Ночные открытия и удивительное утро

Блайтон Энид

Кладоискатели, за которыми наблюдают Дик и Джулиан, долго курочат каменные плиты по всему дому. Но безрезультатно. Они не знают точно, где находится нужная им плита и собираются отправиться на то место, где Гай проводит свои раскопки. Там тоже стоит поискать. Когда мужчины удаляются Дик с Джулианом возвращаются к девочкам и ложатся спать. Утром все вместе отправляются на раскопки, что бы предупредить Гая о возможных незванных гостях. На раскопках сидит мальчик похожий на Гая, но не откликающийся на свое имя. Выясняется, что у юного археолога есть брат-близнец. Этот самый брат сегодня ночью стал свидетелем того, как Гая похитили неизвестные мужчины.

Ночные открытия и удивительное утро читать:

Скоро раздалось громкое сопение: внизу пытались поднять плиту. Она, наверное, была очень тяжелая, ее очень трудно было поднять – ведь за столетия, пока стоял дом, она совсем вросла в землю!

– Вот проклятая штуковина! Все руки об нее обломаешь! – сказал кто-то. – Давай-ка сюда отмычку. Том, я смотрю, ты не умеешь с ней управляться!

Попыхтели, посопели еще, и – плита наконец поддалась.

– Пошла! – сказал голос.

Мальчиков мучило волнение и любопытство. Ох, поглядеть бы, что там происходит сейчас! Но куда там. О событиях можно было только гадать по разговорам внизу.

– Ну что там? Колодец? Ага! Ух ты! Вода глубоко-то как! И чернущая-я!..

Все примолкли: видно, освещали воду фонариками. И голос, тот, гнусавый, с отчаянием произнес:

– Нету тут никакого тайного хода! Разве через эту воду проберешься! Колодец как колодец. И все. Нет, не «вода» там, значит, другое слово.

– Ладно, шеф. Ну, а какое там слово? – сказала «фермерша». – Я лично не знаю. Не план, а прямо загадка. Неужели Пол не мог толком указать, где эта плита? Начеркал невесть что! Только и можно понять, что где-то на пустыре плита и под ней тайный ход – а где? Непонятно.

– Вот и ворочай тяжеленные плиты одну за другой, десятками! – сказал другой голос. – Надоело. В лагере этом проклятом камни корчевали, здесь тоже – а толку-то!

– Помалкивай, – сказал гнусавый. Теперь он говорил злобно, грубо. – Пусть весь этот дом придется по камешку разобрать, пусть весь римский лагерь к чертям перерыть придется – я все равно не отступлюсь. Одно дело в нищете жить, а другое дело в богатстве. Все от нас от самих сейчас зависит! Кому не нравится – пусть проваливает. Только я за последствия не отвечаю!

– Ладно, ладно, шеф, не пыли, – сказала женщина. – Мы – что? Мы – ничего. Как скажешь, так и будет. Ну, давай еще плитку-другую поворочаем. Да их и немного такого размера, как Пол на плане указал.

И они поднимали плиту за плитой, клали обратно – и каково было мальчикам! Сиди и скучай! Ни под одной из плит, очевидно, ничего не оказалось.

Мужчины пошли к постройкам во дворе, а женщину оставили в доме. Джулиан думал, что она тоже ушла, и расправил затекшую ногу. У «фермерши» ушки были на макушке. Она тут же вскинулась:

– Том, это ты?

Мальчики снова замерли, как статуи. Больше женщина ничего не говорила. Скоро вернулись мужчины, переговариваясь между собой. Их, кажется, было трое.

– Ни черта, – сказал гнусавый. – Надо, похоже, снова лагерь прочесать.

– Трудно будет. Небось место занято, – сказала женщина.

– Ничего, с тем-то я управлюсь, – мрачно сказал гнусавый. Джулиан нахмурился. Значит, Гай в опасности? Надо его предупредить!

– Надоело мне тут, – сказала женщина. – Пошли. Не здесь эта плита, не здесь! Зря только время теряем.

И, к великому облегчению мальчиков, все четверо удалились. Джулиан с Диком поверх обвалившихся стен смотрели, как огни фонарей удалялись по пустырю. Ох, наконец-то! Теперь можно было вернуться к девочкам.

– У меня ноги-руки затекли, – сказал Дик, потягиваясь. – А что, Джу? Мы много чего узнали, верно? Какой-то Пол украл какие-то ценные чертежи – мало ли, может, нового самолета, может, военного корабля какого-нибудь – и спрятал их в тайнике, а чтобы туда проникнуть, надо поднять каменную плиту определенного размера.

– Ага. И мы знаем, какого размера – мы ведь видели ту, которую они уже поднимали в старой конюшне, – сказал Джулиан. – Я считаю – надо пойти туда и ее измерить. Или – можно ведь тут измерить, ту, которая возле раковины. А та самая плита – мне кажется – в римском лагере. Давай все скажем Гаю, откроем ему секрет. А он нам поможет искать.

– Ну история! Надо же, в какое дело мы оказались замешаны! – сказал Дик. – А все потому, что Джордж разозлилась, что кто-то смеялся над Тимми из-за его картонного воротника! Все произошло из-за Тимми!

Мальчики стали спускаться вниз и, конечно. Дик совершенно забыл о вьюне, и вьюн так зацепил его за ногу, что он чуть не свалился с лестницы вверх тормашками.

– Фу-ты! – сказал он и вцепился в Джулиана так, что еще чуть-чуть, и они бы сверзились оба. – Прости. Опять этот вьюн! Включи-ка лучше фонарик.

Они тщательно измерили плиту возле раковины, а потом вышли из дому и отправились к ручью, надеясь отыскать в темноте тот куст. Сперва забрались было совсем в другой, но потом нашли свой. Тим встретил их громким приветственным лаем.

– Ох! Джу, Дик! Это вы? – раздался голос Энн, когда они пробрались в укрытие. – Вы пропадали целую вечность! Мы ни минуточки не спали! Тим, помолчи, пожалуйста, уймись – здесь слишком тесно для твоего мощного голоса!

Джулиан с Диком уселись, зажгли фонарик. Джулиан рассказал о захватывающих событиях ночи. Девочки слушали затаив дыхание. Джордж пришла в восторг:

– Вот это да! И надо же – как все неожиданно! Что вы собираетесь делать?

– Перво-наперво с утра пораньше предупредить Гая. А потом, по-моему, обратиться в полицию, – сказал Джулиан. – Самим нам с ними не сладить. Если они обыщут лагерь, найдут плиту – тогда все!

– Нет, но как интересно, как интересно! – сказала Джордж. – Ох, почему меня с вами не было! Я сегодня не усну.

Но все так устали, что довольно скоро уснули. Через несколько часов, на рассвете, Тимми поднял морду и зарычал. Джордж тут же проснулась.

– В чем дело, Тим? Я ничего не слышу.

Но Тимми – он слышал, это было ясно. Джордж разбудила Джулиана и обратила его внимание на странное поведение Тимми.

– Как думаешь – на кого это он? И никак не хочет умолкнуть. Я лично ничего не слышу. А ты?

– Я тоже, – сказал Джулиан, прислушиваясь. – Но, конечно, нет смысла вылезать и расследовать в темноте, кого воспитывает Тимми. Наверное, мелюзга какая-нибудь, вроде ежика, белки или горностая. Помолчи, Тимми, хватит тебе.

Хотя под густым терновым кустом было еще темным-темно, снаружи заметно светлело. И чего это Тимми так вызверился? Вдруг опять поблизости люди? Или просто ему действует на нервы какой-то трудновоспитуемый ежик?

Наконец пес умолк, уткнулся мордой в передние лапы и закрыл глаза. Джордж потрепала его по загривку:

– Ну, ладно. Все прошло. Удобно тебе, а, Джу? Тут жарко и тесно, правда?

– Да. Встанем пораньше и пойдем предупредим Гая. А потом искупаемся, – зевая, сказал Джулиан. Он погасил фонарик и снова заснул.

Проснулись они поздно. Дик проснулся первый, глянул на часы. И даже вскрикнул:

– Ух ты! Полдевятого! Эй Джу, Энн, Джордж! Вставайте! Чуть не до обеда проспали!

Все поскорей побежали купаться и предупредить Гая. И, подойдя к лагерю, замерли в изумлении.

Кто-то рыдая в траншее, рыдал так надсадно и отчаянно, что всю Пятерку охватил ужас. Да что же такое стряслось? Подошли к краю траншеи, заглянули.

В траншее лежал мальчик, лицом вниз, и горько плакал. Вот он поднял заплаканное лицо, снова опустил.

– Гай! Гай! Что случилось? – крикнул Джулиан и наклонился к нему. – Ты ранен? Что-нибудь с Джеком? Кто тебя обидел?

– Не меня! Гая! Его нет! Они его забрали! – прорыдал тот. – А я с ним так жутко себя вел! И вот его нет! Он никогда не вернется, я знаю, я знаю!

– Гай? Но ты же – Гай – поразился Джулиан. – Что ты мелешь?

Теперь он окончательно убедился, что Гай сошел с ума – только сумасшедший может так о себе говорить. Он потрепал его по плечу:

– Послушай, ты болен. Пошли с нами. Мы тебе вызовем доктора, Гай.

Тот вскочил. Лицо у него все распухло от слез.

– Ничего я не болен! Говорю вам – они увели Гая. Я не Гай. Мы с ним близнецы. Нас двое.

Все так и раскрыли рты. И через минуту вдруг все стало понятно. Встало на свои места. Нет никакого сумасшедшего, мальчика, а есть двое нормальных мальчиков! И никто себе не противоречил, никто не появлялся вдруг в самых неожиданных местах, никто не менялся так странно – то добрый и славный, а то совершенно наоборот!

– Близнецы! Да как же мы раньше-то не догадались! – сказав Джулиан. – А мы-то думали… Мы вас никогда не видели вместе…

– Ну да. Мы поссорились. Насмерть разругались. – И опять из его глаз покатились слезы. – А уж если близнецы разругаются – хуже нет! Мы прямо возненавидели друг друга – правда! Не могли сидеть рядом, вместе есть, вместе спать, вместе копать лагерь! Мы и раньше ссорились – но чтобы так! Я притворялся, что его на свете нет, а он – что меня нет на свете!

– Вот это да… – протянул Джулиан с досадой. – Ну ладно. А что же такое случилось? Скажи.

– Гай вчера хотел со мной помириться, – сказал мальчик. – А я не захотел. Я его ударил и ушел. А утром пожалел и пошел к нему, хотел прощения попросить, помириться, и… и…

Он осекся и снова расплакался. Всем было неловко и грустно.

– Ну ладно. Давай рассказывай, – сказал Джулиан.

– Прихожу я и вижу: он дерется с двоими взрослыми дядьками, и кричит на них, и брыкается, – а потом они его куда-то поволокли. Я свалился в траншею и ногу ударил – а когда вылез, Гая уже не было. Никого не было.

Он отвернулся и снова заплакал.

– В жизни себе не прощу. Если бы я с ним вчера помирился, ничего бы этого не было! А я…

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Ночные открытия и удивительное утро» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Для детей 5-6 лет Смешная В стихах Для детей 3-4 лет Поучительная

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: