Странная история

Блайтон Энид

После катания с горки дети садятся на крыльцо дома и начинают разглядывать окресности. В бинокль хорошо видно дом на соседнем холме - это то самое обнесенное стеной поместье, куда ребята по ошибке заехали ночью. Вечером мимо ребят проходит женщина - мать Эйли. Из завязавшегося разговора ребята узнают, что в уединенном коттедже живет вдова, вместе со своим сыном. На холме происходят странные вещи - грузовики приезжают среди ночи, всякие странные типы, друзья сына вдовы, шныряют туда-сюда.

Странная история читать:

В первый день ребята не стали брать лыжи – снег был еще недостаточно плотный и гладкий, а кроме того, они давно уже ждали радостного мига, когда помчатся с горы на санках. Дик и Джордж катались на одних санках, а Джулиан и Энн на других. Тимми не желал усаживаться ни на те, ни на другие.

– Давайте вниз – кто быстрее! – закричал Джулиан. – Раз, два, три, поехали!

И они с криками и хохотом помчались вниз, взметая чистый белый снег.

Джулиан без труда победил, потому что санки Дика внезапно зацепились под снегом за какой-то корень или кустик и перевернулись. Дик и Джордж полетели в сугроб, а потом сели и, моргая, стали выплевывать снег.

Тимми пребывал в чрезвычайном возбуждении. С бешеным лаем он бросился вниз с горы вслед за санками и был ужасно раздосадован тем, что так глубоко проваливался в снег. Вид Дика и Джордж, взлетевших в воздух, когда санки перевернулись, произвел на него неизгладимое впечатление, и он стал, резвясь, прыгать вокруг и, бросаясь на них, лизать, мешая подняться.

– Ну уйди, Тимми! – пытаясь встать на ноги и снова падая от толчка развеселившегося пса, унимал его Дик. – Иди толкай Джордж, а меня не надо! Джордж, позови его!

Тащить санки обратно в гору было неинтересно и утомительно, но спуск – быстрый, как полет, – этого стоил. Вскоре четверо ребят разрумянились и готовы были скинуть куртки и шарфы.

– Я больше не поднимусь наверх с санками, – объявила наконец Энн. – Просто не могу. Если ты хочешь еще кататься, Джулиан, тащи их сам.

– Я-то хочу, но ноги у меня уже в гору не идут, – признался, тяжело дыша, Джулиан. – Эй, Дик, мы с Энн накатались. Мы поднимемся наверх, так чтобы было вас видно, и съедим свои бутерброды.

Вскоре Дик и Джордж присоединились к ним. Тимми тоже был рад присесть. Усевшись, он высунул свой длинный розовый язык, и изо рта у него повалил белый пар. Сначала поток этого белого, как он подумал, «дыма» озадачил его, но потом, заметив, что со всеми явно происходит то же самое, он решил не волноваться.

Все пятеро, радуясь возможности передохнуть, сидели на вершине склона, с аппетитом уплетая бутерброды. Джулиан улыбнулся, глядя на остальных.

– Жалко, мама нас сейчас не видит, – сказал он. – Вид у нас потрясающий. И никто даже ни разу не кашлянул. Боюсь, правда, что завтра у нас все тело будет ныть.

Дик вглядывался в противоположный склон, круто поднимавшийся вверх примерно в миле от них.

– И все-таки там есть этот дом, который, мне показалось, я видел вчера, – заявил он. – Разве вон там не труба торчит?

– Ну у тебя и зрение! – недоверчиво отозвалась Джордж. – Как можно увидеть дом на таком расстоянии, да еще под снегом?

– А мы бинокль взяли? – спросил Джулиан. – Где он? Надо просто посмотреть в него, и сразу выясним, есть там дом или нет.

– Я убрала его в шкаф, – сказала, поднимаясь на ноги, Энн. – У-у-уф! У меня ноги просто онемели. Сейчас пойду и принесу.

Она вскоре вернулась с биноклем и протянула его Дику. Тот приставил его к глазам и стал вращать колесико до тех пор, пока ясно не увидел далекий противоположный склон.

– Да, – сказал он, – я был прав. Это действительно дом, и я почти уверен, что это Старые башни. Ну, помните, то место, куда мы заехали по ошибке позавчера вечером, когда заблудились.

– Дай я посмотрю, – попросила Энн. – Думаю, что я его узнаю. Когда мы поднимались в гору к Старым башням, я на повороте разглядела башни.

Она приложила бинокль к глазам и внимательно посмотрела.

– Да, я уверена, это тот самый дом, – сказала она. – Как-то странно все это – такая надпись на воротах и эта злая собака – и никого вокруг! Как одиноко, должно быть, той старой даме, которая живет там совершенно одна!

Они сидели и не спеша грызли яблоки, как вдруг Тимми залаял. Он встал и повернул голову в сторону ведущей наверх тропинки.

– Может, это Эйли, та смешная девчонка, которую мы видели, – предположил Джулиан.

Но это была не она. К ним быстро приближалась невысокая, крепкая на вид, аккуратно одетая женщина с шалью на голове.

Она, казалось, не слишком удивилась, увидев ребят, остановилась и поздоровалась с ними.

– Вы, верно, те ребята, про которых вчера моя Эйли вечером говорила, – сказала она. – Вы у Джоунсов в домике живете?

– Да, – ответил Джулиан. – Мы сначала остановились на ферме, но наша собака не поладила с тамошними, поэтому мы перебрались сюда. Здесь замечательно. И вид прекрасный.

– Вы, если Эйли мою увидите, скажите, пусть сегодня домой приходит ночевать, – сказала женщина, кутаясь в шаль. – И она, и ягненок ее! Ненормальная она, прямо как старуха из вон того дома! – И она показала рукой в сторону Старых башен.

– А вы что-нибудь знаете об этом старом доме? – тут же спросил Джулиан. – Мы заехали туда по ошибке и…

– Ну, а внутрь-то уж, ручаюсь, не попали, – сказала мать Эйли. – Объявления там всякие на воротах и все прочее! Подумать только, я туда три раза в неделю ходила и, кроме доброты, ничего не видела. А теперь-то старая миссис Томас, она ни души к себе не пускает, кроме дружков этих своего сына. Бедная старушка совсем, говорят, из ума выжила. Так оно, видать, и есть, а то пустила бы меня, уж я столько лет у нее работала!

Все это было очень интересно.

– А почему там на воротах написано «Входа нет»? – спросил Джулиан. – И злая собака?

– Да, мальчик, кое-кто из старых друзей этой леди хотел бы разобраться, что там происходит, – сказала мать Эйли. – Да ничего не поделаешь. Странное это теперь место – ночью бывает то шум какой-то, то туман, то в небе мерцание, то…

Джулиан было решил, что это все сказки, которые сочиняют жители поселка от досады, что их теперь не пускают в большой старый дом. Он улыбнулся.

– Можешь улыбаться, – сердито продолжала женщина. – Но вот уже с прошлого октября там что-то странное творится. И совсем странно – среди ночи грузовики ездят. Зачем, интересно? Ну, я-то думаю, они растаскивают вещи бедной старушки – мебель, картины и всякую всячину. Бедная миссис Томас, такая была милая и добрая, а теперь уж и не знаю, что с ней.

На глазах у женщины показались слезы, и она поспешно смахнула их.

– Зря я вам столько всего наговорила, теперь вам тут страшно будет ночью одним.

– Нет-нет, не будет, – заверил ее Джулиан. Ему было смешно, что она подумала, будто они могли испугаться деревенских выдумок. – Расскажите нам об Эйли. Неужели она не мерзнет, ведь она бродит всюду, а одета так легко?

– Ну и ребенок, скажу я вам! – воскликнула мать Эйли. – Носится по холмам, как бешеная, уроки в школе прогуливает, сбежит к отцу – он пастух там, высоко в горах, где овцы, – и ночевать домой не приходит. Вы ей скажите, что ей от меня здорово достанется, если сегодня домой не вернется. Она точно как ее отец – любит все время одна быть. Все разговаривает с овцами да с собаками, как с людьми, а со мной – ни слова.

Ребята начинали чувствовать себя неловко и уже жалели, что заговорили с этой словоохотливой ворчливой женщиной. Джулиан поднялся.

– Хорошо, если увидим Эйли, обязательно скажем, чтобы шла домой. Но только, что ей влетит, не будем говорить, а то она точно не вернется. Если будете проходить мимо фермы, не могли бы вы передать миссис Джоунс, что у нас все в порядке? Спасибо.

Женщина кивнула, что-то пробормотала и торопливо направилась вниз по склону.

– Странные она нам вещи рассказала, – сказал Дик, глядя ей вслед. – Как по-твоему, Джу, это просто глупая деревенская история или в этом что-то есть?

– Да конечно, выдумки, – ответил Джулиан, чувствуя, что Энн они не очень-то понравились. – Ну и странная семейка: пастух все время проводит в горах, ребенок бродит всюду вместе с ягненком и собакой, а недовольная мать рассказывает всякую ерунду первому встречному.

– Темнеет, – заметил Дик. – Давайте пойдем в дом. Затопим печку, чтобы согреть комнату, и еще зажжем на столе лампу. Будет очень уютно. Я что-то немного замерз – мы уже столько времени сидим на улице.

– Ладно, только не кашляй, – попросил Джулиан. – А то и мы все тут же начнем. Тим, домой! Пошли!

Скоро они уже сидели в доме, печка распространяла вокруг приятное тепло, а на столе ярко горела лампа.

– Давайте во что-нибудь поиграем, – предложил Дик. – А потом уже поплотнее поужинаем. Сыграем в какую-нибудь дурацкую игру – вроде снепа.

Они уселись играть в снеп, и скоро Дик уже лишился всех своих карт и вышел из игры. Он зевнул и, подойдя к окну, посмотрел в скрывающую заснеженные холмы темноту. Вдруг он на миг замер, удивленно всматриваясь во что-то, и потом закричал, не оборачиваясь:

– Скорее! Идите все сюда! Смотрите, что это, по-вашему? Видели вы когда-нибудь такую невероятную штуку? Скорее!

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Странная история» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Для малышей Волшебная Смешная В стихах О царе

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: