На пути к холму Билликок

Блайтон Энид

Дети едут к холму Билликок. У его подножья ребят должен жадать Тоби - знакомый Джулиана и Дика. Судя по рассказам мальчик заядлый шутник и проныра. А пока мы наблюдаем за детьми, крутящими педали. Они постоянно останавливаются, что бы перекусить, или обменяться, уже давно нам известными шутками.

На пути к холму Билликок читать:

Солнце уже светило вовсю, когда Пятерка мчалась по песчаной дороге, петляющей вдоль залива Киррин. Тимми замыкал кавалькаду и нисколько не отставал от велосипедистов, хотя язык его свисал чуть не до земли. Энн утверждала, что в жизни не видела у собак более длинного языка!

Море, когда проезжали близко от него, напоминало цветом незабудку. Невдалеке, в водах залива, виден был остров Киррин, посреди которого возвышался замок, носящий, конечно, то же имя.

– Правда, неплохой у нас замок? – спросил Дик. – Я бы не отказался провести в нем несколько деньков. Вдоволь бы накупались и сплавали на островок. Как, Джордж, разве плохо?

– Оставим на летние каникул, – сказал Джулиан. – Там уже знакомые места, а сейчас давайте исследуем те, что пока не знаем. Тоби много чего рассказывал о пещерах Билликок, но я пока помолчу – сами увидите.

– Какой он, твой Тоби? – спросила Джордж. – Столько о нем разговоров… Мы с Энн в глаза его не видели.

– Он грандиозный шутник, – сказал Дик. – Больше всего любит бросать гусеницы за ворот… Ну, и в этом роде. Так что будьте осторожны, если увидите у него в петлице шикарную розу и он предложит вам понюхать.

– Почему? – спросила Энн.

– Потому что, когда наклонитесь к ней, оттуда брызнет, да прямо в лицо. Это такая хитрая роза.

– Фу! – сказала Джордж. – Какие глупые шутки! Не думаю, что нам очень понравится ваш приятель. А поумнее он ничего не может сочинить? Я стукну его по башке, если он со мной проделает такое!

– Это тебе не поможет, – заверил ее Дик. – Конечно, он не ответит тем же, но придумает еще что-нибудь, в двадцать раз хуже!.. Да ладно, Джордж! Не бойся, он вообще-то парень что надо, только немного дурашливый… Подумаешь, спрыснет тебе лицо – зато у нас впереди целая неделя без школы!

Уже остался позади песчаный берег залива Киррин, они ехали теперь по проселочной дороге, окаймленной живой оградой из кустов боярышника. Было самое начало июня, и розовые цветы уже виднелись на ветках. Легкий ветер долетал сюда с моря, и это делало поездку еще более приятной – тем более что дорога пошла в гору.

– Чего доброго, когда поднимемся к вершине, там будет снег лежать, – предположил Джулиан. – И мороз.

– Я бы предпочла мороженое, – сказала Энн. – О господи, этот подъем!.. Какой крутой! Чем так мучиться, лучше сойти с велика и тащить его на себе до верха.

Тимми давно уже вырвался вперед и теперь сидел на гребне холма, под прохладным ветром, подставив ему свой язык, который был высунут на рекордную длину. Вторым достиг вершины Джулиан и сразу посмотрел вниз, вдоль другого склона холма.

– Вон он, поселок! – крикнул он. – В самом низу… Сейчас сверюсь с картой… Точно! Поселок Тенник. Там сделаем привал и узнаем, продают ли мороженое. Кто-то ведь хотел, верно?..

Мороженое в поселке было – да еще какое: клубничное и ванильное! Все четверо уселись на скамейке под деревом, возле небольшого магазина, и, как по команде, вонзили деревянные ложки в стаканчики с мороженым. Тимми сидел рядом и с надеждой оглядывал каждого едока: он надеялся, что и его не лишат этого удовольствия: на худой конец дадут вылизать стаканчики.

– Дорогой, мы не взяли тебе целую порцию, потому что ты довольно толстый… Ну, не смотри так умоляюще, прошу тебя… Ладно, уговорил. Поскольку к концу путешествия ты обязательно похудеешь – я сейчас куплю же, что и у нас…

– Гав, – ответил радостно Тимми, шмыгнул в дверь магазинчика и, встав на задние лапы, положил передние на прилавок, чем немного удивил хозяйку.

– Напрасно даешь ему целое, – сказала Энн, когда Джордж и Тимми вышли из лавки. – Он заглатывает почти сразу, даже вкуса не чувствует. Я всегда боюсь, что он проглотит стаканчик вместе с наклейкой…

Передохнув минут десять, наша Пятерка двинулась дальше, ощущая тепло снаружи и приятную прохладу внутри. Все вокруг – расцветающая весенняя природа – усиливало чувство безотчетной радости: деревья и трава были такими нежно-зелеными, поля сверкали и кивали им тысячами и тысячами золотистых лютиков – как тут было не радоваться?

На пустынном проселке, по которому они сейчас шуршали шинами велосипедов, почти не было движения: изредка могла встретиться повозка фермера, еще реже – автомобиль. Наши путешественники предпочитали двигаться именно по таким полузаброшенным дорогам – с кустами, высаженными по бокам, с прихотливыми внезапными извивами, – а не по широким и пыльным трассам, прямым, как палка, шумным и неинтересным…

– Не раньше четырех, – сказал Дик, что-то подсчитав в уме, – мы сумеем добраться до фермы Билликок. А когда же как следует поедим? А, Джулиан? И где?

– В час дня, – решительно ответил тот. – И ни на минуту позднее. Но до тех пор ни слова о еде, договорились? Сейчас, – он посмотрел на часы, – двенадцать ноль три.

– Я больше хочу пить, а вовсе не есть, – сказала Энн. – А бедный Тимми, ручаюсь, просто умирает от жажды. Давайте остановимся у первого ручья.

– Да вон же он! – крикнул вскоре Дик. – На том поле. – Эй, Тим, валяй, старина! Живо беги!

Тима не нужно было упрашивать. Он кинулся к ручью со всех лап и начал громко, чуть не на всю округу, лакать. Остальные спешились и ждали, пока он напьется. Энн сорвала ветку жимолости, просунула в петлю своей куртки.

– Буду нюхать всю дорогу, – сообщила она. – Красота!

– Эй, Тим! – позвал Дик. – Оставь немного воды для рыб! Джордж, останови его, он раздулся, словно дирижабль!

– Совсем нет, – сказала Джордж, но все-таки позвала Тима. – Довольно! Иди сюда! Поехали!

Тимми сделал последний… глоток (а как это произнести от слова «лакать»?) и подбежал к хозяйке. Питье ему понравилось, он это подтвердил довольным лаем.

И снова они отправились в неблизкий путь, кряхтя и издавая стоны на крутых подъемах и оглашая воздух восторженными воплями, когда дорога шла под уклон и они мчались по ней так, что ветер свистел в ушах.

Джулиан наконец выбрал место для полдника – на самой вершине очередного холма, который был выше всех предыдущих. Оттуда они видели всю местность на много миль вокруг, и там гулял свежий, но не резкий ветер.

– Привал! – объявил Джулиан, ко всеобщему удовольствию. – Целый час на отдых.

– Наконец-то, – проворчала Энн. – Завтра ноги у нас будут как деревяшки!

– Отсюда можно увидеть целых пять графств, – сказал Джулиан, вертя головой во все стороны. – Только не спрашивайте, какие, – я забыл… Давайте поваляемся немного на вереске, прежде чем возьмемся за еду. Возражений нет?

Ни у кого, кроме Тимми, возражений не было, и все с удовольствием растянулись на мягкоупругом ковре из вереска.

А Тимми настойчиво требовал чего-то. Чего именно? Конечно, кости! Он учуял ее запах на багажнике велосипеда своей хозяйки. Оглянувшись и увидев, что никто за ним не наблюдает – все предались блаженному покою, – он начал действовать более решительно по отношению к бумажному пакету, в котором лежала кость и кое-что еще, собранное для них Джоанной в дорогу.

Энн, находившаяся ближе других к Тимми, первой услышала подозрительный шорох бумаги и приподнялась посмотреть, что происходит.

– Тимми, – крикнула она. – Ты решил закусить нашими бутербродами?

Джордж тоже привстала, и Тимми молча отошел в сторону, виновато подрагивая хвостом, как бы желая сказать: «Извините, но ведь все-таки это моя кость!».

– Тимми прав, – заступилась за него Джордж. – Он требует только свое. Уж не думаешь ли ты, Энн, что он покушается на наши бутерброды? Даже одна такая мысль оскорбительная для Тимми! Никогда в жизни он бы не взял чужой сандвич!

– Но я, пожалуй, возьму свой, – сказала Энн. – И всем советую. Джулиан, давай приступим! И пить, я хочу пить…

Слова Энн пробудили у всех еще сильнее желание есть и пить, и они принялись разворачивать пакеты и свертки, вынимать бутерброды с ветчиной и помидорами и гигантские куски фруктового пирога. Джулиан нашел у себя в мешке картонные стаканчики, наполнил фруктовым соком.

– Важнецкая пища! – проговорил Дик, прожевывая сандвич. (У него получилось: «ванека пича».) Он оглядел весь горизонт – вересковые пустоши, зеленеющие куски обработанной земли, холмы, холмы… – и добавил: – Смотрите, вон тот, самый дальний… Джулиан, видишь? Это не холм Билликок? У него такая форма… чудная.

– Сейчас посмотрю в бинокль, – сказал Джулиан. Он достал его из кожаной сумки, поднес к глазам, долго всматривался – как вахтенный на носу заблудившегося парусника, готовый радостно крикнуть: «Земля! «Но не крикнул, а проговорил не вполне уверенно: – Да, пожалуй, тот, к северу… Похож немного на сдвинутый набекрень котелок… Хотите посмотреть?

Все по очереди приложили к глазам бинокль и внимательно оглядели «холм-котелок», который на какое-то время сделался в десять с лишним раз ближе к ним, а потом снова удалился на то же расстояние.

– Не так уж далеко! – сказала Джордж, не отнимая бинокля от глаз. – Хочешь взглянуть, Тимми?

Но тот наотрез отказался.

– Недалеко, если добираться по прямой – как летит вон та ворона, – сказал Джулиан, укладывая обратно в сумку свой оптический прибор. – Но если крутить, как мы, по всем тропкам и дорожкам… Кто-нибудь еще хочет сандвичей?

– Ха, – сказал Дик, – были да сплыли. И от пирога одни воспоминания… Для голодных остались только леденцы. Налетайте!

Голодными оказались все. Тимми тоже досталось – но только один леденец: собакам вредно много сладкого.

– Кроме того, ты ведь не сосешь, а прямо глотаешь, – объяснила ему Джордж. – Так что никакого удовольствия.

– Еще полчаса на отдых, – распорядился Джулиан. – Не знаю, как вы, а я сейчас повернусь на бок и буду давить ухо…

Они уютно устроились на вереске, как на теплых пружинных матрасах, и все, как один, уснули. Даже Тимми задремал, хотя одно ухо оставалось у него настороже, на случай, если появится кто-то чужой. Однако никто не появился. Вокруг было так тихо и они так натрудились, крутя педали на гористых дорогах, что проспали на четверть часа дольше отведенного для сна времени. И кто знает, если бы не жук, который пополз по руке Энн, их отдых затянулся бы наверняка еще дольше. Но именно жук разбудил ее, и она крикнула:

– Ой, какой большой и черный! – А сбросив его, поглядела на часы и снова закричала: – Дик! Джу! Вставайте! А то опоздаем к вечернему чаю!

Вскоре они уже неслись с гиканьем вниз по холму, и Тимми, сытый и отдохнувший, лаял как сумасшедший. Начало каникул все-таки, наверное, самое лучшее время из всех!

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «На пути к холму Билликок» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Волшебная О животных Бытовая Для детей 3-4 лет Поучительная

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: