Уйма переживаний

Блайтон Энид

Дети добираются до башни и находят запертую там женщину. Она рассказывает, что несколько лет назад банда приеступников захотела купить ее дом, а когда она отказалась, так же как и ее сын, бандиты, убив молодого человека, силой завладели поместьем и замерли ее здесь. Сейчас преступники добывают какую-то руду, залежи которой расположены под домом. Дети не могут увести с собой слабую старушку и оставляют ее в башне, до тех пор, пока не прибудет полиция. На обратном пути они запирают сторожа в одной из комнат, после чего преступника пробивает на откровения. Он говорит, что сын вдовы вовсе не умер, а вошел в сговор с бандитами, инсценировав свою смерть в глазах матери.

Уйма переживаний читать:

Джулиан повернул ключ и открыл дверь. Статная пожилая женщина сидела у окна и читала книгу.

Не поворачивая головы, она спросила:

– Почему ты пришел так рано утром, Мэтью? И как это у тебя хватило такта постучать в дверь?

Ты что, вспомнил то время, когда знал, как вести себя с теми, кто достойнее и мудрее тебя?

– Это не Мэтью, это мы. Мы пришли освободить вас.

Женщина резко обернулась и удивленно посмотрела на ребят. Она встала и пошла к дверям, и ребята увидели, что она дрожит.

– Кто вы такие? Выпустите меня отсюда, пока не пришел Мэтью. Выпустите меня, говорю вам!

Она прошла мимо детей и собаки и остановилась в проходе, не зная, что делать дальше.

– Что мне делать? Куда идти? Эти люди все еще здесь? – Она вернулась в комнату и опустилась на тот же стул, закрыв лицо руками. – Мне дурно, дайте мне воды.

Энн подбежала к столу и налила стакан воды из стоявшего там кувшина. Женщина взяла его, выпила воду и посмотрела на Энн.

– Кто вы такие? Что все это значит? Где Мэтью? О, наверно, я схожу с ума!

– Миссис Томас, – сказал Джулиан, – ведь вы миссис Томас, верно? Нас привела сюда малышка Эйли, дочка пастуха. Она знала, что вы здесь взаперти. Вы, наверно, помните ее мать, правда? Эйли сказала, что ее мама работала у вас.

– Мать Эйли… Мэгги, да, да. Но какое отношение имеет к этому Эйли? Я не верю. Все это еще один обман. Где люди, которые убили моего сына?

Джулиан посмотрел на Дика. Было ясно, что бедная старуха не в себе или, может быть, ее сильно взволновало внезапное появление ребят.

– Эти люди, которых привел мой Ллевеллин, они хотели купить мой дом, но я не хотела его продавать, вовсе не хотела. Знаете, что они мне сказали? Они сказали, что в этой горе, глубоко, глубоко под моим домом, залежи редкого металла, очень дорогого металла, цена его – целое состояние. Забыла, как же они его назвали?

Она посмотрела на ребят, будто ожидая, что они знают это название, и покачала головой, когда они ничего не ответили.

– Почем вам знать, вы ведь еще дети. Но я не хотела продавать свой дом и этот металл под ним. Знаете, зачем он был им нужен? Чтобы делать бомбы и убивать людей. И я сказала: «Нет, это против Божеских законов, и я, Бронуэн Томас, так не поступлю».

Ребята слушали ее в благоговейном страхе. Старая женщина казалась безумной: говоря, она раскачивалась из стороны в сторону.

– Тогда они спросили моего сына, и он тоже сказал «Нет», но они увели и убили его и теперь работают там внизу. Да, да, я это слышу, слышу шум, который поднимается сюда снизу, чувствую, как трясется мой дом, и вижу странные вещи. Но кто вы такие? И где Мэтью? Это он держит меня взаперти в этой комнате. Это он сказал мне о моем бедном убитом сыне Ллевеллине. Мэтью плохой человек, он помогает этим людям, этим дурным людям.

Казалось, она на время забыла о четверых ребятах, они же не знали, что предпринять. Джулиан видел, что несчастная женщина будет не в силах спуститься по лестнице, пройти туннель и, безусловно, не сможет подняться наверх через провал. Он подумал, что не надо было так торопиться с планами ее спасения. Лучше всего снова запереть ее в этой комнате, где она в безопасности, пока он не сумеет вызвать сюда полицию, – ведь теперь-то полиция, конечно, вмешается.

– Мы сейчас оставим вас, – сказал он, – и скоро пришлем кого-нибудь, кто выведет вас отсюда. Простите, что побеспокоили вас.

И, к удивлению остальных, Джулиан вытолкал их из комнаты, запер дверь на ключ и положил его в карман.

– Разве мы не заберем ее с собой? – удивленно спросила Джордж. – Бедная старушка!

– Нет, как мы можем забрать ее? – в нерешительности ответил Джулиан. – Мы должны заявить в полицию, что бы там ни говорил Морган. Теперь мне все ясно. Мать запретила сыну продавать дом, несмотря на огромные деньги, которые за него предлагали; сын тоже отказался. Какие-то люди нашли способ добраться до этого металла – не знаю, как там он у них называется, – и начали добывать его…

– И убили сына? – спросил Дик. – Что ж, возможно, и так, но я почему-то думаю, что это было бы непросто и опасно. Конечно, скоро стало бы известно, что сын исчез, и полиция начала бы расследование. Ведь никто не говорил, что ее сын пропал или умер, кроме старой женщины.

– Давайте не будем сейчас обсуждать это, – сказал Джулиан. – Надо что-то делать. Мне очень жалко оставлять миссис Томас взаперти в этой комнате, но, честно говоря, я думаю, что здесь она в большей безопасности, чем где-либо еще.

Они спустились по лестнице в картинную галерею. Эйли ждала их внизу, все еще прижимая к себе своих питомцев. Она очень обрадовалась ребятам и встретила их улыбкой. Ее, кажется, нисколько не удивило, что с ними нет старой дамы.

– Человек там внизу очень злой, – сказала она и засмеялась. – Теперь проснулся, кричит и стучит.

– Боже, надеюсь, он нас не заметит, – сказал Джулиан. – Нам нужно побыстрее выбраться отсюда и пойти в полицию. Будем надеяться, он не бросится за нами и не натравит свою злую собаку.

Они бегом спустились по лестнице, оглядываясь, не идет ли Мэтью. Но хотя где-то слышались его громкие крики, его самого видно не было.

– Эйли запереть дверь, – вдруг сказала малышка, указывая в сторону, откуда доносился грохот. – Человек запереть старую женщину, Эйли запереть человека.

– Правда, ты его заперла, на самом деле заперла? – с радостью спросил Джулиан. – Ах ты, злодейка, но как здорово ты придумала. Как я сам до этого не додумался?

Джулиан подошел к двери, за которой находился взбешенный Мэтью.

– Мэтью! – крикнул он сурово. Сначала наступила мертвая тишина, потом из-за двери донесся удивленный голос Мэтью:

– Кто это? Кто меня запер? Если кто-нибудь из вас, вы об этом пожалеете. Что за дурацкая шутка! Вы же знаете, что я должен подняться наверх, я же приглядываю за старой миссис Томас.

– Мэтью, это не здешний человек вас запер, – сказал Джулиан, и ребята с уважением слушали, как спокойно и решительно он это говорит. – Мы пришли освободить миссис Томас из этой башни, а теперь идем в полицию, чтобы сообщить о том, что здесь делается и что люди, которые работают там под землей, убили ее сына.

Снова наступило молчание. Затем послышался удивленный голос Мэтью:

– Что все это значит? Я ничего не понимаю. Полиция ничего не может сделать. Ллевеллин, сын старухи, вовсе не умер, даю слово, он жив и здоров, и ваши действия ему не понравятся, кто бы вы ни были. Уходите отсюда немедленно, но сначала выпустите меня. Не понимаю, как это собака в саду не тронула вас.

Теперь удивляться настала очередь ребят. Значит, ее сын вовсе не умер? Где же он тогда? И почему Мэтью так жестоко обманул миссис Томас? Джулиан сразу же спросил его:

– Тогда почему вы сказали старой миссис Томас, что ее сын умер?

– А вам какое до этого дело? Сам Ллевеллин приказал мне так сказать матери. Старая леди не разрешала ему продавать этот металл, что под домом, ну, тот, что мешает машинам, велосипедам и плугам и делает их тяжелыми, как свинец. Намагничивает их, так это называется. Но если он хочет его продать, кто может ему запретить? Но вот что я скажу. Он не должен был продавать его иностранцам, нет, не должен! Если бы я знал об этом… ну, я бы не взял у него денег и не стал бы делать, как он велел.

Мэтью говорил то громче, то тише, рассказывая эту необычайную историю. Затем он снова, как безумный, стал колотить в дверь.

– Кто вы такие? Выпустите меня! Я заботился о старой леди, спросите ее сами, хотя с ней трудно и она со странностями. Я честно служил Ллевеллину, хотя он тяжелый человек, уж это точно, тяжелый. Кто вы такие, я спрашиваю? Выпустите меня, выпустите, говорю. Если Ллевеллин найдет меня и увидит, что я заперт, он убьет меня. Скажет, что я выдал его тайну… Выпустите меня!

– Он вроде немного не в себе, – сказал Джулиан, довольный, что Мэтью надежно заперт. – Он, наверно, не очень умен, если поверил всему, что наговорил ему сын миссис Томас, и делал все, что тот велел. Ладно, лучше пойдем в полицию. Пошли, вернемся тем же путем, что пришли.

– Пройдем немного вниз по реке и посмотрим, что там делают эти люди, – предложил Дик. – Только мы вдвоем с тобой, Джулиан. Это редкая возможность, нас не увидят, и займет это всего несколько минут. А девчонки где-нибудь подождут нас с Тимом.

– Не думаю, что нам стоит задерживаться здесь, – ответил Джулиан. – Правда, не стоит…

– Не надо, идем отсюда, мне не нравится этот дом, – сказала Энн. – В нем есть что-то ужасное, и я даже представить себе не могу, как все затрясется, когда эти люди начнут работать там внизу, что бы они там ни делали.

– Ладно, тогда пошли, – сказал Джулиан, и не обращая внимания на вопли и грохот из-за двери, где был заперт Мэтью, ребята прошли через кухню и вниз по ступенькам в подвал, освещая себе путь фонариками.

– Представляю, как Мэтью бесится, что мы его не выпустили, – сказал Дик, когда они шли через большие подвалы. – Так ему и надо! Подумать только, брал деньги у сына и врал бедной старухе! Глядите, мы пришли туда, где они сломали стену, чтобы проложить путь к реке. Наверно, они выяснили, что так проще всего добраться до этого их драгоценного металла, как там он называется.

Они стояли и смотрели сквозь пролом на бурлящую реку.

– Пошли, пошли! – Эйли потянула Джулиана за руку. – Плохие люди там.

Она держала свою маленькую собачку, чтобы та случайно не упала в стремительно текущую реку, но овечка, как всегда, скакала на свободе и вдруг прыгнула вперед и побежала вдоль реки, весело мотая хвостом.

– Фейни, Фейни! – закричала Эйли. – Фейни, вернись!

Но овечка, считая, что выбрала правильную дорогу, к тому же оглушенная шумом текущей воды, продолжала бежать вперед. Эйли побежала за ней, перепрыгивая через камни и скалистые выступы берега реки так же уверенно, как сама овечка.

– Вернись! – крикнул Джулиан, но Эйли либо не слышала, либо не хотела его услышать и почти сразу же исчезла в темноте туннеля.

– У нее нет фонарика, Джу, она упадет в воду и утонет! – в ужасе закричала Джордж. – Тимми, беги за ней, верни ее!

И Тимми со всех ног послушно побежал вдоль темной пенящейся реки, спешившей вниз, к морю.

Джулиан и остальные ребята, волнуясь, ждали. Эйли не вернулась, не вернулись и Тимми с овечкой, и Джордж стала страшно беспокоиться насчет Тима.

– Ой, Джулиан, что там случилось с Тимом… и с Эйли? Без фонарика! Зачем я только отпустила Тимми? Мы должны были пойти все вместе.

– Не волнуйся, они вернутся, – уверенно сказал Джулиан, скрывая свои сомнения. – Малышка Эйли видит в темноте. Я правда так думаю. И потом, она умеет находить дорогу, как собачка.

Но когда еще через пять минут никто не вернулся, Джордж сама пошла вперед по каменистой тропке вдоль реки, освещая себе путь фонариком.

– Я должна найти Тимми, и никто меня не остановит!

И она ушла, прежде чем мальчики успели ее удержать, но Джулиан крикнул ей вслед:

– Джордж, не дури! Тимми найдет дорогу назад. Не ходи туда, неизвестно, на что ты там натолкнешься!

– Пошли! – сказал Дик, тоже двинувшись вперед по берегу. – Мы же знаем, что Джордж не вернется, если не найдет Тима и остальных. Лучше пойдём скорее, пока ничего не случилось.

Энн с бьющимся сердцем пришлось пойти за мальчиками. Боже, случилось самое худшее из всего, чего можно было ожидать!

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Уйма переживаний» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Для малышей О животных О царе Поучительная Про зайца

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: