну звонит полицейский, и сообщает, что Дженксу стала известна новая информация: принц в лагере был подменой, фальшивкой. Гун начинает кусать локти - Фатти сказал ему то же самое пол часа назад. Еще парень говорил, что настоящего принца держат на Рэйлингемских болотах. Гун, наконец поверивший Фатти, на ночь глядя отправляется прочемывать болота.

Мистер гун разгневан читать:

Через десять минут чисто умытый и хорошо одетый Фатти был у полицейского. Он едва успел снять с себя наряд коробейника и грим и умыться. Еще одну минуту он дал себе на то, чтобы во весь голос похохотать над рассказом Гуна о бродяге и o поединке с ним.

Гун встретил его все еще надутый от важности.

– Вот твой велосипед, – сказал он, указывая рукой в холл. – С полицией шутки плохи, мастер Фредерик, знаете ли.

– Должен признаться, мистер Гун, ваши действия выше всяких похвал, – сказал Фатти, и в голосе его звучало такое восхищение, что мистер Гун повторил с начала всю историю с бродягой, украсив ее некоторыми деталями.

– Мистер Гун, я очень вам обязан, – серьезно сказал Фатти. – И я хочу отплатить вам важной новостью. Мы разведали еще кое-что о похищении принца – я знаю, Эрн вам рассказал о том, что принца спрятали в коляске с младенцами, верно? Так вот, теперь мы обнаружили, что это был не настоявши принц. То был цыганенок. Настоящий же принц, как мы полагаем, находится в Рэйлингэмских болотах. Физиономия мистера Гуна постепенно мрачнела.

– Послушай, почему ты не придумаешь сказку получше? Сколько еще принцев собираешься ты мне преподнести?

– Я не обманываю вас, мистер Гун, – сказал Фатти. – Я же говорил, в этот раз я буду вам помогать – что я и пытаюсь делать. Но вы сами создаете трудности.

– Нет, это ты их создаешь! – сказал мистер Гун. – Забыл, как вы наряжались иностранцами, говорили по-иностранному, а потом сослали Эрна рассказывать мне про принцев в коляске с младенцами. А теперь ты говоришь, то был цыганенок, и хочешь отправить меня, чтобы я рыскал по Рэйлингэмским болотам, гонялся за другим принцем. Дудки, не выйдет!

– Я вовсе не хочу вас куда-то отправлять, чтобы вы за кем-то гонялись, – сказал Фатти. – Вам лишь надо позвонить старшему инспектору и обо всем ему доложить. Он скажет, что вам делать.

– Нет, ты послушай, – сказал Гун, лицо его становилось багровым. – Разве я не звонил старшему инспектору, чтобы доложить ему про принцессу Бонгави, сестру принца – и все это было твоей затеей, тебе хотелось выставить меня на посмешище! О, нечего мотать головой, я знаю, все так и было! Потом ты хотел заставить меня рассказать ему другую идиотскую басню, а теперь вот эту. Не выйдет!

– Лучше бы сделать это вам, – сказал Фатти. – Или мне? Тогда инспектор снова будет уважать меня. Так ведь?

– Нечего тебе звонить ему! – рявкнул мистер Гун. – Чего ты вмешиваешься? Дело поручено мне, говорю я. Ты все время мешаешь закону! Вот твое занятие! Ты просто гаденыш, и я…

– Тише, тише, мистер Гун. – сказал Фатти, выводя велосипед из холла. – Нехорошо, нехорошо! Не надо горячиться!

Подведя велосипед к калитке, он сел на него. Потом обернулся и крикнул:

– Ах, ах, я забыл кое-что спросить у вас, мистер Гун! Как тот бродяга, с которым вы дрались, завязал он свои шнурки а конце концов?

И, не дожидаясь ответа, Фатти покатил по дороге, давясь от смеха. Мистер Гун вглядывался в темноту, смотрел, как он удаляется, и недоумевал. Откуда этот мальчишка узнал, что бродяга хотел завязать шнурок на обуви? Он-то, Гун, об этом и не заикнулся. Так откуда же Фатти узнал?

И вдруг ему все стало ясно. Он побрел в гостиную и тяжело опустился в кресло. Обхватив голову руками, Гун застонал. Тот бродяга – это был Фатти! Он, Гун, увел его велосипед и сам себя похвалил, когда Фатти заявил о пропаже, и отдал велосипед, даже не заикнувшись об отсутствии передней фары!

Зачем, о, зачем он, Гун, сочинил вдобавок целую историю? Ох, посмеялся же Фатти исподтишка во время их разговора! Целых четверть часа мистер Гун провел, придумывая всяческие кары, которые он хотел бы обрушить на Фатти – но, увы, он понимал, что случай для этого никогда, никогда не представится. Фатти слишком хорошо умеет обороняться!

Резко позвонил телефон. Мистер Гун, дернувшись, свирепо схватил трубку. Если опять этот мальчишка – он выскажет все, что о нем думает!

Но это был не Фатти. Это было поручение старшего инспектора, которое передавал вкратце другой констебль.

– Мистер Гун? Поручение старшего инспектора. От одного из наших сотрудников поступило донесение, что, по последним данным, мальчик в лагере не был настоящим принцем – кто-то другой, перерядившись, выдавал себя за принца. Когда фото принца показывали ребятам в лагере, они не признали в нем того мальчика, которого в лагере считали принцем. Старший инспектор просит вас: если у вас есть хоть малейшие сведения об этом, немедленно сообщите.

Мистер Гун опешил. Он не знал, что ответить. Выходит, рассказ Эрна, которого послал к нему Фатти, все же был не сказкой, а чистой правдой? История о принце, увезенном в детской коляске, а теперь еще рассказ Фатти о цыганенке. Неужели и это правда?

– Констебль Гун? Вы еще у телефона? – нетерпеливо спросил голос на другом конце провода. – Вы меня слышите?

– О да! Да! – тяжело выдохнул Гун, чувствуя себя как после долгой пробежки. – Благодарю вас. Очень интересное донесение. Я подумаю и вскоре доложу свои соображения.

– Превосходно. Спокойной ночи! – сказал голос, и в телефонной трубке щелкнуло.

Второй раз за эту ночь Гун рухнул в свое кресло и со стоном обхватил обеими руками голову. Почему он не сообщил инспектору все то, о чем ему рассказал Эрн? Теперь эту информацию раздобыл кое-кто другой, опередив его, Гуна. Гун начал всерьез сомневаться, действительно ли у него голова работает так хорошо, как ему прежде казалось.

«Сперва я звонил инспектору и рассказал ему про ряженых и про принцессу Бонгави – что было сущей чепухой, – думал он. – Затем я не сообщил о том, что принца увезли в коляске с близнецами. Не сомневаюсь, что именно из-за этого все те ребята очутились на ярмарке: они старались выследить близнецов и их мамашу».

Довольно долго он сидел и размышлял. Потом ему вспомнились последние слова Фатти: он, мол, полагает, что настоящий принц находится в Рэйлингэмских болотах.

Верно ли это? Действительно ли Фатти так полагает? Можно ли позвонить и сообщить об этом старшему инспектору – или вдруг окажется, что такого места вообще нет или еще что-нибудь вроде того?

Мистера Гуна охватило волнение. Он ходил по комнате взад и вперед. Он сжимал руками голову. Он стонал. Да, его, несомненно, уволят, если он не совершит чего-то выдающегося.

Он разложил перед собой полицейскую карту округа. Стал искать Рэйлингэмские болота. Да, такое название было. Но были это просто болота или что другое? А вдруг там нет ни одного дома?

«Остается только одно, – сказал себе мистер Гун, приняв решение. – Я должен туда отправиться и посмотреть, что это. Да, который час? Вблизи этого места, на расстоянии мили или двух, как будто есть станция. Посмотрим, может, я успею на какой-нибудь поезд».

Он глянул на расписание. Да, поезд был, последний поезд, всего через три четверти часа. Мистер Гун в большой спешке стал собираться.

Он снял полицейскую форму и переоделся в штатское платье.

Конечно, идти в форме на розыски тайного убежища было бы нелепо. Он натянул пару широченных серых брюк из фланели, надел серую фуфайку с ярко-желтой каймой по вороту и низу, нахлобучил шляпу. Наверх набросил мешковатую твидовую куртку и посмотрел на себя в зеркало.

«Никто не заподозрит, что я – полицейский! – подумал он. – Вот и перерядился! У меня это получается тоже неплохо. Вылитый турист, чего уж лучше! Прихвачу еще рюкзак да набью его поплотнее, чтобы все было как у настоящего туриста».

На поезд он поспел в самую последнюю минуту. Точно по расписанию поезд сделал остановку неподалеку от Рэйлингэмских болот, на станции Рэйлингэм, где был сонный, маленький вокзал с одним служителем, он же носильщик, кассир и все прочее.

Станционный служитель удивился появлению мистера Гуна, сошедшего со столь позднего поезда.

– Вы именно здесь хотели выйти? – спросил служитель.

– Уже вышел, – сказал мистер Гун. – Я, знаете ли, турист. Хочу – э-э-э– осмотреть окрестности.

– Воля ваша, да только не ходите в темноте по болотам, – сказал служитель, очень удивленный.

– Есть там на болотах какие-нибудь дома? – спросил Гун.

– Мало, всего два, – сказал служитель. – Один – это ферма на косогоре, а другой – большой особняк. Говорят принадлежит иностранцам.

«Ага! – подумал Гун. – Вот этот дом мне и нужен. Как-нибудь доберусь до него и поищу там. Может, найду принца. А может, мне даже удастся его освободить».

В воображении мистера Гуна возникли волнующие картины. Вот он несет на закорках принца через опасные болота. А вот еще более волнующая – фотография его и принца в газетах. Заголовки – «Отважный констебль освобождает похищенного принца».

Мистер Гун ушел с тускло освещенной станции и углубился во мрак. Рядом со станцией был луг. Ну что ж, он пойдет по лугу – очень-очень осторожно. Тропа должна же куда-то привести!

Служитель смотрел ему вслед.

«Странный тип, – сказал он себе. – Явно не в своем уме! Бродить по болотам среди ночи! Следовало бы сообщить о нем в полицию – за таким типом надо бы последить, да!»

Но никто не следил за отважным и героическим мистером Гуном. Один-одинешенек он скрылся во тьме.

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Мистер гун разгневан» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Для малышей О животных Бытовая Для детей 3-4 лет Интересная

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: