В засаде

Блайтон Энид

Дождавшись темноты Джулиан и Дик прощаются с девочками и направляются к руинам. Они прячутся на втором этаже - оттуда им прекрасно будет видно людей,перерывающих каменные плиты на полу. Вскоре появляются мужчины. С ними женщина, которая еще днем представилась ребятам фермершей. Кладоискатели очень осторожны - первым делом они обходят весь дом, что бы убедиться что дети ушли. Дик и Джулиан не попадаются - они прячутся в камине. Из обрывочных разговоров они понимают, что преступники ищут какие-то чертежи, коорые тут спрятал их сообщник, ныне сидящий в тюрьме. Под одной из плит, лежащих на полу, должен скрываться потайной ход.

В засаде читать:

Уже стемнело – а под терновым кустом тем более было темно! Вся Пятерка ухитрилась туда протиснуться. Пользовались единственным фонариком; берегли батарейки.

Пятерка поужинала. Ветчины, честно говоря, почти не осталось, зато у них были еще помидоры и бездна печенья.

Джулиан открыл последнюю банку сардин и приготовил впрок бутерброды для себя и для Дика. Кроме того, он упаковал два гигантских куска пирога и еще четыре шоколадных батончика.

– Чтобы не скучно было время проводить! – усмехнулся он. – Неизвестно еще, дадут ли нам представление Плаксуны и Стональщики. Боюсь, в пустом доме они не станут зря стараться!

– Смотрите, будьте начеку, – сказала Энн.

– Энн, ты это уже десятый раз говоришь, – сказал Дик. – Не идиотничай. Ты что – не усвоила? Мы с Джу идем развлекаться. Это вам, вам надо быть начеку.

– Это еще почему?

– Ну… вам надо быть начеку, как бы к вам не залетел этот большущий черный жук. Как бы у вас в ногах не примостился ежик. Как бы змея не захотела устроиться с вами рядышком в вашем теплом сухом прибежище…

– Сам ты идиотничаешь! – И Энн ткнула его в бок. – Когда вернетесь?

– Вернемся мы ровно в ту секунду, когда вы услышите, как мы залезаем к вам под куст, – сказал Джулиан. – Ладно, Дик. Ну, как? Пошли?

– Пошли, – сказал Дик и стал выбираться из-под куста – поосторожней, чтоб поменьше поцарапаться. – Ой, ну и вредные эти шипы! Прямо нарочно кусаются!

Мальчики ушли, а девочки сидели тихо-тихо. Они прислушивались к удаляющимся шагам, но ничего не слышали. Слишком мягко ступали Джулиан с Диком по пружинистому вереску.

– Ох, только бы они… – начала Энн, но Джордж прямо застонала.

– Скажи, скажи это еще раз, и я тебя стукну! Честное слово – стукну!

– Да я вовсе не то собиралась сказать. Я собиралась сказать – только бы они… только бы им повезло. Уже так хочется в Киррин, купаться, кататься на лодке… А тебе?

– Мне тоже. И чтоб Джоанна приготовила что-нибудь вкусненькое. Сосиски с пюре… И с помидорчиками…

– Ага. И еще бы свеженькой камбалы, только что с удочки, плюс Джоаннина жареная картошечка. Прямо так и чувствую запах!

– Гав, – вставил Тимми и принюхался.

– Вот! Он решил, что я чувствую запах в буквальном смысле. Ну не умница?

С удовольствием обсудили, какой Тимми замечательный умница, а Тимми слушал и так колотил хвостом, что поднял жуткую пыль в терновой пещере.

– Давай спать, – сказала Энн. – Не всю же ночь нам болтать. Братишкам от этого помощи мало.

Они улеглись на все тот же плед и прижались друг к дружке – не для того, чтоб согреться: ночь была жаркая, – а потому, что тут было так тесно!

Энн погасила фонарик, и в терновой пещере сразу стало черно. Тимми положил морду на живот своей хозяйки. Она пробормотала:

– Ой, Тим, пожалуйста, поосторожнее. Я так наужиналась.

Энн захихикала и притянула его поближе к себе. Как хорошо, что с ними милый Тимми. Она вполне соглашалась с Джордж, что он – умнейшая, благороднейшая собачка на всем белом свете.

– Интересно, что сейчас мальчики делают, – сказала она немного погодя. – Происходит там сейчас что-то увлекательное или нет? Как ты думаешь? А вдруг?..

Но ничего увлекательного на самом деле не происходило. Дик и Джу в эту минуту жутко скучали. Расставшись с девочками, они осторожно направились к старому дому, не зажигая фонариков, чтобы их никто не заметил. Они заранее обсуждали, где лучше всего спрятаться, и решили взобраться по каменной лестнице и затаиться на верхнем этаже.

– Там крыши нет и стен почти не осталось – сказал Дик. – Подглядывай себе со всеми удобствами! Никто и не догадается! И ночь такая звездная. Это замечательна. Приглядимся к полутьме и все отлично разглядим. Жалко вот, нет луны.

Очень осторожно они подходили к дому, то и дело останавливались и, затаив дыхание, прислушивались к каждому звуку. Но все было тихо.

– И нигде ни огонька, – шепнул Дик на ухо Джулиану. – По-моему, тут никого. Давай поскорее в дом и по лестнице наверх.

Они на цыпочках прошли по дому, не зажигая фонариков. Ощупью добрались до лестницы, как можно тише по ней взобрались. Старались не дышать. Но сердца громко колотились.

– Слышишь, как у меня сердце бьется? – шепнул Дик Джулиану, когда они стояли наконец на верхнем этаже. – Нет. У меня у самого оно прямо сейчас лопнет! Ладно, здесь мы в безопасности. Давай-ка поразведаем, пощупаем, что и как, чтоб потом не споткнуться и вниз не загреметь!

Они убрали несколько отставших досок, а потом сели у остатка перегородки между бывшими комнатами. Задувал тихий теплый ветерок. Все было тихо, только, взбираясь по наружной стене, вздыхал и шелестел на ветру розовый вьюн. Дик укололся шипом и пососал палец. Всюду, всюду проникал этот вьюн: стлался по полу, обвивал даже то, что осталось от камина.

Так они просидели около часа. Вдруг Джулиан тихонько ткнул Дика в бок.

– Идут! – шепнул он. – Смотри – вон они!

Дик стал озираться и скоро заметил движущийся огонек – маленький, как дырочка в сплошной черноте. От него шел слабый отсвет.

– Фонарик! – шепнул Дик. – И еще… и еще! Целая процессия. Правда, медленная.

Процессия двигалась почти бесшумно. Она приблизилась к дому и тут раздвоилась.

– Это они проверяют, правда мы ушли или нет, – шепнул Джулиан. – Только бы сюда не сунулись.

– Давай на всякий случай за камин спрячемся, – шепнул Дик. И они тихо-тихо поднялись и пробрались туда, где черным призраком в звездном свете стоял бывший камин. Он хоть и весь развалился, был очень большой. Мальчики зашли за дальний, если считать от лестницы, угол.

– Поднимается кто-то! – шепнул Дик, чутким ухом улавливая шаги на лестнице, – Хоть бы о вьюн споткнулся. Там у самого верха – большущая ветка.

– Ш-ш-ш, – ответил Джулиан.

Кто-то действительно поднимался по лестнице и у самой верхней ступеньки досадливо вскрикнул.

«Хорошо, – подумал Дик, – так ему и надо».

Фонарик осветил разоренные комнаты, остатка стен, камин. Дик и Джулиан, не дыша, стояли, как статуи. Свет поплясал-поплясал, потом голос крикнул вниз:

– Никого. Смотались. Принимаемся за работу.

Братья облегченно вздохнули. Слава богу – пронесло. Пока, во всяком случае. Те, внизу, уже не таились – разговаривали вслух и вовсю жгли свои фонарики. Потом кто-то зажег лампу, и в доме стало совсем светло.

– Откуда начнем? – спросил мужской голос. – Эй, Джесс, где план?

– У меня. Я его на полу разложила, – ответил голос, который сразу узнали мальчики. Это была та «фермерша», которая разговаривала с ними сегодня. – Да толку от него чуть. Пол такое накарябал!

Очевидно, те, внизу, склонились над планом. По лестнице наверх долетали голоса.

– Точно мы знаем только одно – нам надо найти белую каменную плиту, и размер мы знаем. Но мы точно не знаем, где искать, у нас только предположения, В конце концов, обыскали же мы этот римский лагерь, а толку-то?

Джулиан подтолкнул локтем Дика. Значит, кое-кто из любопытных, на которых жаловался Гай, сейчас здесь! Но что они собираются найти под той каменной плитой – вот вопрос!

Через минуту все выяснилось. Гнусавый голос протянул:

– Пусть придется перевернуть все плиты в округе – мы и то не отступимся. Я не я буду, если не найду этот потайной ход. Ведь не найдем мы его – не найдем и чертежи. А не найдем чертежи – придется нам провести остаток дней в нищете!

– Или в тюрьме! – вставил кто-то.

– Зачем в тюрьме, – сказал гнусавый. – Пусть Пол в тюрьме сидит. Он небось воровал их – не мы.

– Неужели нельзя было добиться от Пола, чтоб он план получше начертил? – сказала «фермерша». – Я ну почти ничего тут не разберу.

– От него добьешься! Как же. Болеет он. И сильно не в себе, – ответил кто-то. – Он, когда чертежи эти прятал, чуть концы не отдал со страху. Нет, от него ничего не добьешься.

– Я туг вот слово не разберу, – сказала «фермерша». – ГОДА – что бы это значило?

– А я почем знаю Хотя… погоди-ка. Ага! Это «вода», наверно. В начале «В», а не «Г». Где тут вода? На кухне, что ли? Так-так. Вода! Именно. И оттуда путь к тайнику!

Джулиан подтолкнул Дика. Он волновался не меньше того, кто сейчас говорил внизу. Братья напряженно прислушались.

– Старая раковина! И, кажется, остатки насоса. Там внизу вода. И – смотрите! – плита как раз подходящих размеров! За работу! Живей! Приступим!

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «В засаде» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Волшебная Для девочек Интересная О царе Про зайца

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: