Осмотр фермы

Блайтон Энид

После осмотра фермы дети отправляются в поселок и заходят в кафе. Там они снова встречают Дженни - дочку хозяйки заведения. Девочка рассказывает ребятам о замке, стоявшем ранее на территории фермы. Сейчас от него ничего не осталось - сгорел дотла. Мальчики возвращаются на ферму, а девочки идут в антикварную лавку, на выходе из которой встречаются с американцем. Хозяин лавки не доволен посетителем, только что вышедшем от него. Он тоже с неприязнью относится к американцам, скупающим старинные вещи и вывозящим их в свою страну.

Осмотр фермы читать:

Всем пятерым поездка доставляла огромное удовольствие. Земли огромной фермы простирались на холмистой местности, грузовик то взбирался в гору, то мчался под уклон, сильно кренясь набок при поворотах. Время от времени Билл делал остановки, чтобы ребята могли полюбоваться великолепными видами, и сообщал им названия обширных участков, по которым они проезжали.

– Вот это Дубовое поле, а вон там роща Висельника, это участок с рощей Лудильщика, а там поле Прощания – самое дальнее от дома.

Названия участков так и сыпались из его уст, и казалось, созерцание мест, которые он хорошо знал и любил, развязало его язык. И о скоте он тоже много рассказывал.

– Вон там у нас новые коровы, молочко дают хорошее – фермеру подспорье, каждую неделю, знаете ли, денежка идет за молоко. А на этом поле, внизу – быки. Красавцы – каждый кучу денег стоит. Но мистер Филпот за добрую скотину ничего не пожалеет. Он лучше без новой машины обойдется, но скот непородистый ни за что не купит. А вон там, подальше, там овцы, видите, рассыпались по склонам. Нынче я вас туда не смогу подвезти, чтоб на них посмотреть. Пастух вам понравился бы. Он здесь с незапамятных времен, старый-престарый дед, на ферме каждый клочок земли знает.

После столь непривычно долгой речи Билл снова умолк и повернул обратно к дому, но уже по другой дороге, чтобы показать детям другие участки.

Там были великолепные, золотившиеся на солнце пшеничные поля – от ветра по ним ходили волны и слышался чарующий шелест колосьев.

– Я могла бы часами сидеть здесь, смотреть на все это и слушать, – сказала Энн.

– Тогда тебе нельзя выходить замуж за фермера – жене фермера некогда рассиживаться, – сухо сказал Билл и снова умолк.

Тряска продолжалась, у ребят уже все косточки болели, но все равно им было ужасно весело.

– Коровы, телята, овцы, ягнята, быки, собаки, утки, куры, – распевала Энн. – Пшеница, капуста, свекла, цветная капуста… Ох, Билл, осторожней!

Грузовик нырнул в глубокую рытвину на такой скорости, что Энн едва не вылетела из кузова, а Тимми выпал и, очутившись на земле, покатился переворачиваясь. Наконец, с весьма удивленным видом он сумел встать на ноги.

– Тимми, все в порядке! Просто яма была побольше других! – крикнула ему Джордж. – Давай сюда живей, прыгай!

«Лендровер» не останавливался, и Тимми пришлось некоторое время мчаться вслед галопом, но все же он сумел мощным прыжком заскочить в кузов. Тут Билл зашелся хриплым смехом, от которого его баранка угрожающе заколебалась.

– Эта старая машина – она почти как человек, – сказал Билл. – В такой погожий денек от радости прямо пляшет!

И он лихо повел машину по идущему под гору проселку и на всем ходу въехал в глубокую ложбину, – тут бедняжка Энн опять охнула.

– Биллу все нипочем! – сказала она на ухо Джулиану. – Ему-то хорошо, он за свою баранку держится!

Несмотря на тряску и качку, пятеро друзей были в восхищении от этой поездки.

– Теперь мы действительно знаем, как выглядит ферма, – сказал Джулиан, когда «лендровер» внезапно остановился у дома, отчего ребята попадали друг на дружку. – Конечно, ничего удивительного, что Прадедушка и мистер и миссис Филпот так привязаны к этой усадьбе. Великолепная усадьба! Огромное спасибо, Билл! Потрясающая поездка! Я бы очень хотел, чтобы у нашей семьи была такая же ферма.

– Такая же ферма? Эге, дружок, тут ведь все оно росло много веков, – сказал Билл. – И названия, которые вы от меня слышали, они ведь тоже вековой давности. Никто теперь не знает, кого повесили в роще Висельника или какие такие лудильщики приходили в рощу Лудильщиков. Но о них не забудут вовек – пока эти поля здесь существуют.

Энн удивленно воззрилась на Билла. «Ну, прямо стихи», – подумала она. Билл обернулся и, увидев, что она на него смотрит, ласково ей кивнул.

– Вы же все правильно понимаете, мисс, правда? – сказал он. – А есть такие, что не понимают. Вот, к примеру, этот мистер Хеннинг, он вроде на старине помешан, а ничего в ней не смыслит. Что ж до его мальчишки… – И, к удивлению Энн, он обернулся и плюнул в канаву. – Вот что я о нем думаю!

– О, знаете, просто его, наверно, так воспитали, – сказала Энн. – У меня куча знакомых американцев, чудесных ребят, и…

– Ну что ж, значит, он один заслуживает порки! – с усмешкой сказал Билл. – И кабы миссис Филпот не просила, чтобы и пальцем его не тронули, уж я бы отделал его, живого места на нем бы не оставил! То он пробует ездить верхом на резвых телятах, то гоняет кур до того, что они перестают нестись, в уток, бедных тварей, камнями кидает, мешки с зерном вспарывает ради забавы, ему, вишь, нравится смотреть, как зерно сыплется, зазря пропадает! Ух, с какой охотой тряхнул бы я его, всю душу бы вытряс!

Четверо ребят слушали его и ужасались. Стало быть, Джуниор гораздо хуже, чем они думали. Джордж была очень-очень довольна, что она его этим утром хорошо проучила.

– Теперь вам уже не придется огорчаться из-за Джуниора, – нахмурясь, сказал Джулиан. – Пока мы здесь, он у нас будет по струнке ходить.

Они простились с Биллом и пошли в дом, чувствуя в теле одеревенелость и ломоту после зубодробительной тряски, но в их воображении все еще всплывали красивые округлые холмы, голубые дали, волнующиеся пшеничные поля – картины плодородного сельского края.

– Ух, и здорово было! – сказал Джулиан, выразив чувства всех остальных. – Просто замечательно! Я все больше чувствую себя англичанином, после того как посмотрел на эти дорсетские поля, окруженные живой изгородью, согретые жарким солнцем!

– Мне понравился Билл, – сказала Энн. – Он такой основательный и естественный. Он вроде бы часть этой земли, так же, как эта земля – часть его самого. Они составляют единое целое!

– Ага, вот Энн и открыла, что на самом деле означает заниматься сельским трудом, – сказал Дик. – Знаете, я умираю с голоду, но мне очень не хочется идти в дом и просить чего-то поесть. Давайте сходим в поселок, купим булочек и молока в тамошней молочной.

– О да, да! – вместе сказали Энн и Джордж, а Тимми издал несколько коротких отрывистых звуков, видимо, в знак согласия. Ребята пошли по тропинке вниз по направлению к поселку и вскоре добрались до молочной, где продавали и мороженое, и хлеб, и молоко. Их опять встретила Дженни, та разговорчивая девчушка, и радушно им улыбнулась.

– Вот вы и снова здесь! – радостно сказала она. – А мама утром испекла миндальные пирожные. Они совсем еще свежие, мягонькие.

– И как же это вы догадались, что мы все ужасно любим миндальные пирожные? – спросил Дик, усаживаясь за один из двух стоявших там столиков. – Нам, пожалуйста, полную тарелку!

– Как? Полную тарелку? – воскликнула Дженни. – Но ведь на тарелке их умещается около двух десятков!

– Значит, около того, что нам надо! – сказал Дик. – И каждому по порции мороженого, пожалуйста. По большой! И про нашу собаку не забудь.

– Нет, нет, не забуду, – сказала Дженни. – Уж такая славная у вас собака, правда? Вы заметили, какие у нее красивые улыбающиеся глаза?

– Ну, конечно, заметили. Мы ведь с ней, знаешь ли, довольно хорошо знакомы, – забавляясь в душе, сказал Дик. Джордж было очень приятно. Ей нравилось, когда Тимми хвалили. И Тимми нравилось. Он немедленно подошел к Дженни и полизал ей руку.

Вскоре перед ними стояла тарелка с кучей восхитительных миндальных пирожных – и в самом деле чудесных, очень мягких внутри, как правильно заметила Дженни. Джордж дала одно пирожное Тимми – он лишь разок щелкнул зубами и вмиг проглотил! И снова, к большому удовольствию Дженни, гонял по полу шарик мороженого.

– Как вам живется у миссис Филпот? – спросила она. – Правда, она милая?

– Очень! – хором ответили все четверо.

– И ферма нам понравилась, – сказала Энн. – Мы сегодня всю ее объездили на «лендровере».

– Это Билл вас возил? – спросила Дженни. – Он мой дядя. Но с чужими он не очень-то любит разговаривать.

– О, нам он много чего рассказал, – похвалился Джулиан. – Очень интересно говорил. А он любит миндальные пирожные?

– Еще бы! – сказала Дженни, очень удивленная. – Мамины миндальные пирожные все любят.

– Как ты думаешь, съест он шесть штук? – спросил Джулиан.

– Еще бы! – опять сказала Дженни, все еще удивляясь и тараща свои голубые глазенки.

– Вот и прекрасно. Положи мне шесть штук в кулек, – сказал Джулиан. – Я хочу его угостить в благодарность за чудесную поездку.

– Очень-очень мило с вашей стороны, – радостно сказала Дженни. – Мой дядя всю жизнь прожил на Финнистонской ферме. Вам надо заставить его рассказать о Финнистонском замке, какой он был до того, как его сожгли…

– Финнистонском замке! – с изумлением воскликнула Джордж. – Мы объездили этим утром всю ферму, осмотрели каждое поле, но развалин замка нигде не видели.

– Да вы и не могли их увидеть, – сказала Дженни. – Я же вам сказала – замок сгорел. Сгорел дотла, давным-давно. Финнистонская ферма принадлежала к тому поместью. В лавке, там, у шоссе, есть несколько картин, где он изображен. Я их видела…

– Эй, Дженни, сколько раз я тебе говорила не болтать с посетителями? – нахмурясь, сказала мать Дженни, входя в зал. – Ну, и язычок у тебя! Никак не можешь понять, что людям неинтересно слушать, как ты все болтаешь, болтаешь, болтаешь!

– А нам нравится разговаривать с Дженни, – вежливо сказал Джулиан. – Она очень славная девочка. Пожалуйста, не отсылайте ее.

Но Дженни, вся раскрасневшаяся и надувшаяся, уже убежала. Ее мать принялась наводить порядок на прилавке.

– Сейчас посмотрим, что вы тут взяли, – сказала она. – О Господи, куда подевались миндальные пирожные? Было, по меньшей мере, две дюжины!

– Э-э-э, знаете, мы взяли почти двадцать штук – и собака, конечно, помогла, – и Дженни положила для нас в кулечек шесть штучек, значит, получается…

– На этой тарелке было двадцать четыре штуки, – сказала мать Дженни, еще не оправившись от изумления. – Двадцать четыре! Я пересчитала!

– И пять порций мороженого, – сказал Джулиан. – Сколько мы должны за все? Пирожные были восхитительные!

Мать Дженни не могла сдержать улыбку. Она подсчитала сумму, и Джулиан расплатился.

– Приходите еще! – сказала она. – И не разрешайте этой маленькой болтушке надоедать вам.

Ребята вышли из молочной на улицу, жизнь казалась им прекрасной. Тимми все облизывался, словно надеялся еще ощутить вкус пирожного и мороженого! Пройдя всю улицу до конца, они оказались на узкой тропинке, которая вела на ферму. Тут Энн остановилась.

– Я хотела бы зайти и посмотреть бляшки для сбруи в этой антикварной лавочке, – сказала она. – А вы идите. Я приду позже.

– Я зайду с тобой, – сказала Джордж и повернулась к витрине лавочки. Мальчики пошли дальше одни.

– Наверно, мы будем помогать на ферме! – крикнул на прощание Дик. – Всего хорошего!

Когда Энн и Джордж входили в лавочку, оттуда выходили двое мужчин, они едва не столкнулись с девочками. Один из них был американец, мистер Хеннинг, другого они прежде не видели.

– Доброе утро! – сказал им мистер Хеннинг и зашагал по улице со своим другом. Энн и Джордж зашли в полутемную маленькую лавку.

Там за прилавком стоял старик и, гневно нахмурясь, барабанил пальцами по прилавку. Он окинул девочек сердитым взглядом, от которого они оробели.

– Ох, этот американец! – сказал старик и так яростно сдвинул брови, что у него свалились очки. Энн помогла ему найти их на прилавке среди наваленных в беспорядке причудливых старинных безделушек. Нацепив очки снова на нос, старик сурово глянул на девочек и на Тимми.

– Если вы пришли отнимать у меня время, так лучше уходите, пожалуйста, – сказал он. – Я человек занятой, с детьми возиться мне недосуг. Они ведь только суют нос повсюду, хватают то одно, то другое и никогда ничего не покупают! Вот тот мальчик-американец, он… Ах, да вы же не знаете, о чем я говорю! Я так волнуюсь! Я всегда волнуюсь, когда приходят покупать наши прекрасные старинные вещи и увозят их совсем в чужую страну. Теперь…

– Да, вы правы, мистер Финнистон, – сказала Энн своим нежным голоском. – Ведь вы мистер Финнистон, не так ли? Я только хотела взглянуть на эти прелестные бляшки для сбруи. Я вас долго не задержу. Мы живем на Финнистонской ферме и…

– Ты сказала – на Финнистонской ферме? – переспросил старик, и лицо его посветлело. – Значит, вы там видели моего большого друга, славного Джонатана Филпота. Моего очень близкого друга!

– Это вы про мистера Филпота, отца близнецов? – спросила Джордж.

– Нет, нет, нет, я говорю о старом Прадедушке! Мы с ним вместе в школе учились, – с чувством сказал старик. – Ах, я мог бы много рассказать вам о семье Финнистонов и о замке, который когда-то им принадлежал. Да, да, я – потомок владельцев замка – замка, который сгорел. О, сколько историй я мог бы вам рассказать!

И именно в эту минуту началось приключение – приключение на Финнистонской ферме, о которой пятеро друзей никогда не забудут!

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Осмотр фермы» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Для детей 5-6 лет Бытовая Для девочек Для детей 3-4 лет Поучительная

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: