Пошлипрочь появляется не вовремя

Блайтон Энид

Основным подозреваемым становится мистер Вонюнг. Дети решают вечером пробраться в его кабинет и обыскате его - необходимо найти синий костюм с дыркой. А заодно поставить на место украденный башмак. На дело отправляются Фатти и Ларри. Фатти, прихватив башмак, подходит к дому Вонюнга, и натыкается на полицейского Гуна. Тот удивлен при виде ребенка. Обнаружив у тайноискателя башмак Гун просит его проследовать в отделение. Фатти вырывается и убегает.

Пошлипрочь появляется не вовремя читать:

Дети еще немного посидели с Лили, но им нельзя было опоздать к чаю и они стали собираться. Лили стало легче, когда она рассказала о своих бедах, и они расстались очень сердечно. На прощание Тайноискатели еще раз заверили Лили, что будут держать язык за зубами.

Чай пили всей компанией у Пипа, что было очень хорошо – можно было заодно обсудить дела. Все были в приподнятом настроении.

– Расследование продвигается, – сказал Пип, потирая руки, – расследование хорошо продвигается вперед! Мне кажется, что Хорейс Пикс не имел к этому никакого отношения. Совсем никакого! Уверен, что мистер Вонюнг поджег мастерскую. Не зря же он струсил, когда вы с Дейзи стали его расспрашивать, куда он ходил на прогулку в тот вечер. С чего бы ему трусить, если он не сделал ничего плохого?

– И он носит обувь нужного размера, хотя, конечно, рисунок на подошве не совпадает, – прибавила Дейзи.

– И у него вполне может быть другая пара, на которой рисунок совпадает, но он те башмаки прячет, опасаясь, что оставил следы, – вступил Фатти. – Почему нет, он мог.

– Мог, конечно, мог, – согласился и Ларри. – Вот найти бы того, у кого есть серый фланелевый костюм с дыркой, тогда бы уж и не осталось сомнений!

– И все-таки надо бы поискать другую пару башмаков, – сказала Дейзи. – Я думаю, они у него в кабинете. Он же сказал, что не разрешает мисс Миггл убирать там. Мистер Вонюнг мог забросить башмаки в шкаф, или спрятать за стопкой книг, или еще куда-нибудь девать их.

– Дейзи, а ведь это мысль! – обрадовался Ларри. – Мне кажется, ты права. Может быть, мне пробраться вечером в кабинет и поискать хорошенько?

– А разве можно лазить в чужие дома и рыться в чужих вещах? – усомнился Пип.

– Но и просить разрешения мы тоже не можем! – возразил Ларри. – Значит, у нас нет выбора. Мы не затеваем ничего дурного. Мы просто стараемся кое-что найти.

– Я-то понимаю, – ответил Пип, – но взрослые такой странный народ. Я уверен, что большинству из них не понравилось бы, чтобы дети искали улики по их домам.

– А что нам остается делать? Я не знаю, правда, не знаю! – Ларри пожал плечами. – И потом – башмак, который Дейзи утащила, нужно все равно поставить на место, так ведь?

Тут Пип не спорил.

– Да, это обязательно надо сделать. Только, смотри, не попадись.

– Не попадусь, – уверил его Ларри. – Тихо, твоя мама идет, Пип, давайте говорить о чем-нибудь другом!

Мама Пипа спросила Фатти, как он себя чувствует после падения, чем привела Фатти в полный восторг, поскольку остальные опять забыли про его синяки.

– Спасибо, я себя нормально чувствую, – вежливо ответил он, – но у меня просто удивительные синяки. Один похож на собачью голову, даже, знаете, на голову Бастера.

– На самом деле? – изумилась мать Пипа. – А посмотреть можно?

Фатти провел замечательные пять минут, один за другим демонстрируя свои синяки, в особенности тот, что напоминал собачью голову. Правда, увидеть в синяке собачью голову оказалось трудновато, но мать Пипа проявила большой интерес и к этому синяку. Дети хмурились. До чего надоедливы бывают взрослые! Столько было приложено стараний, чтобы отучить Фатти воображать и хвастаться, а теперь мать Пипа все испортила.

А Фатти уже рассказывал ей обо всех своих синяках – и про тот, который был похож на церковный колокол, и про другой – в форме змеи.

– У меня бывают удивительные синяки! – с гордостью заключил Фатти. – А эти какими сделаются завтра, когда пожелтеют!

– Пошли отсюда! – шепнул Ларри Пипу. – Сил моих больше нет! Фатти во всей красе!

Оставив Фатти за оживленной беседой с матерью Пипа, четверка выскользнула за дверь. Бастер не бросил хозяина и сидел рядом с ним, повиливая хвостом. Похоже, что хозяйские синяки занимали его не меньше, чем мать Пипа, взрослую женщину.

– Давайте на велосипедах покатаемся, – предложил рассерженный Пип, – а Фатти пусть себе болтает дальше. Терпеть я его не могу, когда он берется за эти свои штучки!

Когда мать Пипа ушла, а Фатти обнаружил, что его бросили одного в саду, он сильно удивился. Он никак не мог взять в толк, почему они уехали, и провел целый час в печальных размышлениях о том, как бывают люди недобры.

На вернувшихся детей Фатти обрушил поток обид:

– Вы что это? Не стыдно, что бросили меня? А ты, Пип? Разве так ведут себя, когда приглашают в дом к чаю? Дрянь ты, и больше ничего!

– Да ладно! Мы прикинули, что ты не меньше часа будешь хвалиться матери Пипа, – возразил Ларри. – Да не смотри ты на меня так свирепо. Как можно быть таким идиотом!

– Бросили меня здесь и помчались искать улики! – не унимался Фатти. – Я что – не Тайноискатель? Где вы были? Наверное, опять к Хорейсу Пиксу ездили или разговаривали с Лили? Свиньи вы после этого!

– Мы ни с кем не разговаривали! – Бетси сделалось жалко толстяка.

Бетси, самую маленькую, так часто не брали в игры, что она хорошо понимала, как противно, когда тебя оставляют одну.

– Просто катались на велосипедах, – объяснила она. Однако Фатти на этот раз чувствовал себя по-настоящему обиженным и оскорбленным.

– Не хотите и не надо, – буркнул он. – Я тоже больше не хочу быть Тайноискателем. Сейчас заберу мою зарисовку следа и уйду! Пошли, Бастер!

Бастера отпускать Тайноискателям не хотелось, да и Фатти тоже уже успел стать своим. К нему надо было только привыкнуть, тогда он даже нравился.

Дейзи устремилась вслед за Фатти.

– Да вернись ты, глупенький! Ты нам нужен, мы хотим решить, как быть с башмаком мистера Вонюнга. Ты тоже должен сказать нам, что думаешь! Я собиралась пойти к мистеру Вонюнгу и караулить, пока Ларри будет искать другую пару. Но Ларри меня не берет!

Все еще надутый Фатти, как бы нехотя, вернулся в компанию.

– Ларри, я все же думаю, что лучше мне пойти с тобой, – заявила Дейзи. – Фатти, скажи ты, разве так не лучше?

– Не лучше! – отрубил Фатти. – С Ларри не девчонка должна идти, а кто-то из ребят. Пойду я. Ты будешь вести поиск, Ларри, а я буду стоять на страже.

– Нет, я! – возразил Пип.

– Ты не сможешь незаметно удрать из дому, а Фатти сможет. Его родители не следят за каждым его шагом. Ладно, Фатти, решено – ты идешь со мной и стоишь на страже. Я думаю так – подожду примерно до половины десятого, потом проверю, ушел ли старый Вонюнг из кабинета. Пока он не уберется к себе в спальню, нет смысла начинать. С другой стороны, он может оказаться из тех людей, которые до трех часов ночи не спят! Надо будет все проверить.

– К половине десятого я тоже подойду, – обещал Фатти. – А тот башмак у нас где? В беседке? Пусть будет пока у меня, а то твоей матери захочется узнать, откуда у тебя чужой башмак. В полдесятого уже темно, и никто не увидит, что я несу.

Фатти повеселел, когда выяснилось, что для него нашлось настоящее дело. Перестав дуться, он принялся планировать с Ларри операцию.

– Я перелезу через забор в конце сада, – предложил Ларри, – а тебе, Фатти, лучше пройти по дороге к фасаду дома мистера Вонюнга, свернуть на подъездную дорожку и дальше по ней пройти за дом. За домом мы с тобой и встретимся. Ясно?

– Ясно, – согласился Фатти. – Я там заухаю по-совиному, чтобы ты понял, что я уже на месте.

– А ты умеешь ухать? – изумилась Бетси.

– Послушай.

Фатти сложил ладони, сунул оба больших пальца в рот и издал низкий колеблющийся звук, печальный и глухой, действительно как совиное уханье. Получилось потрясающе!

– Здорово у тебя получается, Фатти, – восторженно воскликнула Бетси.

Фатти повторил, и над садом понеслось совиное уханье. Он и вправду умел это!

– Ну просто здорово! – восхищалась Бетси.

Фатти уже раскрыл было рот, готовый объявить, что других птиц и животных он еще лучше изображает, но, вовремя перехватив взгляд Ларри, одумался и промолчал.

– Отлично, – сказал Ларри, – значит, все решено. Встреча в половине десятого за домом мистера Вонюнга, ты подаешь мне сигнал совиным криком. Я, скорей всего, буду прятаться в кустах и ждать тебя.

В тот вечер дети расходились по домам в сильном возбуждении. Фатти даже не стал ложиться. Ларри разделся и лег в постель, поскольку мама приходила укрыть его получше и поцеловать на ночь. Мама Фатти так не делала, поэтому он спокойно сидел себе в спальне, не раздеваясь, и читал книгу, чтобы скоротать время.

В половине десятого Фатти потушил свет и осторожно выглянул за дверь. Никого не увидев, он прокрался по коридору, сбежал по лестнице, выскользнул в садовую дверь. Оттуда – в гостиничный сад. Через полминуты Фатти уже был на улице и несся в сторону дома мистера Вонюнга, пряча под курткой башмак.

Фатти остановился у ворот. Дом был погружен в темноту. Фатти прошелся перед домом, чтобы удостовериться, что вокруг никого нет.

Фатти не заметил неподвижную фигуру под деревом у дороги. Он еще раз прошелся перед домом и был уже готов свернуть на подъездную дорожку, когда неожиданно ощутил тяжелую руку на плече.

У Фатти от испуга чуть сердце не разорвалось. Он ахнул – и выронил из-под куртки башмак.

– Хо! – послышался над его ухом слишком хорошо знакомый голос. – Хо! – и луч карманного фонарика осветил его лицо. – Хо! – громче произнес знакомый голос.

Это был голос Гуна. Это он стоял под деревом и с удивлением наблюдал, как Фатти появился на улице, как начал прохаживаться перед домом. Увидев, что нарушитель спокойствия – «из этих детей», полицейский удивился еще больше. Он наклонился и подобрал с земли башмак.

Этот предмет совершенно изумил его.

– Что это? – спросил полицейский.

– Похоже на башмак, – буркнул Фатти. – Отпустите меня! Права не имеете так хватать!

– Ты что тут делал с этим башмаком? – допытывался Гун.

– Сам точно не знаю, – правдиво ответил Фатти.

– Понахальничай мне еще! – полицейский тряхнул его за плечо.

Он перевернул башмак, увидел резиновую подошву – и его осенила та же мысль, которая раньше пришла в голову Дейзи, когда она впервые увидела крестообразный рисунок – след!

Мистер Гун рассматривал подошву, будто собственным глазам не верил.

– Где ты это взял? – спросил он. – Чей башмак?

Фатти набычился.

– Его нашли. Потом мне дали, – в конце концов выдавил он из себя.

– Ясно. Я пока что оставлю башмак у себя, – сказал мистер Гун, – а ты сейчас пройдешь со мной.

Вот как раз этого Фатти меньше всего хотелось. Неожиданным движением вырвавшись из рук полицейского, он помчался вверх по улице, добежал до угла и нырнул в переулок, в котором стоял дом Ларри. Сердце его колотилось, когда он, прокравшись в глубь сада, перевалился через забор на участок мистера Вонюнга.

Переведя дыхание, Фатти заухал по-совиному.

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Пошлипрочь появляется не вовремя» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Для малышей Про принцесс Волшебная Бытовая Поучительная

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: