Что рассказал Тонкс

Блайтон Энид

Фатти отправляется к Тонксу, а надежде выведать у него информацию о том, что смог найти Дженкс на месте преступления. Оказывается, что полицейские нашли то-же, что и Фредерик. Единственная улика, унесенная стражами закона с собой - это две бумажки с непонятными адресами или названиями домов. Помимо прочего Тонкс сообщает, что вскоре уедет из городка и передаст расследование вернувшемуся Гуну. Но общем собрании Бетси опознает один из адресов - он принадлежит небольшой гостинице, сдающей комнаты и расположенной неподалеку от моря.

Что рассказал Тонкс читать:

Возвратившись домой, Фатти сразу же прошел в глубь сада, где в небольшом сарайчике он хранил самое ценное свое имущество.

Он окинул взглядом ящики и коробки, которые берег как зеницу ока. В них лежал реквизит для переодеваний: поношенная одежда, головные уборы, башмаки и рваные шарфы. Был здесь и особо ценный ящик, набитый множеством самых причудливых вещей. Попадись он на глаза его маме, она бы все это непременно выбросила, а Фатти очень бы этого не хотелось.

Вставные челюсти, специальные пластинки, чтобы изменять форму щек, брови всех цветов радуги, парики – те, что были ему впору, и те, что нет, усы на любой вкус. Да! Очень интересную коллекцию хранил Фатти в сарайчике в самой глубине сада!

Фатти воззрился на свои сокровища. «Надо сообразить, как бы замаскироваться, когда приедет Гун, – размышлял он. – Сейчас в этом нужды нет, раз нет тайны и не надо морочить Гуну голову. Интересно, когда он приедет? Надо завтра спросить у Тонкса».

К Тонксу он отправился на следующее утро часов около десяти. Бастер бежал вслед за велосипедом: Фатти и в самом деле решил, что пес очень уж растолстел и размяться ему не помешает. Вот Бастер и пыхтел сзади, свесив язык – то на одну сторону, то на другую.

Фатти постучал в дверь к Тонксу.

– Войдите! – прокричали в ответ. И Фатти вошел. Тонкс сидел и изучал бумаги. Невозмутимый полицейский поднял на Фатти глаза и кивнул.

– А! Сэр Фредерик Троттевилл собственной персоной! Большой друг инспектора Дженкса, не так ли? Вчера он мне понарассказал о ваших достижениях.

Начало было многообещающим. Фатти сел.

– Вы не очень заняты, чтобы уделить мне минуту-другую? – спросил он. – Вчера вечером я отвел мисс Хилари домой. Бедняжка, она была так напугана – я говорю про крестницу инспектора.

– Так вот что он имел в виду, когда вдруг воскликнул: «Боже мой! Нортон-хаус! Ведь там живет Хилари!» – сообразил полицейский. – Но я не стал ни о чем его расспрашивать.

– Я думаю, когда он услышал об ограблении и отправился туда с вами, у него совершенно из головы вылетело, что это дом его крестницы. Короче, Хилари была очень напугана, и я отвел ее домой. Ну, разумеется, я там все осмотрел и подумал, вдруг чем-нибудь могу быть вам полезен.

– Да вряд ли. Ведите ли, сэр, я не очень силен по части тайн и никогда не считал себя специалистом в этой области. Но там же был инспектор, а уж он-то ничего не упустит. Тем не менее очень мило с вашей стороны прийти и предложить помочь нам. Спасибо.

– Не за что, – любезнейшим тоном отозвался Фатти. – Ну… а вы нашли что-нибудь интересное?

– Только отпечатки пальцев – скорее, отпечатки перчаток – и следы, – ответил Тонкс. – Думаю, все то же самое, что и вы. Похоже, этот вор – парень габаритный. И смылся он ловко – никто не видел, как он выбрался из дома, как спускался по холму – невидимка, да и только!

Фатти расхохотался.

– И Джинни так же думает. Ведь такого крупного мужчину, да еще с мешком или узлом не заметить просто невозможно. Правильно я говорю? Жалко, что он не попался на глаза булочнику, когда тот приносил хлеб.

– Да, булочник совсем ничего не заметил, – нахмурился Тонкс. – Надо сказать, он вовсе не трус, раз поднялся с Джинни наверх и обошел с ней все комнаты. Он ведь довольно мелковат и с таким громилой не справился бы. Я вчера вечером заходил к нему. Он считает, что его приход спугнул вора и тот, как я понял, не много успел прихватить с собой.

– А кто-нибудь еще приходил в тот день в Нортон-хаус? – поинтересовался Фатти.

– По словам Джинни, приходили почтальон, женщина с предвыборными листовками и продавец дров. Мы со всеми ними побеседовали – ничего любопытного они не заметили, даже лестницы не видели. Они ведь были там задолго до вора.

– А где был садовник? – допытывался Фатти.

– Его отправили к мисс Хилари на стадион с кое-каким снаряжением. Когда он вернулся, все интересное уже кончилось. Булочник послал его ко мне сообщить об ограблении, так что ему пришлось отправиться в Питерсфилд во второй раз.

Фатти задумался. Очень странный вор: огромный, неловкий, должен сразу бросаться всем в глаза – а он будто и в самом деле невидимка! Ни одна живая душа его не заметила. – А других улик вы не нашли? – произнес наконец Фатти.

Тонкс взглянул на него в некотором сомнении. Он и так уже немало наболтал этому вежливому и услужливому мальчишке. Но стоит ли раскрывать ему все карты?

– Не беспокойтесь. – Фатти понял, что Тонксу есть что сказать, но он колеблется. – Вы ведь знаете, я друг инспектора и очень хочу помочь вам по мере сил.

– Да, я знаю. Инспектор сказал мне: «Ну-ну, Тонкс. Если мы с тобой не поймаем вора, то можешь не сомневаться, что Фредерик Троттевилл сделает это непременно».

– Ну вот видите, Тонкс, – улыбнулся Фатти. – Вы его еще не поймали, так дайте шанс мне.

Полицейский протянул мальчику два грязных клочка бумаги. Фатти с живейшим интересом взглянул на них. На одном было нацарапано: «2 Фринтон».

На втором еще того короче. Простое «1 Родз».

– И что это значит? – Фатти внимательно изучал грязные бумажки.

– Мне известно не больше, чем вам, – ответил Тонкс, забирая их обратно. – Номер два, Фринтон. Номер один, Родз. Похоже на какие-то адреса. Но я не собираюсь ни во Фринтон, ни в Родз, где бы они там ни были, чтобы гоняться за вором. Мы нашли это около кустов, на клумбе, куда упали украденные вещи.

– Любопытно, – протянул Фатти. – Думаете, они имеют отношение к этому делу? Может, это просто обрывки какой-то ненужной бумажки, которую кто-то разорвал и клочки выбросил?

– Я так и сказал инспектору, – согласился Тонкс. – Как бы то ни было, они должны храниться у меня, вдруг они все-таки имеют какое-то значение.

Фатти почувствовал, что больше из Тонкса выжать нечего. Он поднялся.

– Желаю вам удачи в этом деле, – сказал он. – Мне кажется, что единственный способ обнаружить вора – это рыскать по окрестностям в поисках мужчины с ногой сорок пятого размера и рукой одиннадцатого.

Тонкс неожиданно улыбнулся:

– Ну, если это придется по нраву констеблю Гуну, то пусть он этим и занимается. Вот он вернется, и я передам ему дело. Очень гуманно с его стороны, что он проявляет такую активность в этой дыре. А я привык к жизни в большом городе, и тихая провинциальная жизнь, где только и преступлений, что чей-то пес гоняет чужих овец или кто-то не платит за радио, не по мне.

Конечно, Фатти мог бы объяснить Тонксу, как тот не прав. Он мог бы поведать ему о том, что необычнейшие и леденящие кровь тайны в Питерсвуде вовсе не редкость. Но делать этого он не стал – его ошарашило известие о возвращении Гуна.

– Что?! Так Гун возвращается? Когда?!

– Похоже, вы довольны этим, – усмехнулся Тонкс. – А я слышал, что вы с ним не очень-то ладите. Гун возвращается сегодня днем. И я с этим делом развязываюсь. Так что скоро вор окажется в лапах у Гуна – далеко уйти он не мог.

Фатти взглянул на часы на камине: пора идти, а то друзья совсем его заждались. Он выяснил все, что хотел, хотя проку в этом немного. А Гун возвращается! Старина Гун, Пошлипрочь, с его напыщенными манерами и крайней неприязнью ко всем Пятерым тайноискателям, не говоря уж о Бастере.

Фатти торжественно пожал Тонксу руку, заверив его, что знакомство с ним обернулось для него истинным наслаждением, и укатил прочь на своем велосипеде, а Бастер снова бежал вслед за ним.

Ребята ждали Фатти в саду у Пипа. Опять было очень жарко, и они улеглись в тени и потягивали лимонад.

– Вот и старина Фатти! – встрепенулся Пип, заслышав, как Фатти трезвонит в велосипедный звонок, несясь со скоростью не иначе как миль шестьдесят в час. – И как это он умудряется лететь сломя голову в такую жару?

Но Фатти распирало от новостей, на жару он не обращал никакого внимания. По садовой дорожке он подъехал к друзьям, бросил велосипед на землю и уставился на них сияющими глазами.

– Гун возвращается! – радостно сообщил он. – Сегодня днем! И никто иной, как он, принимает дело о воре-невидимке – так что будет потеха!

Все, как один, вскочили на ноги.

– Вот это новости! – ликовал Ларри, обожавший состязаться с Гуном в разгадывании загадок. – Ты был у Тонкса? Что он тебе рассказал?

Фатти сел на траву.

– Немногое, – ответил он. – Они с инспектором мало что обнаружили сверх того, что удалось обнаружить мне. Я быстренько расскажу вам о том, что видел. Или вы уже знаете все от Бетси?

Но они ничего не знали. Бетси решила, что рассказать обо всем должен сам Фатти. И он достал свою записную книжку и изложил дело во всех деталях.

Он рассказал им о приставной лестнице, о помятой клумбе, об огромных следах и не менее огромных отпечатках рук в спальне, о том, что украденные вещи были выброшены из окна, и о загадочном исчезновения вора-невидимки.

– У него было только две возможности скрыться – по лестнице в доме или по приставной лестнице, – пояснил Фатти. – А Джинни – это экономка – была в холле, оттуда видны обе эти лестницы, и она клянется, что ни по одной из них вор не спускался.

– Да можно было выбраться из любого окна, – заметил Пип.

– Окна были либо заперты, либо они расположены слишком высоко над землей. И воспользоваться можно было только одним-единственным, очень небольшим окошком в чулане: рядом с ним проходит водосточная труба. По ней вполне можно спуститься на землю, но пролезть через это окно может только очень худой человек. Но и оно было закрыто и заперто, Джинни сама видела, когда поднималась наверх.

– Хм… Ну, вряд ли кто из воров способен протиснуться в окно, спуститься по трубе вниз, а затем запереть окно изнутри, – подытожил Пип. – Да, тайна все-таки здесь есть. Джинни права – это и в самом деле невидимка!

– Ну, если так, то он обязательно продемонстрирует свои способности еще раз, – заявил Ларри. – Для вора это самый подходящий дар. Согласны?

Фатти рассмеялся. Он показал всем свою записную книжку с зарисовками следов и странной круглой вмятины с непонятными крестиками.

– Ума не приложу, что это может быть, – сказал он. – Я нашел такой отпечаток около кустов, куда выбросили из окна украденное. А теперь взгляните сюда, можете сказать что-нибудь по этому вот поводу?

Фатти показал им адреса, если это были адреса, также аккуратно скопированные им в записную книжку.

– «Номер два, Фринтон. Номер один, Родз», – пробормотал он. – Это написано на двух грязных клочках бумаги, валявшихся около кустов. Интересно, что это может значить?

– Фринтон, – нахмурив лоб, отозвалась Бетси. – Подожди-ка! Что-то такое вертится в голове… Фринтон… Фринтон… Фринтон… Где же я это слышала, совсем недавно?

– Ну, наверное, кто-то из твоих приятелей прислал тебе открытку из Фринтона-на-море, дурочка, – снисходительно предположил Пип.

– Нет. Подождите-подождите… Вспомнила! Это дом недалеко отсюда, у реки. Там сдают комнаты. Он называется Фринтон-Ли!

– Да ты просто умница, старушка Бетси! – Фатти посмотрел на нее обожающим взглядом. – В этом что-то есть. Если мы обнаружим, что там поблизости слоняется какой-нибудь великан, то мы за ним обязательно присмотрим.

– А как быть с «номером один, Родз»? – поинтересовался Ларри. Но по этому поводу ни у кого не было никаких идей.

– Походим и посмотрим, нет ли дома с таким названием или людей с такой фамилией, – решил Фатти. – Родз. Звучит довольно необычно. Ну, Тайноискатели, вот она, тайна – перед нами!

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Что рассказал Тонкс» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Про принцесс Бытовая Смешная В стихах Для детей 3-4 лет

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: