Каждому находится дело

Блайтон Энид

Фатти топает на свой наблюдательный пост. В кафешке напротив безвылазно сидит мистер Гун, переодетый в штатское, а так же один из ребят - дети договорились нести вахты в кафе посменно. Помимо этого Бэтси с подругой идут в велосипедный магазин, и выясняют, что за последнее время было продано всего три клаксона: Один - мужчине из дома напротив, другой - не местному человеку с глазами разного цвета и третий - толстому мальчишке. Девочки догадываются, что последним покупателем был Фатти. (Интерес к клаксонам вызвал тип, который подсел к старику в первый же день - на его велосипеде был не обычный звонок, а новый клаксон).

Каждому находится дело читать:

Был составлен план на несколько следующих дней.

– Эти дни могут оказаться решающими, – сказал Фатти. – Может быть, нам удастся разузнать очень многое – и притом под носом у Гуна, если только он собирается и впредь таким образом вести свою слежку!

– А что именно мы будем делать? – увлеченно спросила Дэйзи. – С тобой все ясно: ты переоденешься в этого старика и займешь его место, в надежде получить весточку от одного из воров. А нам что делать? Нам надо заняться чем-то интересным, чтобы внести свой вклад как настоящие Тайноискатели.

– Гав! – подтвердил Бастер.

– Он тоже хочет иметь собственное задание, – рассмеялась Бетси. – Бедный Бастер! Он не в состоянии понять, Фатти, зачем тебе надо переодеваться разными людьми. Для него твой вид и голос меняются, а вот пахнешь ты точно так же. И когда ты уходишь переодетым в продавщицу шаров или в старика, Бастера приходится запирать и оставлять дома, а он этого не терпит.

– Бедный мой Бастер, – сказал Фатти, и Бастер сразу же перевернулся на спину, чтобы ему почесали животик. Язык его высунулся, а хвостик так завилял, что все его тело заходило ходуном.

– Итак, давайте подытожим, что нам известно. – Фатти вытащил записную книжку. – А затем составим наш план – и работа найдется для каждого.

– Отлично, – сказал Ларри. – Я знаю, важнейшую работу нужно предоставлять тебе, Фатти, потому что ты прирожденный сыщик, но и мы не хотим сидеть сложа руки.

– Знаем мы не так уж много, – сказал Фатти, просматривая заметки. – Знаем, что Гун следит за стариком, подозревая его в том же, в чем и мы – в получении и передаче вестей для членов шайки – и мы почти уверены, что по какой-то причине штаб-квартира воров находится в Питерсвуде. А еще мы видели одного из воров: мужчину на велосипеде с клаксоном. Вот это, пожалуй, и все, что мы знаем.

– Не очень-то много, – согласился Ларри. – Ничуть не больше того, что мы знали вчера.

– А еще нам известно, что старик, вероятнее всего, будет некоторое время избегать появления на лавочке, – добавил Фатти. – Гун этого не знает. Здесь мы его обошли. А мы-то знаем, что старик, который будет сидеть на лавочке завтра и послезавтра, а возможно, и послепослезавтра, будет не настоящий, это буду я.

– Да, очко в нашу пользу, – сказал Пип.

– Итак, – Фатти закрыл записную книжку и обвел друзей взглядом, – завтра днем – да и каждый день, пока я буду сидеть на той скамейке – кто-то из вас должен будет находиться в кондитерской, внимательно следя, не передаст ли мне кто-нибудь записку: и вашей задачей тогда будет хорошенько запомнить все детали внешности этого человека. Ясно? Это – самое важное.

– Ясно, – ответил Ларри.

– Следующее, что входит в вашу задачу, – постараться разыскать всех велосипедистов, у которых на велосипедах не звонки, а клаксоны. Это поможет нам найти того мужчину, что вчера заговорил со мной на скамейке. Мы могли бы проследить за ним и выяснить, например, кто его друзья.

– Не знаю, как нам удастся выяснить, у кого на велосипеде клаксоны, – сказал Пип. – Мы ведь не можем осмотреть все велосипедные сарайчики!

– Вы можете зайти в магазин, торгующий клаксонами, побеседовать с продавцом, спросить его, много ли он их продает – и, возможно, он даже имена покупателей будет знать, – ответил Фатти.

– Верно, – согласился Пип. – Я об этом и не подумал.

– Мне это пришло в голову вчера, когда я сам покупал «грушу», – сказал Фатти. – Но у меня не было времени на разговоры с продавцом, – вернее, когда я был в магазине, за прилавком стоял мальчик. Думаю, он вовсе не прочь будет от души поболтать с вами.

– Я бы хотела пойти и поговорить с ним, – сказала Бетси. – Вместе с Дэйзи.

– Если хотите, ступайте: ты, Дэйзи и Пип, – сказал Ларри. – А я из кондитерской буду следить за скамейкой. Затем, когда вы вернетесь с информацией, какую сможете раздобыть, настанет ваша очередь сидеть в кондитерской и попивать лимонад, а я пойду выяснять что-нибудь еще.

– Бастер может отправиться с теми, кто пойдет в магазин, – сказал Фатти. – Но в кондитерскую его пускать не надо. Он учует меня через улицу и станет лаять и прыгать на меня, и Гун скоро сообразит, что Бастер как-то слишком подозрительно подлизывается к грязному старику!

На следующий день Ларри устроился у окна кондитерской и заказал лимонад. Мистер Гун опять сидел там – и опять с газетой. Как и в прошлый раз, он был в штатском. Он сердито посмотрел на вошедшего Ларри.

– Ба, мистер Гун! Вы опять здесь? – Ларри изобразил крайнее удивление. – Значит, вы в отпуске? Как славно! Вы все время проводите здесь?

Мистер Гун никак не отреагировал. Его разбирала злость. Вот он обязан торчать целыми днями в душной вонючей маленькой кондитерской, наблюдая за скамейкой на солнце – но и при этом не дают ему покоя! Непременно должны заявиться эти детки и подтрунивать над ним! Мистер Гун мрачно взглянул на Ларри и мысленно представил все то, что ему хотелось бы сделать и с ним, и с остальными Тайноискателями.

Вдруг мистер Гун насторожился, завидя, как старик прошаркал к своей скамейке. Ларри тоже следил за стариком. Он-то знал, конечно, что это Фатти, но мистер Гун – нет. Ларри восхитило то, как Фатти медленно опустился на скамью – именно так, как садятся сгорбленные старики. Войдя в свою роль, Фатти никогда не ошибается!

Фатти вытащил трубку и принялся её набивать. Затем он закашлялся. Этот сильный глухой кашель едва не сгибал его пополам. Ларри улыбнулся. Кашель был чем-то новеньким. Наверно, предположил Ларри, Фатти слышал, как кашляет старик, и отрепетировал этот кашель до совершенства.

Старик отложил трубку, так и не закурив ее. Он явно опасался, что от табачного дыма кашель его совсем доконает! Ларри повернулся к мистеру Гуну:

– Вот тот самый старик, к которому вы нас вчера водили, мистер Гун. Забавный чудак, верно? А вы выяснили все, что хотели?

В ответ мистер Гун сердито зашелестел газетой. Ларри подмигнул кондитерше.

– Простудился, наверно, – сказал он. – Совсем оглох!

– Эй, ты! – Мистер Гун побагровел и поднялся. – Если ты не…

Но в этот момент появились двое мужчин, они остановились у скамейки и уселись на нее. Мистер Гун сразу затих и сосредоточенно стал наблюдать на ними. Ларри тоже наблюдал. Передадут ли они записку Фатти?

У мужчин были газеты. Развернув их, они принялись что-то обсуждать. Один из мужчин закурил трубку. На скамейке они пробыли довольно долго, но ни Гун, ни Ларри не заметили, чтобы они что-то передали старику или получили от него.

Старик на другом конце скамьи так и сидел, опершись на палку и время от времени покачивая головой.

Затем он разогнулся, громко чихнул и вытер нос тыльной стороной ладони. Ларри позабавило, когда он увидел, как двое мужчин с отвращением посмотрели на старика. Они сложили газеты, встали и, продолжая разговаривать, удалились.

Гун откинулся в кресле и сделал какие-то записи. Ларри старался угадать, не считает ли Гун этих мужчин членами шайки. Сам он был уверен, что они к ней непричастны. Хотя бы уже потому, что в одном из них он узнал приятеля своего отца.

Ларри становилось скучно. Он уже допил свой лимонад, брать вторую порцию ему не хотелось, как совсем не хотелось мороженого. К нему подошла кондитерша.

– Что-нибудь еще, сэр? – спросила она. Ларри поблагодарил и отказался.

– Тогда ступай-ка ты отсюда, – раздался голос мистера Гуна. – Нечего тебе ошиваться здесь, раз ты наконец допил свой любимый лимонад, ясно?

Складывалась неловкая ситуация, ведь Ларри полагалось наблюдать за скамейкой и Фатти до появления его друзей, и он не мог просто так покинуть свой пост. Но тут как раз и подоспели все остальные – ввалились в кондитерскую, оживленно болтая. Ларри сразу встал.

– Привет, ребята! Рад, что вы зашли за мной. Пип, наверное, захочет остаться и по обыкновению выпить лимонаду. Что ж, девочки, пойдем отсюда, и пусть он накачивается своим лимонадом!

Как ни странно, но даже Бетси поняла, что Ларри хочет, чтобы в кондитерской остался кто-то один из них. Так что девочки ушли вместе с Ларри, а Пип устроился за столиком у окна, пожираемый злобными взглядами мистера Гуна; неужели он никогда не избавится от этих детей?

Ларри увел девочек за угол и, когда Гун наверняка уже не мог их видеть, рассказал им, как Гун велел ему убираться.

– Вот я и подумал, что лучше оставить в кондитерской только Пипа, – сказал Ларри. – Тогда из нас еще двое смогут по одиночке смениться в кондитерской, попивая там лимонад или лакомясь мороженым. По-моему, Гун начинает нас подозревать!

– Ларри! Мы очень интересно провели время в том магазине, где продаются клаксоны, – сказала Бетси. – Ты только послушай!

И девочка рассказала Ларри, как она, Пип и Дэйзи зашли в магазин, торгующий велосипедами, шинами, насосами, звонками, клаксонами, светильниками, игрушками, детскими колясками и многим другим. Обслуживал покупателей развязного вида мальчишка.

– Привет! – сказал он при виде вошедшей троицы. – Чем могу служить? Не хотите ли детскую коляску?

Бетси хихикнула,

– Нет, – ответила она. – Нам нужен клаксон. Мой велосипедный звонок барахлит, и я подумала, может, клаксон будет намного лучше.

– Что ж, вам повезло, – ответил мальчик, доставая с полки резиновую «грушу». – Мы только на прошлой неделе их получили. Впервые за много месяцев!

Друзья проверили ее. Звук у нее был отменным. «Ду-ду! Би-бип!»

– Быстро они расходятся? – спросил Пип, пока девочки кружили по магазину, делая вид, будто все разглядывают.

– На этой неделе продали только три, – сказал мальчик.

– Все велосипедистам? – спросил Пип.

– Откуда мне знать? Покупатели не вводят свои велосипеды в магазин!

Пип не очень-то представлял, о чем говорить дальше. Он присоединился к девочкам, и они все вместе стали разглядывать весьма любопытный товар магазина.

– Сколько ж у вас тут всего! – сказала Дэйзи. – И ты помнишь все цены и все остальное?

– Разумеется, У меня хорошая память, – ответил мальчишка. – К концу дня я помню все до единой проданные вещи!

– Потрясающе, – восхитилась Дэйзи. – Но уж всех покупателей ты, конечно, не помнишь!

– Вот и нет! – гордо ответил мальчишка. – Я всегда все помню, вот так-то!

– Что ж… Тогда поспорить готова, что ты не помнишь, кто до нас покупал клаксон! – мгновенно выпалила Дэйзи. Какая же она сообразительная, подумали Бетси и Пип.

– Конечно, помню, – сказал мальчишка. – Первую купил мужик, что живет дальше по этой улице, в доме Кози-Кот. Вторую купил мужчина с разноцветными глазами – один у него голубой, другой карий, – имени его я не знаю и никогда прежде его не видел. Но узнать его снова – всегда узнаю. А третью купил толстый мальчишка, вроде как спешивший.

«Фатти», – подумали все трое Тайноискателей. Дэйзи улыбнулась юному продавцу.

– Какая у тебя память! Ты просто чудо! Что ж, мы должны идти. Купила ты себе клаксон, Бетси? Тогда пойдем.

И, обрадованные, они поспешно покинули магазин. Мужчина из «Кози-Кот» и мужчина с разноцветными глазами! Это вполне может стать хорошей зацепкой!

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Каждому находится дело» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Для детей 5-6 лет Бытовая В стихах Поучительная Про лису

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: