Среди ночи

Блайтон Энид

Вечером Дик выходит на улицу и замечает над поместьем - Старыми Башнями какое-то странное свечение. Получается, что все слухи об этом уединенном и подозрительном месте не беспочвенны. Вечер проходит спокойно, но позже, ночью, когда все уже спят, Тим поднимает тревогу. Проснувшиеся ребята не могут понять, что взбудоражило пса, и успокоив Тимми вновь засыпают. Вскоре раздается странный гул и летний домик начинает дрожать.

Среди ночи читать:

– Что там, Дик? Что ты видишь? – вскрикнула Джордж, сразу же бросив на стол свои карты. Джулиан, не зная, что и подумать, тут же кинулся к Дику. Энн тоже подошла к окну, а за ней в радостном возбуждении подбежал и Тимми и тут же принялся подпрыгивать. Энн было страшновато, но она вместе со всеми всматривалась в темноту.

– Оно исчезло! – разочарованно воскликнул Дик.

– А что там было? – спросила Джордж.

– Не знаю. Это было там, напротив, где Старые башни. Даже не знаю, как это описать. Это было похоже на радугу… Нет, не совсем… Не знаю, как это объяснить.

– Ну, постарайся, – попросил заинтригованный и взволнованный Джулиан.

– Ну… Дайте подумать… Знаете, бывает летом, когда очень жарко: воздух как бы дрожит и мерцает? – спросил Дик. – Ну, так вот что-то похожее я и видел над вон той горой – оно поднялось высоко в небо, а потом исчезло. Какое-то мерцание!

– А какого цвета? – спросила пораженная Энн.

– Не знаю, по-моему, всех цветов сразу. Не знаю, как это объяснить, – я никогда такого раньше не видел. Оно появилось как-то вдруг, это мерцание, – и поднялось до самого неба, а потом исчезло. Вот и все.

– Но ведь это то, про что рассказывала мать Эйли, – туман или дымка и мерцание, – вспомнил Джулиан. – Боже мой, так значит, это не просто выдумки. Значит, что-то во всем этом есть. Но что бы это могло быть за мерцание?

– Может, стоит вернуться на ферму и все рассказать? – с надеждой предложила Энн, которой теперь уже совсем не хотелось провести ночь в этом доме.

– Нет, они уже, наверное, об этом слышали, – ответил Джулиан. – А потом все это так интересно! Может быть, нам удастся что-нибудь выяснить. Отсюда нам будет удобно наблюдать за Старыми башнями – это одно из немногих мест, откуда их хорошо видно. По прямой здесь меньше мили, хотя по дороге довольно далеко.

И в надежде что-нибудь увидеть они опять стали смотреть в сторону противоположной горы, хоть и не могли разглядеть ее. Но ничего не происходило. Тучи сгустились, небо было совершенно черным, и гору не было видно.

– Ну, лично я устала всматриваться в темноту, – отворачиваясь от окна, сказала наконец Энн. – Давайте играть дальше.

– Ладно, – согласился Джулиан, и они опять уселись за стол.

Дик следил за игрой, но время от времени бросал взгляд в кромешную темноту за окном.

Следующей из игры вышла Энн. Она встала и направилась к буфету.

– Я, пожалуй, займусь едой, – сказала она. – Сначала поедим вареных яиц, да? А еще я вскипячу чайник и приготовлю какао, или, может, вы хотите чай?

– Какао, – единодушно решили все, и Энн достала банку.

– Мне нужно набрать снега для какао, – сообщила Энн.

– Так прямо за домом хороший чистый снег, – отозвался Дик. – Подожди-ка, Энн, тебе не хочется выходить в темноту, да? Я принесу! Если вдруг услышите, что я кричу, значит, что-то происходит.

К большому облегчению Энн, Тимми выбежал за Диком. Она ждала, держа в руках чайник, как вдруг раздался пронзительный возглас:

– Эй! Кто здесь?

Энн в испуге выронила чайник, и он с грохотом упал на пол, отчего Джулиан и Джордж резко подскочили. Джулиан бросился к двери:

– Дик! Что случилось?

В дверном проеме показались ухмыляющийся Дик и Тимми.

– Ничего страшного. Я не хотел вас пугать. Я набирал снег в тазик, и вдруг что-то подлетело и ткнулось в меня.

– Что же это было? – спросила пораженная Джордж. – И почему Тимми не залаял?

– Наверно, потому, что знал, что оно ничего плохого не сделает, – хитро улыбаясь, ответил Дик. – Держи, Энн, вот снег для какао.

– Дик! Не издевайся над нами, – разозлилась Джордж. – Кто там был?

– Ну, мне не очень-то было видно, потому что я вниз светил, чтобы снег набрать, – ответил Дик. – Но я бы сказал, что это была Фейни – овечка. Она исчезла до того, как я успел закричать. Она меня так напугала!

– Овечка Фейни! – сказал Джулиан. – Но это значит, что где-то здесь малышка Эйли. Что ей делать в темноте в горах так поздно?

Он подошел к двери и закричал:

– Эйли, Эйли, если ты здесь, заходи, мы дадим тебе поесть.

Но никто не отозвался. Никто из темноты не появился, и овечка не прискакала.

Тимми, навострив уши, стоял рядом с Джулианом, вглядываясь в темноту. Он очень удивился, когда увидел выбежавшего из тьмы крошечного ягненка, и даже хотел было залаять. Но кто же станет лаять на ягненка? Только не Тимми!

Джулиан со стуком закрыл дверь.

– Если эта девчонка действительно бродит где-то здесь в такую морозную ночь только в той одежде, что вчера на ней была, она, по-моему, простудится насмерть, – заметил он. – Успокойся, Энн, и, ради Бога, не пугайся, если услышишь снаружи шорох или увидишь в окне маленькое личико. Это всего лишь эта сумасбродная девчонка Эйли.

– Я никаких лиц не хочу видеть в окнах – все равно, Эйли это или нет, – заявила Энн, набивая снег в чайник. – Честно говоря, я думаю, что она и правда ненормальная, если разгуливает одна по ночам среди этих заснеженных холмов. Не удивительно, что мать у нее такая сердитая.

Вскоре ребята уже сидели за маленьким столом и отлично ужинали снесенными только утром вареными яйцами, сыром и свежим хлебом с маслом и с домашним джемом, банку которого они нашли в буфете. Кроме того, они выпили по чашке дымящегося горячего какао, в которое Энн положила каждому по ложке сливок.

– Ни один король и ни одна королева во всем мире в жизни не ели с таким удовольствием, как я сейчас, – заявил Дик. – Энн, вынести молоко и сливки в снег? Они там сто лет не испортятся.

– Хорошо. Но только, ради Бога, не ставь их в такое место, где до них может добраться ягненок, – попросила Энн, отдавая Дику молоко и сливки. – И, пожалуйста, не кричи без особой необходимости.

Однако на этот раз Дик ничего не увидел и никто не подбегал и не толкал его, что его ужасно разочаровало.

– Тарелки и чашки я завтра вымою в снегу, – сказала Энн. – сколько еще вы собираетесь так сидеть? Я знаю, еще совсем рано, но я уже почти сплю! Здесь, в горах, такой свежий воздух!

– Ладно, сейчас все будем укладываться, – решил Джулиан. – Те кровати ваши, девчонки, а эти – наши. Оставим на ночь печку или нет?

– Оставим, – не раздумывая, сказал Дик. – А то к утру тут будет холодильник!

– Я тоже думаю, надо оставить, – поддержала его Энн, – со всеми этими мерцаниями, толканиями и криками мне будет как-то спокойнее, если в комнате будет немножко света, хоть от печки!

– Ладно, я знаю, ты не веришь в мои «мерцания», – сказал Дик. – Но я клянусь, что это правда. И более того, я уверен, что вы сами их еще увидите, пока мы здесь. Ладно, спокойной ночи, девчонки. Я отправляюсь спать!

Через несколько минут кровати заскрипели – дети устраивались на ночь. Им было, конечно, не так удобно, как в настоящих кроватях, но вполне терпимо. Сильнее всего скрипела кровать Джордж.

– Это, наверное, из-за Тимми у тебя кровать так скрипит, – сонным голосом проговорила Энн. – Хорошо, что я сплю над тобой, а не под тобой, Джордж. С верхней кровати Тимми наверняка бы ночью свалился!

Один за другим они заснули. Печка ровно горела. Ребята оставили довольно слабый огонь, и на стенах и потолке подрагивали тени. И вдруг что-то заставило Тимми, спавшего в ногах у Джордж, поднять уши. Сначала вдруг поднялось одно ухо, потом – второе. Тимми сел и тихо зарычал. Никто не проснулся – все слишком крепко спали.

Тимми зарычал опять и еще раз, а потом уже громко рявкнул:

– ГАВ!

Все сразу же проснулись. Тимми опять залаял, и Джордж протянула к нему руку.

– Тсс! В чем дело? Тут кто-нибудь есть, Тимми?

– Как вы думаете, что случилось? – спросил Джулиан со своей кровати в другом конце комнаты.

Никто не видел и не слышал ничего необычного. Тогда почему же Тимми залаял?

Печка все еще горела, отбрасывая на потолок маленький желтый кружок света и издавая тихий уютный звук, напоминающий журчание. Больше ничего слышно не было.

– Наверно, кто-то бродит снаружи, – в конце концов предположил Дик. – Выпустим Тимми посмотреть?

– Давайте ляжем и подождем, будет ли он еще лаять, – решил Джулиан. – Может, это просто мышка по полу пробежала. Тим ведь будет на нее лаять, как будто это слон.

– Да, ты прав, – сказала Джордж. – Ладно, давайте ложиться. И ты, Тим, ложись. И, ради Бога, если это мышка, прояви здравый смысл – не буди нас, дай ей поиграть, если ей хочется.

Тимми лизнул ее в лицо. Некоторое время он лежал, подняв уши. Все остальные, кроме Энн, заснули. Энн же лежала с открытыми глазами, гадая, что могло взбудоражить Тимми. Ей не верилось, что это была мышь!

Так что когда шорох повторился, бдительная Энн его услышала. Сначала она решила, что это просто шумит у нее в ушах, как это часто бывало с ней, когда она засыпала, а в комнате было тихо. Но потом она поняла, что шумит не у нее в ушах – это был настоящий шум. Но какой странный!

«Похоже на низкий-низкий рокот», – подумала Энн, садясь в постели. Тимми тихонечко заскулил, как будто бы давая понять, что он тоже что-то слышит. – «Вроде раскатов грома, но только глубоко подо мной, а не сверху!»

Шум стал немного громче, и Тимми зарычал.

– Ничего страшного, Тимми, – прошептала Энн. – Это, наверно, где-то далеко гром.

Но потом все задрожало! Это было так поразительно, что Энн не знала, что и подумать. Сначала она решила, что это она сама начинает трястись от холода. Но нет, когда она дотронулась рукой до деревянного бока кровати, он тоже дрожал под ее пальцами.

Тогда она по-настоящему испугалась и громко позвала:

– Джулиан! Дик! Проснитесь, происходит что-то странное! Проснитесь!

А Тимми опять принялся лаять.

– Гав, гав, гав! ГАВ, ГАВ!

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Среди ночи» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Для малышей Волшебная Бытовая В стихах Интересная

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: