В игру вступает Ларри

Блайтон Энид

Теперь у ребят есть адрес и фамилия владельца дома. Остается непонятным, зачем мистер Смит купил особняк, используя для этого кучу уловоу, но не стал жить в нем. Дети отлавливают почтальона, и раззадорив его, расспрашивают о странном особняке. Почтальон помнит всех владельцев дома, с незапамятных времен, но никаких Смитов не знает. Последние несколько лет дом пустует.

В игру вступает Ларри читать:

– Слава Богу! Наконец-то мы хоть что-то разузнали! – воскликнул Фатти. – Пип, ты обратил внимание на адрес Джона Генри Смита?

– Конечно, – важно ответил Пип. – А зачем, по-твоему, я вызвался помочь прочитать имя на конверте?

– Я видела, как ты скинул футляр с очками мисс Крамп на свой стул, – сказала Дейзи.

– Было дело. Но перед уходом я положил его назад на стол, – признался Пип. – Зато мне удалось рассмотреть адрес: Лиммеринг, Козвей, 6. Там еще был номер телефона – Лиммеринг 021.

– Здорово, Пип! – сказал Фатти с восхищением. – Ты не к месту ляпнул про три тысячи фунтов, но потом проявил большую находчивость. Лучше и я бы не смог.

– У тебя бы не вышло так хорошо! – сказала Бетси, очень гордая за Пипа. – Послушайте, все это очень странно, правда? Если мистер Смит так мечтал поселиться в доме, где родился и вырос, почему он занял только одну комнату?

– Окно в комнате зарешечено, – размышлял Фатти. – Может быть, раньше там была детская, и поэтому мистер Смит, будучи человеком очень сентиментальным, расположился именно в этой комнате? Хотя, признаюсь, это не слишком убедительное объяснение. Тем не менее сыщики должны принимать во внимание любое возможное объяснение.

И действительно, никому из ребят такое объяснение не показалось убедительным.

– Нам надо выяснить, жила ли когда-нибудь в Милтон-хаусе миссис Смит, – задумчиво произнес Ларри. – И был ли у нее сын по имени Джон. И еще – располагалась ли в этой комнате детская.

– Да, мы можем это выяснить, – сказал Фатти, – а заодно уточнить, проживает ли до сих пор Джон Генри Смит в Лиммеринге.

– Лиммеринг очень далеко отсюда! Нам ни за что не разрешат поехать туда, – высказал опасение Ларри.

– Да ведь у нас есть номер телефона! – воскликнул Фатти. – Можем позвонить, бестолковая твоя голова!

Они снова вскочили на велосипеды и энергично заработали педалями, потому что уже начинало смеркаться.

– Чья теперь очередь заниматься расспросами? – поинтересовалась Дейзи. – Я свое дело уже сделала. Пусть включаются Ларри и Бетси.

– А как мы узнаем, кто раньше жил в Милтон-хаусе? – пожал плечами Ларри. – Никто нам этого не скажет.

– Пошевели-ка лучше мозгами, – посоветовал Фатти. – Существует миллион способов добычи информации. Я могу тебе с ходу назвать их великое множество. Но ты и сам прекрасно додумаешься. Для настоящего сыщика это пара пустяков. Фью, да я бы через десять минут все выяснил.

– Ну, ты же у нас такой умный! – сердито пробурчал Ларри.

– Уж какой есть, – парировал Фатти. – Еще в детские годы я, бывало…

– Перестань сейчас же! – завопили Пип и Ларри, которые терпеть не могли, когда Фатти начинал вспоминать, каким он был замечательным ребенком.

Фатти сделал обиженный вид.

– Ладно, до завтра, – попрощался он с ребятами у дома Пипа и Бетси. – Ларри, ты представишь интересующую нас информацию.

Это прозвучало в высшей степени официально и значительно. Бетси радостно выдохнула:

– Правда, здорово распутывать такую темную историю?

– Да, но мы пока не очень-то приблизились к разгадке, – с улыбкой ответил ей Фатти. – И если бы дружище Бастер не ввязался в драку, вряд ли нам удалось бы многого добиться от мисс Крамп.

– Бедненький милый Бастер, – сказала Бетси песику, тихо сидевшему в багажной корзине. – Болит у тебя лапка?

Лапка особо не болела, но Бастеру не хотелось отказываться от сочувственного внимания к своей особе. Напустив на себя жалкий вид, он вытянул свою забинтованную лапу,

– Притворяется, – сказал Фатти, поглаживая песика. – Так ведь, Бастер? Ты остался в восторге от вашей с Томасом потасовки и всей суеты вокруг тебя, скажешь нет? Даю голову на отсечение, ты и сам пару раз куснул Томаса. А теперь ждешь, что тебя все будут баловать из-за этой твоей повязки на лапе.

– Я точно буду его баловать, – заявила Бетси и поцеловала Бастера в голову. – Я была в ужасе, когда тот здоровенный пес напал на него.

– Бедняжка, – пожалел девочку Фатти и добавил:

– Как бы там ни было, драчун Бастер и плакса Бетси помогли нам попасть в дом мисс Крамп и узнать все, что мы хотели, и даже больше.

Распрощавшись, ребята разъехались по домам и успели как раз до наступления темноты к вечернему чаю. Стоял морозный декабрьский вечер, и Тайноискателям очень приятно было согреться у камина и выпить хорошего чаю.

Ларри и Дейзи обсуждали в тот вечер, как им лучше навести справки о Джоне Генри Смите и его матери. Довольно быстро они придумали несколько вариантов.

– Мы можем пойти в соседний дом и спросить миссис Смит, – предложила Дейзи. – Там ответят, что такой нет, но она, мол, жила когда-то в Милтон-хаусе,

– А еще можно расспросить местного бакалейщика, – сказал Ларри. – Все в Питерсвуде отовариваются в его лавке, и он, должно быть, помнит миссис Смит – ведь он прожил здесь всю жизнь.

– А что, если спросить у мамы? – подсказала Дейзи.

– Лучше не надо, – отверг эту мысль Ларри. – Она начнет ломать голову, зачем нам вдруг понадобилось это знать.

– Тогда можно наведаться на почту, – внесла Дейзи новое предложение. – Почтальон разносит письма и знает каждого жителя.

– Точно! Надо спросить у почтальона! – очень довольный, воскликнул Ларри. – Он работает на почте уже много-много лет и наверняка знает, кто раньше жил в Милтон-хаусе.

– Да, хорошая идея, – сказала Дейзи. – Мы вполне можем обратиться к нему с этим вопросом. Только как это лучше сделать? Напрямик спрашивать не годится. Согласись, нелепо задавать такой вопрос: «Не проживал ли много лет назад в Милтон-хаусе Джон Генри Смит вместе со своей матерью?»

– Нет, так не пойдет, – признал Ларри. – К утру я что-нибудь придумаю и около одиннадцати, когда почтальон будет разносить письма, подкараулю его.

На следующее утро незадолго до одиннадцати часов Ларри и Дейзи катались на воротах, высматривая старого почтальона Симза.

Он появился на их улице в обычное время. Ребята следили, как он поочередно заходил то в один, то в другой дом, пока наконец не приблизился к ним.

– Хелло, Симз! Есть письма для меня?

– Нет, мастер Ларри. А у вас что, день рождения? – поинтересовался почтальон.

– О нет, – замотал головой Ларри. – Боже мой, Симз, какую же кипу писем вам надо разнести! Неужели вы возвращаетесь на почту с совершенно пустой сумкой?

– Да, если только не попадется письмо с неправильным адресом. Не смогу выяснить, где живет адресат, – несу письмо обратно. Но Симз знает почти все адреса!

– Готов спорить, что вы не помните фамилии всех обитателей Питерсвуда, живших здесь с тех пор, как вы стали почтальоном, – лукаво возразил Ларри.

– Это я-то не помню?! – Симз прислонился к воротам. – Я только это и помню! Моя старуха говорит, что я ни одной фамилии не забыл. Могу сказать, кто жил до вас в вашем доме. Постойте-ка, миссис Хэмпден, точно, жила тут, и я побаивался приходить сюда из-за двух ее свирепых собак. А до нее дом принадлежал капитану Лэйси. Любезный такой старикан… А еще раньше…

У Ларри не было желания слушать дальше историю собственного дома. Он перебил Симза:

– Симз, у вас и впрямь замечательная память. В самом деле. А ну-ка попробую вас озадачить. Кто, к примеру, жил раньше в Милтон-хаусе?

– В Милтон-хаусе? Проще простого! – просиял старик Симз. – Эти, сестры Дункан там жили, как сейчас их помню.

– Дункан? – удивленно переспросил Ларри. – Вы уверены? Мне казалось, там жил некто Смит.

– Нет. Никогда там никаких Смитов не было, – сказал почтальон, наморщив лоб. – Я помню, как строился этот дом. Полковник Дункан построил его для себя и своих дочерей. Погодите, как же их звали? Ах да! Мисс Люси, мисс Ханна и мисс Сара. Очень хорошенькие барышни были, но замуж так и не вышли.

– А долго они там прожили? – спросил Ларри.

– Да, довольно долго – дом опустел шесть лет назад, – сказал Симз. – Старый Дункан умер, за ним и две барышни, а последняя так затосковала одна, что уехала жить к подруге.

Ларри вспомнил зарешеченное окно.

– В Милтон-хаусе была когда-нибудь детская? – спросил он. – Дети там были?

– Чего нет – того нет. Барышням было по двадцать, когда они поселились в этом доме. Нет, никаких детей там сроду не бывало.

– А кто жил в Милтон-хаусе после Дунканов? – спросила Дейзи, предположив, что Смиты могли появиться там позднее.

– А после дом перешел к мисс Кеннеди, которая задумала устроить в нем пансион, – сказал Симз. – Но что-то у нее не заладилось, и через два года она съехала. С той поры Милтон-хаус пустует. Слышал я, правда, будто кто-то купил его, но они так и не вселились. Я ни разу не относил туда писем.

– И никто по имени Смит никогда там не жил? – все недоумевала Дейзи.

– Вы словно помешались на этих Смитах! – Старый Симз собрался уходить. – Может, вы имеете в виду генерала Смита, того, что жил в Клинтон-хаусе?

– Боюсь, что да, – кивнул Ларри. – Ну, Симз, память у вас просто удивительная. Расскажите вашей жене, как мы пытались поймать вас на чем-нибудь и не смогли.

Симз ухмыльнулся и побрел дальше, с трудом преодолевая подъем. Ларри и Дейзи переглянулись.

– Ну, что ты на это скажешь? – с чувством произнес Ларри. – Мистер Джон Генри Смит наплел кучу небылиц, чтобы заполучить Милтон-хаус! Кто же он на самом деле и что за игру затеял?

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «В игру вступает Ларри» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Про принцесс О животных Смешная В стихах Для детей 3-4 лет

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: