Хлопотливое утро

Блайтон Энид

Тайноискатели решают получить образцы почерка всех подозреваемых. Фатти садится на велосипед и принимается за работу. Сперва он едет к Длинному Носу. Мальчик переодет посыльным. Он вручает цгану посылку и просит расписаться о получении. Выясняется, что бродяга вообще не умеет писать. Далее Фатт проделывает тот же трюк со швеей, пишущей очень аккуратно и с мисс Мун, которая тоже практически неграмотна. Судя по добытой информации ни один из подозреваемых не может быть автором писем.

Хлопотливое утро читать:

На следующий день мистер Гун и Фатти были очень заняты с самого утра. Фатти пытался добыть образцы почерка мисс Титтл и старого цыгана, а мистер Гун – найти двух рыжих парней.

Фатти долго размышлял, маскироваться или нет, и в конце концов решил использовать рыжий парик и рыжие брови, но на голову надеть другую шапку, круглую шапочку посыльного. Было очень важно, чтобы люди видели в нем курьера какой-нибудь фирмы или организации. Тогда они могут дать ему свои подписи под предложенной им бумажкой – все варианты он уже проработал.

Первым делом он отправился на велосипеде к Ректорскому полю, где в грязном цыганском фургоне жил Длинный Нос со своей женой. В корзинке сзади у него лежал пакет, куда он положил две старые отцовские трубки и баночку табака, которую купил заранее. Когда он мчался по улице, оглядываясь по сторонам, чтобы не налететь на Гуна, он наткнулся на Ларри.

– Фатти! – воскликнул Ларри и тут же прикрыл ладонью рот, надеясь, что никто из прохожих его не услышал.

– Тупица! – прошипел Фатти, останавливаясь возле Ларри. – Не произноси мое имя, когда я в чужом виде. Зови Берт, или Альф, или Сид – что хочешь, только не Фатти.

– Прости, у меня просто выскочило изо рта, – оправдывался Ларри. – По-моему, никто не слышал. А что ты собираешься делать, Фатти… я хочу сказать, Сид?

– Вот везу пакет Длинному Носу, – ответил Фатти. – От неизвестного друга! И ему придется расписаться в получении. Ясно?

– Ну, ты и молодец! – восхитился Ларри. – Здорово придумал! Просто доставить пакет и взять расписку! Я бы никогда не додумался. Никогда!

– А в пакете две трубки и табак, – сказал, улыбаясь, Фатти. – Приятный будет сюрприз для старика! У меня есть посылка и для мисс Титтл, а немного попозже миссис Мун тоже получит свою. Я чувствую, если у нас будут образцы всех трех подписей, мы очень скоро поймаем за руки настоящего писаку! Я, конечно, попрошу их подписаться печатными буквами.

– Ну, всяческого тебе успеха! – сказал Ларри. – А я предупрежу Пипа и Бетси, пусть покараулят, когда ты привезешь посылку миссис Мун.

Фатти, посвистывая, покатил дальше. Вскоре он оказался у Ректорского поля и на краю его увидел цыганский фургон. Из узенькой железной трубы на крыше шел легкий дымок. Рядом с фургоном горел костер, и жена хозяина что-то варила на огне, а сам Длинный Нос сидел у костра, посасывая пустую трубку. Фатти проехал по тропинке к фургону, слез с велосипеда и подошел к старому цыгану.

– Доброе утро, – сказал он. – Вам посылка! С доставкой на дом! – И он вручил пакет удивленному хозяину.

Тот взял его в руки, несколько раз повертел, потом потряс, стараясь определить, что там внутри, и наконец спросил:

– Платить надо?

– Нет. Но я должен получить расписку, – официальным тоном сказал Фатти и вырвал из блокнота листок, на котором печатными буквами было написано:

ПОЛУЧЕНО: ОДИН ПАКЕТ.

Получатель

Адрес

– Напишите, пожалуйста, свое имя, фамилию и адрес печатными буквами, вот здесь, – попросил он цыгана.

– Ничего я не буду подписывать, – сказал Длинный Нос и отвернулся от Фатти.

– Если вы хотите получить посылку, вам необходимо за нее расписаться, – объяснил Фатти. – Так всегда делается. Это у меня единственное доказательство, что я доставил вам посылку. Вы понимаете?

– Давай, я подпишу, – сказала жена и протянула руку за распиской.

– Нет, посылка для вашего мужа, мадам. К сожалению, подписаться должен он сам.

– А ты позволяй мне, – настаивала цыганка. – Давай, давай, я буду подписать. Нет разницы, какой будет подпись.

Фатти был в отчаянии. К тому же он заподозрил, что Длинный Нос не хочет подписываться печатными буквами. Казалось, он боится именно этого.

– Ну, раз ваш муж не хочет дать мне нормальную расписку, мне придется отнести посылку назад, – сказал он, напуская на себя самый суровый вид. – В таких делах надо строго соблюдать правила. А жаль, здесь, кажется, пахнет табаком.

– Я беру, – сказал Длинный Нос и понюхал пакет. – Ну, жена, зачем сидишь? Иди, пиши за посылка!

– Я же сказал вам, – начал снова Фатти, но жена цыгана дернула его за локоть и зашептала:

– Ты не приставай ему. Не может писать-читать.

– А-а, о! – издал неопределенный звук Фатти и без дальнейших возражений протянул цыганке свою бумажку. Он еле разбирал, что она там накалякала: все буквы наклонялись в разные стороны, а слово «Питерсвуд» она вообще не смогла воспроизвести.

На обратном пути Фатти размышлял: значит, если Длинный Нос не умеет писать, он тоже отпадает. И остается одна мисс Титтл. Миссис Мун можно вычеркнуть из списка, потому что она сама получила анонимное письмо.

Вернувшись домой, он достал картонную коробку и положил в нее кусок ткани, который купил сегодня утром. Он только-только успел застать мисс Титтл дома. Она уже опять собралась уходить на целый день к леди Кэндлинг.

– Вам посылка, – коротко сказал Фатти. – Срочная доставка. Подпишитесь, пожалуйста, вот здесь… печатными буквами для ясности… фамилия и… пожалуйста, адрес.

Мисс Титтл удивилась посылке, да еще со срочной доставкой: она ни от кого никакой посылки не ждала – но, подумав, решила, что, наверное, кто-то из ее клиентов хочет срочно переделать какую-нибудь вещь. Поэтому расписалась аккуратными печатными буквами, маленькими и красивыми, как ее стежки.

– Вот, пожалуйста, – сказала она. – Хорошо, что меня застали. До свидания.

«Здесь все оказалось очень просто, – думал Фатти, отъезжая от дома мисс Титтл. – И стоит ли теперь добывать почерк миссис Мун? Впрочем, надо быть последовательным и доводить дело до конца. Раз она была в списке подозреваемых, придется заняться и ее почерком. Итак, вперед!»

Он подъехал к дому Пипа и покатил по внутренней дорожке к задней двери. Пип и все остальные в ожидании его валялись на лужайке и, когда он проезжал мимо, приветствовали его тихими голосами:

– Привет, Сид!

– Здорово, Берт!

– Хелло, Альф!

Фатти хмыкнул и направился к двери. В руках у него был маленький пакетик, на этот раз обернутый красивой бумагой, обвязанный лентой и даже опечатанный, В общем, выглядел весьма презентабельно.

Миссис Мун открыла дверь.

– Вам посылка, – сказал Фатти, протягивая пакет. – Доставка на дом. Распишитесь вот здесь, и, пожалуйста, печатными буквами, чтобы было ясно видно… фамилия и адрес.

– У меня руки в муке, – сказала миссис Мун. – Распишись за меня, молодой человек. А интересно, от кого эта посылка?

– Мне нельзя за вас. Вы сами должны расписаться, – сказал Фатти. Миссис Мун фыркнула и схватила ручку, которую протягивал ей Фатти. Потом пошла к столу, села и стала медленно и тщательно выписывать имя, фамилию и адрес. При этом большие и маленькие буквы перемешивались у нее самым необычным образом.

Вот как выглядела теперь расписка:

ПОЛУЧЕНО: ОДИН ПАКЕТ.

Получатель вИннИ МУн

Адрес КраСНыЙ доМ пиТеРСвУд

– Спасибо, – сказал Фатти, внимательно рассмотрев расписку. – Но вы перемешали маленькие буквы с большими! Зачем вы это сделали, миссис Мун?

– Я не писательница, – огрызнулась миссис Мун. – Бери расписку и убирайся. В мое время учили не так, как теперь. Это сейчас даже пятилетка знает все буквы, и большие и маленькие.

Фатти убрался. Если миссис Мун не больно разбирается в больших и маленьких буквах, то он себе не представлял, как она могла писать чисто печатными буквами все эти злобные анонимные письма. Да он, по сути дела, не очень ее и подозревал. Проезжая по улицам поселка, он стал приводить в порядок и обдумывать все, что успел выяснить за сегодняшнее утро. Итак: Длинный Нос вообще не умеет писать. Значит, он отпадает. Миссис Мун вряд ли могла это делать. Она тоже отпадает. Остается только мисс Титтл, но разница между ее маленькими красивыми буковками и неопрятными, с трудом выведенными каракулями этих мерзких писем просто поразительна. «Не могу себе даже представить, что письма написаны ее рукой, – размышлял Фатти. – Дело становится все более запутанным. Нам приходят в голову прекрасные идеи, мы обнаруживаем убедительные улики, а потом все они одна за одной растворяются в воздухе. И сейчас, похоже, ни один из наших подозреваемых не тянет на подлинного злоумышленника, хотя, мне кажется, больше всего подходит мисс Титтл».

Он так глубоко погрузился в свои мысли, что не замечал, куда едет, и чуть не задавил какую-то собачонку. Она так громко взвизгнула, что Фатти, обеспокоенный ее состоянием, слез с велосипеда и, присев на корточки, стал ее утешать.

– Чего ты тут натворил? Почему собака так завизжала? – услышал он вдруг чей-то знакомый голос. Фатти поднял голову и застыл от неожиданности, увидев над собой грузную фигуру мистера Гуна.

– Ничего, сэр, – произнес, заикаясь, Фатти. Он хотел сделать вид, что испугался полицейского. В глазах мистера Гуна засветилось любопытство – и это любопытство было такого рода, что Фатти испугался по-настоящему.

Мистер Гун стал разглядывать рыжий парик, потом шапочку посыльного. И разглядывал очень внимательно. Еще один рыжий малый! Слишком много на такой поселок!

– А ну-ка пошли со мной, – неожиданно сказал он и схватил Фатти за руку. – Хочу задать тебе кое-какие вопросы, ясно? Иди, иди, не останавливайся!

– Я ничего не сделал, – заныл Фатти, притворяясь испуганным мальчиком-посыльным. – Отпустите меня, сэр. Ну взаправду, ни в чем не виноват, ей-ей.

– Тогда тебе нечего и бояться, – сказал мистер Гун. Он еще крепче стиснул руку Фатти и повел его по улице к своему собственному небольшому дому. Здесь он втолкнул его внутрь и заставил подняться по лестнице в маленькую спальную комнату, набитую всяким хламом.

– Целое утро разыскиваю рыжих парней, – мрачно сказал полицейский. – И никто, кого хотел, так мне на глаза и не попался. Так, может, вместо них ты мне подойдешь! Сиди теперь тут и жди, пока я не вернусь и не задам тебе вопросы. Мне смертельно надоели рыжие парни, вот где они у меня сидят! Шныряют туда-сюда, то письма оброненные подымут, то посылки разносят, то как сквозь землю провалятся. Тьфу! Тяжко мне от них стало!

Он вышел, захлопнул дверь и запер ее на ключ. Фатти слышал, как он разговаривает по телефону, но не мог разобрать слов.

Немного успокоившись, Фатти стал оглядываться вокруг. Из окна не вылезешь, не стоит и пытаться. Оно выходило на Хай-стрит, по ней ходит много народа, и, если увидят, что он пытается сбежать, тут же поднимут тревогу.

Нет, бежать надо через дверь, как он однажды уже сделал, когда так же был заперт на ключ. Фатти знал, как выйти из запертой комнаты! Он полез в карман и вытащил сложенную газету. Поистине можно было без конца удивляться тому, что он находил в своих карманах! Развернув газету, он ее тщательно разгладил и аккуратно просунул в щель под дверью.

Потом достал из кармана небольшой моток проволоки и, распрямив один ее конец, осторожно вставил его в замочную скважину. С той стороны торчал, конечно, повернутый мистером Гуном ключ.

Фатти стал потихоньку вертеть проволокой, поворачивая и выталкивая ключ. Наконец с той стороны двери послышался мягкий стук – это упал ключ на предусмотрительно подсунутую газету. Фатти злорадно ухмыльнулся. Угол газеты он, естественно, оставил на своей стороне и теперь плавно подтянул газету на себя. И вот вся газета уже перед ним, а на ней ключ! Такой хитрый трюк и такой простой, подумал Фатти.

А дальше ему потребовалась всего одна минута, чтобы всунуть ключ в скважину, открыть дверь, потихоньку выйти из комнаты, запереть дверь снаружи и оставить ключ в замке.

Стоя на верхней площадке маленькой лестницы, он прислушался. Мистер Гун вел по телефону какой-то долгий, судя по всему, служебный разговор, что-то вроде ежедневного утреннего отчета.

Рядом в коридоре была небольшая ванная комната. Фатти вошел туда и осторожно, чтобы его не было слышно, смыл все веснушки с лица. Потом снял брови, парик, засунул их в карман. Потом развязал свой слишком яркий галстук и тоже положил его в карман, а вместо него достал и надел другой, более скромный.

Теперь у него был совершенно другой вид. Он улыбнулся себе в зеркало. «Исчезновение еще одного рыжего парня», – сказал он сам себе и стал неслышными шагами спускаться по лестнице.

Мистер Гун все еще говорил по телефону в гостиной. Фатти проскользнул в крохотную кухоньку. Там никого не было: миссис Коклз сегодня не приходила убираться.

Он вышел через заднюю дверь в сад, а оттуда на соседнюю улицу. Велосипед его остался у входной двери. Ничего, что-нибудь потом придумает, как его оттуда забрать.

Весело посвистывая, он отправился восвояси, предвкушая восторги пятерки сыщиков, когда он расскажет о своих утренних приключениях!

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Хлопотливое утро» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Волшебная В стихах Интересная Поучительная Про лису

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: