Еще одно письмо

Блайтон Энид

Служанка, иногда подрабатывающая в доме у детей сегодня не сможет придти - она получила оскорбительное письмо и лежит дома в расстроенных чувствах. Фатт несется к потерпевшей и просит ее показать конверт. В отличии от предыдущих писем это послание не было прислано по почте - его просто подсунули под дверь потерпевшей. Узнав все необходимое Фатти уходит, но на пороге встречается с мистером Гуном.

Еще одно письмо читать:

После ярких впечатлений от рынка в Шипсейле следующий день показался детям довольно скучным. Они собрались в игровой комнате Пипа. Особенно мрачный вид был у Фатти.

– Как бы нам узнать, получил ли кто-нибудь письмо сегодня, в этот вторник, – сказал он. – Наверное, не сможем. Старине Гуну хорошо! Ему-то, наверное, сразу доложат!

– Да ладно, не будем сегодня о письмах, – сказал Пип. – Мамы нет дома, так что, если хотите, можем поиграть в «тяни-толкай-дави-пихай». Ну как, согласны?

– А миссис Мун не будет возражать? – спросил Фатти.

– Да она из кухни ничего не услышит, – сказал Пип. – И потом, почему мы должны ее бояться?

Игра только начала раскручиваться, когда в дверь постучали и миссис Мун заглянула в комнату. Дети смотрели на нее в ожидании выговора. Но ничего похожего не произошло. Она пришла не за этим.

– Мистер Филипп, мне надобно сбегать в магазин. Мясник почему-то не принес мне сегодня почки. Пожалуйста, послушайте телефон, пока меня нет, и возьмите молоко, если придет молочник.

– А миссис Коклз разве нет дома? – спросил Пип. – Она ведь всегда приходит по вторникам.

– Да, правда, вторник – ее день, но сегодня она что-то припозднилась, и мне приходится одной разрываться. Всего на десять минут, не больше, только забрать свои почки,

Она исчезла. Дети захихикали.

– Надеюсь, мясник отдаст ей ее почки, – сказал Ларри. – Я бы не хотел остаться без своих!

– Дурила! – сказала Дейзи. – Давайте играть дальше. Мы теперь одни в доме, можно разойтись вовсю.

В самый что ни на есть разгар игры Пип, уловив какой-то звук, привстал, пытаясь свалить с себя Фатти, и спросил:

– Вы ничего не слышите? По-моему, звонит телефон. Точно. Звонил телефон, и Бог его знает, как долго он звонил!

– Если хочешь, я подойду, – предложил Фатти. Он знал, как Пип ненавидел отвечать на телефонные звонки. – А вдруг это мясник, хочет сообщить, что посылает нам почки миссис Мун!

Фатти сбежал вниз, поднял трубку и сказал: «Алло!»

– Алло! – ответили в трубку. – Могу я поговорить с миссис Хилтон?

– Ее нет дома, – сказал Фатти.

– А миссис Мун дома? – спросили женским голосом. – Это говорит миссис Коклз.

– Здравствуйте, миссис Коклз, – ответил Фатти. – Это Фредерик Троттевилл. Я снял трубку по просьбе Филиппа Хилтона. А миссис Мун только что ушла ненадолго за… своими почками. Что-нибудь ей передать?

– Да, пожалуйста, мастер Фредерик. Скажите, я очень извиняюсь, но не могу прийти сегодня. Моя сестра в таком расстройстве, мне пришлось пойти к ней. Скажите миссис Мун, сестра тоже получила такое письмо. Она поймет, о чем речь.

Фатти тут же навострил уши: «Тоже получила такое письмо!» Это могло означать лишь одно: подлый писака продолжает свое грязное дело, послал еще одно письмо – на этот раз сестре миссис Коклз. Мозги Фатти быстро заработали.

– Я вам очень сочувствую, миссис Коклз, – сказал он солидным, взрослым голосом. – Искренне сочувствую. Такое расстройство, такая неприятность эти самые анонимные письма.

– Ах, значит, вы слышали про них, – сказала миссис Коклз. – Да, уж чего хуже. Люди сильно переживают. И подумать только, моя бедная безвинная сестра получила одно такое же. Миссис Мун расстроится. Не то чтоб она близко знала мою сестру, просто она понимает, каково людям получать эти гадкие нанимные письма, и она поймет, почему мне надобно быть сегодня с сестрой и я не приду убираться, как всегда прихожу по вторникам…

Все это миссис Коклз произнесла на одном дыхании, и у Фатти даже слегка закружилась голова. Он понял, что, если он ее сейчас не прервет, миссис Коклз будет говорить еще десять минут.

– А как вы думаете, миссис Коклз, ваша сестра разрешит мне взглянуть на это письмо? – спросил он. – Я… гм… очень интересуюсь этим делом, и… вам, наверное, известно, мне неплохо удается распутывать тайны и…

– Да-да, я слышала, как вы нашли кошку леди Кэндлинг и того, кто в самом деле был виновен, – перебила его миссис Коклз. – Если вам угодно, заходите к моей сестре, она вам покажет это самое письмо. Она живет в Ивовом проулке в доме девять. Я там буду. И передайте мои извинения миссис Мун, скажите, я приду в четверг, это уже точно.

Фатти повесил трубку и бросился наверх. Его трясло от возбуждения. Ворвавшись в комнату, он остановился в дверях с самым драматическим видом.

– Что бы вы думали? – сказал он. – Еще одно скотское письмо, сестре миссис Коклз! Она получила его сегодня утром, вся в расстройстве, поэтому миссис Коклз не явилась утром помогать миссис Мун! А главное, миссис Коклз сказала, если я зайду к ее сестре, она покажет мне письмо. Теперь я просто должен выяснить, когда и где оно было опущено.

– Вот это новость! – поразились ребята.

– Я пойду с тобой, – предложил Пип.

– Нет, лучше, чтобы кто-нибудь один пришел туда, – а ты, Пип, передай миссис Мун, когда она вернется, что звонила миссис Коклз, сказала, что ей пришлось пойти к сестре, так как она в расстроенных чувствах из-за какого-то мерзкого письма. Сделай вид, что ты ничего больше об этом не знаешь. Ни одного лишнего слова.

– Ясно, – сказал Пип. – Тогда лети пулей, пока старина Гун не взялся за дело. Как только он услышит про это новое письмо, он тут же явится к сестре миссис Коклз.

Фатти так и полетел пулей. Он знал, где находится Ивовый проулок, быстро нашел дом девять и, подойдя к грязной, ободранной двери, постучался.

– Входите, – услышал он голос миссис Коклз. – А, это вы, мастер Фредерик. Знаете, сестра вот не хочет показывать письмо. Говорит, там такое написано… никому нельзя читать, только мне и полиции. И я ничего не могу сказать теперь, когда сама прочитала. Она правильно говорит.

Фатти почувствовал горькое разочарование.

– О, я понимаю, – сказал он. – Но, может быть, вы позволите мне взглянуть хотя бы одним глазом. Я ведь видел все остальные письма. Ну пожалуйста, будьте молодчиной, дайте взглянуть.

Сестра миссис Коклз была толстой, неопрятной женщиной. Она тяжело дышала, громко отдувалась и говорила в нос.

– Нельзя ребенку такого читать, – сказала она. – Это прям грязь одна, одно вранье, ни единого словечка правды.

– Но я не ребенок, – сказал Фатти, стараясь выглядеть как можно выше ростом. – Вы можете мне довериться, я никому не скажу ни слова. Дело в том, что я… веду следствие по этим письмам.

На миссис Коклз слова Фатти произвели большое впечатление, но она все-таки продолжала считать, что ее сестра права и что письмо не для посторонних глаз. Конечно, для Фатти содержание письма не представляло никакого интереса, но ему позарез нужно было увидеть печатные буквы и, разумеется, конверт.

– Хорошо, тогда можно мне взглянуть хотя бы на конверт? – попросил он. – Это мне очень поможет.

Ни миссис Коклз, ни ее сестра миссис Лэм не видели причины, по которой нельзя было бы показать конверт. И они дали его в руки Фатти. Тот стал внимательно его изучать. Главное было увидеть штемпель на марке. Но… марки на письме не оказалось! Ни марки, ни почтового штемпеля! Фатти был просто ошарашен.

– Значит… оно пришло не по почте! – сказал он.

– А я и не говорила, что по почте, – сказала миссис Лэм. – Пришло сегодня, рано утром, около полседьмого. Я слышала, что-то пихают под дверь, но мне хотелось спать, и я не встала. Взяла его только в полдевятого, ну, тогда я так расстроилась… и послала вот за миссис Коклз. И ты сразу пришла, правда, Кейт?

– Конечно, сразу же и пришла, – сказала миссис Коклз, – по дороге только остановилась сказать мистеру Гуну, он скоро придет, тоже хочет посмотреть на письмо.

Фатти встревожился. Ему совсем было ни к чему сталкиваться сейчас с Гуном. Он еще раз внимательно посмотрел на конверт. Имя и адрес написаны теми же печатными буквами, да и сам конверт точно такой же, как и все остальные. Фатти достал из кармана свой блокнот и открыл страницу с заголовком «УЛИКИ».

Он стал сравнивать снятую им копию слова «ПИТЕРСВУД» с тем же словом на конверте. Да, никаких сомнений: писала одна и та же рука. Оба слова были похожи друг на друга как две капли воды.

Фатти вернул конверт миссис Лэм. Он выяснил все, что хотел. Не было никакой необходимости читать само письмо. Он легко мог представить его содержание – несколько обидных, оскорбительных фраз, возможно, и с какой-то долей правды. А ему и без того было над чем поразмыслить. Вот очередное письмо, полученное, как обычно, во вторник утром, но на этот раз посланное не по почте и не из Шипсейла. Забавно!

– Ну что же, я пойду, – сказал Фатти. – Спасибо, миссис Лэм, что показали конверт. Я очень вам сочувствую и не успокоюсь, пока не найду того, кто пишет эти мерзкие письма.

– Мистер Гун вот тоже ищет, – сказала миссис Коклз. – Говорит, у него есть одна… как это… догадка.

Фатти в этом сильно сомневался. Он был уверен, что мистер Гун так же озадачен, как и он сам. Попрощавшись с хозяйкой и ее сестрой, он вышел из грязной и душной комнатенки.

И тут он увидел у калитки дородную фигуру мистера Гуна! «Этого еще не хватало!» – с досадой сказал себе Фатти. Он попытался выскользнуть за калитку до того, как мистер Гун войдет в нее, но полицейский, открыв рот от изумления и чуть не задохнувшись при виде Фатти, схватил мальчика за руку и потащил его назад в дом.

– Этот парень опять вмешивался в дела Законной власти? – сердитым голосом потребовал он ответа у женщин. – Чем он здесь занимался, вот что я хочу знать.

Миссис Лэм всегда боялась мистера Гуна, чего нельзя было сказать про миссис Коклз.

– Ни в какие такие дела он не вмешивался, – спокойно ответила она. – Просто интересовался, как есть, по дружбе.

– А откуда ему тогда известно, что миссис Лэм получила одно из этих самых писем? – в бешенстве закричал мистер Гун.

– Мне надобно было позвонить миссис Мун, что никак не смогу прийти сегодня утром, – стала объяснять миссис Коклз, – что сестра получила, значит, такое вот письмо. А мастер Фредерик случаем был у телефона и сказал, что все передаст. Сказал, что все ему про письма известно и он хочет посмотреть на это, которое сестре пришло. Ну, а я от людей слыхала, будто он не худо умеет выискивать все про такие вещи, вот я и…

– Миссис Лэм, вы, надеюсь, не успели до моего прихода показать письмо этому проныре? – гремел мистер Гун.

– Нет… нет, сэр, он хотел… он просил, – запинаясь от страха, отвечала миссис Лэм. – Я подумала… не будет большой беды, мистер Гун… я только показала ему конверт, сэр.

Мистер Гун перевел свой лягушачий взгляд на Фатти.

– Как это понимать – «все ему про письма известно»? Что это значит? – требовал он ответа. – Что ты хотел сказать. Что видел все письма? А они были у меня, и я никогда с ними не разлучался. Как это так? Ты видел их все?

– Мне, наверное, приснилось, – миролюбивым тоном ответил Фатти, вызвав еще большую ярость мистера Гуна, и он злобно фыркнул:

– Ты все тут напридумывал! И сам про это знаешь. А те письма даже на минуту не уходили из моих рук.

– Точно? Не уходили? – спросил Фатти. – Тогда, значит, я их и не видел.

– Конечно, нет, если только ты чего-то не скрываешь! – сурово, с таинственным намеком сказал мистер Гун. Он вдруг вспомнил, что видел, как накануне в Шипсейле Фатти опускал письмо в почтовый ящик. – Ну, ты и скрытный хитрюга, вот кто ты есть. Никогда не могу понять, в какую игру ты играешь! Ты на все способен, мастер Фредерик Троттевилл!

– Благодарю вас, мистер Теофилус Гун, – сказал Фатти и улыбнулся. Мистеру Гуну так захотелось отодрать его за уши. И тут вдруг он вспомнил, что письма на самом деле однажды уходили из его рук. Это было тогда, когда он, судя по всему, выронил их, столкнувшись на улице с рыжим разносчиком телеграмм. Мистер Гун с подозрением поглядел на Фатти.

– Парень с телеграфа, случайно, не твой друг? – задал он неожиданный вопрос.

Фатти удивленно поднял брови.

– Парень с телеграфа? – переспросил он.

– Да, такой рыжий малый в веснушках.

– Боюсь, что среди моих друзей нет рыжего в веснушках парня с телеграфа, как бы мне этого ни хотелось. Но я не понимаю смысла всех этих вопросов о парне с телеграфа.

Мистер Гун не собирался ничего объяснять, но взял себе на заметку найти этого разносчика телеграмм и задать ему несколько вопросов. А вдруг он и Фатти из одной компании!

– Ну, я, пожалуй, пойду, – вежливо сказал Фатти. – Если, конечно, у вас, мистер Гун, больше нет ко мне вопросов о парне с телеграфа. Ах да! Вам не нужна еще одна улика? Минутку, я проверю, взял ли я ее с собой!

Он полез в свои бездонные карманы и вытащил кукольную соломенную шляпку.

– Вроде бы она, – начал он неуверенным голосом, но, взглянув на красное от ярости лицо мистера Гуна, не стал продолжать, а поспешил к двери и выскочил из дома.

– Если ты не уберешься, – прорычал мистер Гун, – если ты не уберешься… я… я…

Но Фатти уже и так убрался. Всю дорогу к дому Пипа он бежал со скоростью спринтера. Тайна писем как будто снова сказала ему: «Теплее, теплее!»

Мистер Гун перевел свой лягушачий взгляд на Фатти.

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Еще одно письмо» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Про принцесс Для детей 5-6 лет Бытовая О царе Про зайца

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: