Дудик во всем винит себя

Блайтон Энид

Дженни и Дудик ищут следы от раскладной лестницы, с помощью которой грабитель попал в башню. И не находят. Остается не ясно, как злоумышленник попал в башню - ведь забраться по стене невозможно. Ясно одно - злодей, скорее всего, вернется, что бы забрать оставшиеся записи. Их надо срочно спрятать. За дело берется профессор, но по рассеянности прячет не свои научные труды, а ежедневные газеты. Дудик и Дженни решают сами взяться за дело. Дудик возьмет записи, отнесет их ребятам и те спрячут бумаги в замке на острове Киррин.

Дудик во всем винит себя читать:

Когда на следующее утро Дженни рассказала Дудику о том, что произошло ночью, он пришел в ужас.

– Твой отец совершенно убит, – сказала Дженни. – Он вышел сегодня из дома очень рано, чтобы закончить кое-какую работу в башне… Но когда он отпер последнюю дверь, он увидел, что в комнате страшный беспорядок и некоторые важные бумаги исчезли…

– Как это ужасно, Дженни! – воскликнул Дудик. – Папа ведь все свои последние записи хранил в башне – разные там расчеты для этой его новой электрической штуки. Знаешь, какая это чудесная вещь, Дженни! Ее не опишешь словами, она нужна для…

– Да что ты все рассказываешь о работе своего отца! Нельзя этого делать, даже мне ничего ни говори! – рассердилась Дженни. – Сколько можно повторять одно и то же! Наверно, это ты распустил язык, а чьи-то уши услыхали то, что хотели?

Дудик побледнел. Неужели все случилось из-за его болтовни? Он в автобусе болтал… и у костра. Что теперь скажут ребята, особенно Джулиан, когда узнают, что кто-то ночью влез в башню и унес важные записи и расчеты с таблицами и формулами? Джулиан-то наверняка скажет, что эти он, Дудик, во всем виноват – не умеет держать язык за зубами. Что же, теперь все это опять попадет в газеты и толпы людей будут снова приходить в «Большую Лощину», шептаться и замирать в восхищении при виде покачивающихся антенн-усиков на таинственной башне отца?

Дудик быстро оделся и побежал вниз. Дженни сказала, что она точно слышала шепот во дворе и видела, как кто-то поднимался на башню.

– Профессор говорит, что невозможно занести на двор такую длинную лестницу, – продолжала рассуждать Дженни. – Во всяком случае, незаметно. Но ведь это могла быть и складная лестница. Тогда она была бы не такая уж и большая – она наполовину состоит из веревочек!

– Да. Такими мойщики окон пользуются, – сказал Дудик. – Но ведь не мог же мойщик окон забраться в башню!

– Нет, конечно. Он очень порядочный человек, – сказала Дженни. – Я его уже двадцати пять лет знаю. Придет же такое в голову! Но лестница наверняка была складная. Вот кончу мыть посуду, и мы сходим с тобой во двор, поищем следы от лестницы. Хотя должна заметить, я не слышала, чтобы что-нибудь тащили. Я только слышала шепот и какое-то шуршание, больше ничего!

– А может, это лестница и шуршала, пока ее несли! – возразил Дудик. – Дженни, взгляни на Чудика! Он нас слушает, будто все понимает. Чудик, ты почему не разбудил меня ночью? Ты ведь всегда просыпаешься, когда что-нибудь необычное происходит?

Вместо ответа Чудик прыгнул к Дудику на руки, потерся носом о его подбородок и негромко запищал. Он не любил, когда Дудик был чем-то расстроен и сразу бросался его утешать. А то, что Дудик сильно огорчен, чуткий Чудик понял моментально.

– Пойди-ка ты лучше к отцу, – сказала Дженни Дудику. – Ты мог бы его немного успокоить. Он сейчас в башне, разбирается со своими записями. Ты даже не представляешь, что там сейчас творится – все вверх дном перевернуто!

Дудик поднялся, чтобы пойти к отцу, и с удивлением заметил, что у него дрожат коленки. Вдруг отец спросит, а не он ли, Дудик, проболтался о его работе? А он-то как раз вчера и хвалился новыми чудесными изобретениями отца. Коленки Дудика начали дрожать еще сильнее.

Но, к счастью, профессор был так огорчен из-за беспорядка в комнате и из-за пропавших записей, что не поинтересовался, говорил ли с кем-нибудь Дудик о его работе или нет. Он все пытался выяснить, какие именно из его записей пропали.

– А, это ты, Дудик, – сказал он, когда мальчик появился в дверях. – Поможешь мне? Вчерашний вор уронил на пол целую кипу бумаги и, слава Богу, не унес того, что завалилось под стол. Так что я очень сомневаюсь, что кража эта принесет ему пользу. Он должен быть первоклассным ученым, чтобы понять мои записи, когда половины из них не хватает.

– Значит, ему придется еще раз сюда вернуться? – спросил Дудик.

– Скорее всего, – ответил профессор. – Но теперь-то уж я их перепрячу. Куда, как ты думаешь, Дудик?

– Папа… не прячь свои записи, – попросил Дудик. – Во всяком случае, пока не покажешь мне это место. Ты же сам знаешь, какой ты забывчивый. Сразу забудешь, куда ты их положил, а потом не сможешь работать. У тебя есть копии украденных записей?

– Нет, но они у меня в голове – и это все равно что на бумаге, – сказал профессор. – Конечно, мне придется изрядно потрудиться, чтобы их восстановить, но это вполне возможно. Как досадно – ведь уже и сроки поджимают! Ну хорошо, Дудик, теперь беги, а то у меня еще много дел.

Дудик стал спускаться по винтовой лестнице. Нужно будет обязательно проследить, чтобы отец спрятал свои бумаги в самое надежное место. А то получится, как в прошлый раз, когда он тоже вздумал спрятать свои папки. Он всунул их в дымовую трубу! И они чуть было не сгорели, так как неожиданно стало холодно и Дженни решила затопить. Хорошо еще, что, как только Дженни зажгла огонь, все папки упали сверху и она успела-таки их спасти! И почему это такие умные люди, как его отец, ничего не понимают в самых обыкновенных делах? Вот и теперь – наверняка отец или вообще забудет, куда он их засунул, или спрячет в таком месте, где любой найдет. Дудик решил посоветоваться с Дженни.

– Дженни, папа сказал, что вор украл только часть записей и что их вряд ли можно использовать без недостающей части. И еще папа сказал, что, когда вор обнаружит, что в его руках далеко не все, он попытается вернуться.

– Ничего у него не выйдет! – сердито сказала Дженни. – Если только профессор мне позволит, я их так спрячу, что ни один вор не найдет. Я даже тебе не скажу, куда я их положу!

– А я боюсь, что он сам возьмется их прятать – как тогда, и в таком же нелепом месте. Но их нужно так спрятать, чтобы никто не догадался! А если папа и найдет такое место, он тут же про него и забудет, и тогда можно считать, что записи совсем пропали. А вот как раз вор и найдет их – он-то везде посмотрит! – Дудик говорил с такой тревогой, что она передалась и Дженни.

– Пойдем в башню, там надо прибраться – чернила вытереть. Заодно посмотрим, может быть, профессор уже спрятал где-нибудь там свои записи – предложила Дженни. – Это ведь очень на него похоже – спрятать бумаги именно в том самом месте, где вчера побывал вор. Сейчас я ничуть не сомневаюсь, что вор поднялся по лестнице, влез в открытое настежь окно, схватил все бумаги какие попались ему, мошеннику этому, на глаза – и был таков!

– Да, пойдем в башню, Дженни, – согласился Дудик. – Хорошо бы только папы там сейчас не было!

– Смотри, вон профессор идет по двору, – сказала Дженни, выглянув из окна, – и что-то несет под мышкой.

– Это утренние газеты, – сказал Дудик. – Сколько же их у него! А вдруг вся эта история уже попала в газеты – и сюда опять сбежится народ. Помнишь, как в прошлый раз – нам все клумбы затоптали!

– Да, некоторые любят совать свой нос в то, что их совершенно не касается! – сказала Дженни. – Сознаюсь тебе, я как-то окатила из окна несколько особо прытких нахалов – грязной мыльной водой после стирки! Конечно, не нарочно! Ну откуда же мне было знать, что они стоят внизу и что-то там высматривают?

Дудик от души рассмеялся.

– Жаль, что я этого не видел! – воскликнул он. – Знаешь, Дженни, если сюда опять придут эти наглые люди, мы теперь уже нарочно обольем водой их глупые головы! Скорее, Дженни, пошли в башню, пока папы нет!

Когда минутой позже они шли по двору, Дженни внимательно смотрела на землю.

– Что ты ищешь? – спросил Дудик.

– Хочу посмотреть, может быть, остались следы от большой лестницы, – ответила Дженни. – Я ведь слышала странный звук – какое-то шуршание, – правда, и на то, что тащили лестницу, непохоже.

Они осмотрели весь двор, но ничего не нашли.

– Очень странно, – сказала Дженни. – Что же означало то шуршание?

Она посмотрела на высокую плоскую стену башни, выложенную из камней – разной формы и размера, каких много в окрестностях Киррина и Большой Лощины.

– Ну, положим, кошка еще могла бы наверх взобраться, – с сомнением сказала Дженни. – Но только не человек. Он рано или поздно сорвался бы. Это слишком опасно. Да и кошка так высоко вряд ли заберется.

– Как же ты могла говорить, что видела кого-то на стене! – воскликнул Дудик. – Наверно, это была просто тень от бегущего облака. Вот что ты видела! Посмотри на эту стену! Ну кто может взобраться на нее в темноте?

Дженни внимательно изучала стену.

– Пожалуй, ты прав, это действительно невозможно. Только сумасшедший рискнет попробовать. Да, наверно, глаза меня подвели – и все же, мне кажется, я видела какую-то тень на стене. Хотя ночью легко ошибиться. Но теперь я думаю, что и лестницы никакой не было. Не может быть, чтобы на дорожках не осталось от нее никаких следов! Но нам надо спешить: вдруг профессор надумает вернуться!

Они поднялись по винтовой лестнице. Ни одна дверь не была заперта – ясно, профессор решил вернуться сразу после того, как прочтет газеты.

– Как же он может оставлять двери открытыми, хотя бы на одну минуту! – возмутилась Дженни. – Ну вот, а теперь полюбуйся на эти уродливые чернильные пятна! Между прочим, те хорошенькие маленькие часы на камине, которые так хорошо ходили, тоже исчезли. Зачем они вору понадобились, хотела бы я знать?

– Они маленькие, их легко положить в карман, – сказал Дудик. – Если уж вор взял записи отца, что ему, совесть не позволила бы взять и часы? Он, наверно, и еще что-нибудь прихватил!

Когда они прошли на середину комнаты, Дженни неожиданно воскликнула:

– Посмотри, Дудик, а не те ли это расчеты, над которыми сейчас работает профессор, вон там, на столе? Они все заполнены мелкими цифрами.

Дудик внимательно посмотрел в ту сторону, куда указывала Дженни.

– Да, это его последние записи. Он мне их позавчера показывал. Дженни, ну что же он их опять так бросил, ведь только этой ночью здесь побывал вор! Как он мог? Он же сказал, что собирается запрятать свои бумаги в надежное место. Ведь если вор найдет и эту часть записей, он сможет использовать и ту часть, которая уже сворована.

– Слушай, Дудик, давай сами их спрячем, – предложила Дженни, – и не будем говорить профессору, куда. Воры обязательно попытаются влезть еще раз! Давай подумаем, какое самое надежное место?

– Я знаю! – вскричал Дудик. – Мы можем спрятать записи на острове Киррин! Где-нибудь за камнем в разрушенном замке! Никто не догадается!

– Да, это прекрасная идея! – обрадовалась Дженни. – Мне будет гораздо спокойнее, если всех этих важных разработок и расчетов вообще не будет дома.

Она быстро собрала бумаги.

– Ну, вот и все. Расскажи обо всем Джулиану и другим ребятам и поезжай с ними на остров как можно скорее. Как хорошо ты это придумал! Наконец я смогу вздохнуть спокойно!

Дудик запрятал записи отца себе под рубашку, и они с Дженни со всех ног пустились вниз по винтовой лестнице. Неподалеку от башни они встретились с профессором, который, увидев их, довольно улыбнулся.

– Дудик! Дженни! Я знаю, о чем вы меня хотите спросить! Вы хотите спросить, куда я спрятал свои записи! Подойдите поближе, и я скажу вам на ушко!

Не зная, что отвечать, Дудик и Дженни с виноватым видом приблизились к профессору. Он громко зашептал:

– Я завернул их в тряпку и положил среди угля – в сарае, у дальней стены!

– О Боже, по-моему, вы и сами посидели в угле! – осуждающе сказала Дженни. – Посмотрите, что вы сделали со своими брюками! На кого вы похожи! Идите со мной, я вас почищу щеткой. Только не в доме, а то там все покроется угольной пылью. Вы как трубочист!

– А вам не кажется, что это отличное, надежное убежище, Дженни? Вы ведь, наверно, подумали, что я вообще забыл о своих записях? – спросил профессор и, страшно довольный собой, пошел вперед. Дженни добродушно усмехнулась:

– Вот чудак-человек! Спрятал в сарае свои утренние газеты, а работу оставил! Но что мы ему скажем, когда он потребует свою утреннюю газету? Дудик, ну-ка живо отправляйся на велосипеде к газетному киоску и купи ему новые! Вот уж поистине Божье наказание – жить в одном доме с очень умным человеком! Что он выкинет в следующий раз?

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Дудик во всем винит себя» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Про принцесс Волшебная Для девочек Интересная О царе

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: