В лагере те же и Энн

Блайтон Энид

Первой в Киррин-коттедж приезжает Энн. Дик и Джулиан, возможно, вообще не смогут приехать - эти каникулы они проводят за гарницей. От тети Фанни Энн узнает, где скрывается Джорджина, и, прихватив с собой еды, отправляется к подруге, что-бы пару дней пожить с ней в палатке. Встретившись и вдоволь наболтавшись девочки засыпают на берегу ручья. Просыпаются они от странного резкого звука. Джорджина удивлена - она разбила лагерь далеко от людей и в окрестностях палатки никого не должно быть.

В лагере те же и Энн читать:

И тетя Фанни рассказала Энн про ухо Тимми и про картонный воротник, из-за которого разгорелся сыр-бор. Энн не могла сдержать улыбку.

– Ой, тетя Фанни, Джордж прямо помешалась на своем Тиме, правда? Я пойду к ней в двенадцать часов и, конечно, останусь в этом ее лагере на денек-другой. А что? Погода хорошая. Да и дядя Квентин, конечно, обрадуется, что мы ему не будем мешать.

– Как поживают Джулиан и Дик? – спросила тетя Фанни. Она очень любила своих племянников, двоюродных братьев Джордж. – Они хоть разок за это лето сюда заглянут?

– Не знаю, – сказала Энн. – Пока они во Франции, знаете – со своим классом. Без них дома такая странная жизнь! Джордж, наверно, расстроится, что они не собираются в Киррин. Со мной-то ей не так будет весело.

Ровно в двенадцать часов Энн терпеливо стояла в самом конце Картерс-лейн. Просека эта упиралась в пустырь и там превращалась в извилистую тропку, ведущую неизвестно куда. Вокруг были пышные кусты терновника и тоненькие березки. Энн стояла с рюкзаком за спиной, с сумкой в руке и оглядывала пустырь, гадая, куда же запропастилась Джордж.

Та все не показывалась.

– Ну вот! – рассуждала Энн, – Передумала она, что ли? Или часы ее остановились, и она времени не знает? Могла бы, кажется, по солнцу определить! Сколько же мне еще ждать?

Она села под кустом, чтоб укрыться от палящего солнца. И минуты не прошло, как она услышала шипение.

– Тссс!

Энн вздрогнула. Звук явно доносился из-за куста. Она, вскочила на ноги и обошла куст. Там, под колючей веткой, прятались Джордж и Тимми!

– Привет! – удивилась Энн. – Вы что, меня не видели? Тим, милый старичок Тим, здравствуй! Ну, как твое ушко? Ой, до чего же он мил в этом воротнике, да, Джордж?

Джордж выбралась из-под куста.

– Я спряталась, потому что боялась, вдруг папа с мамой за тобой увяжутся и заставят меня вернуться, – сказала она. – Хотела убедиться, что их нет поблизости. Я рада, что ты пришла, Энн.

– Пришла. Куда же я денусь? Что мне делать одной в Киррин-коттедже, пока ты скрываешься тут? И я же понимаю, как тебе обидно из-за Тима. С воротником, конечно, неплохо придумано, но Тим в нем выглядит несколько дико. Хотя лично мне нравится, честное слово, Джордж.

Слава богу, Энн не подняла Тимми на смех, как поднимали его почти все, и у Джордж отлегло от сердца. Она улыбнулась сестре, а Тимми бросился лизать Энн, да так, что та в конце концов насилу избавилась от его восторгов.

– Пошли, – сказала Джордж, поднимаясь на ноги. – Я разбила чудный лагерь. Тебе понравится. Рядом ручеек, так что Тимми может пить сколько душе угодно, – и мы тоже. Ты поесть чего-нибудь принесла? Я не очень много с собой захватила.

– Еды у нас бездна, – сказала Энн. – Тетя Фанни дала. Она на тебя не сердится, Джордж. Папу твоего я не видела. Он носу не показывает из кабинета.

Джордж мигом воспряла духом. И на радостях изо всех сил по-дружески ткнула Энн в бок.

– Ой, как здорово! Ухо у Тимми мигом заживет, а походы он любит не меньше нашего. Место я нашла изумительное, рядом – никого! И никого далеко-далеко кругом!

Они двинулись в путь, а Тимми следовал за ними – правда, то и дело кидался в сторону, почуяв кролика.

– А Джулиан с Диком приедут? – спросила Джордж. – Через несколько дней, да? У Тима ухо будет в полном порядке, мы вернемся в Киррин-коттедж, встретим их и все вместе замечательно заживем!

– Они, может, в эти каникулы совсем не приедут, – сказала Энн, и у Джордж сразу испортилось настроение. Она остановилась и с отчаянием посмотрела на Энн.

– Не приедут?! Но они же всегда на каникулы приезжают! Или мы вместе куда-нибудь ездим! Как это – не приедут? Как же я – без Джулиана и Дика?

– Ну… пока они еще во Франции… в общем, с классом, – сказала Энн. – Вот вернемся в Киррин-коттедж и тогда узнаем, останутся они там еще или подадутся к нам. Ну, не надо так расстраиваться, а, Джордж?

Но Джордж ужасно, ужасно расстроилась. Впереди расстилались долгие дни каникул – господи, какая тоска! С двоюродными братишками всегда так весело, столько интереснейших приключений… И вот, здрасте-пожалуйста – они не приедут!

– Если мальчики не приедут – никаких, никаких приключений не будет, – сказала Джордж упавшим голосом.

– Ну и пусть, – сказала Энн. – Мне ваших приключений не надо. Я лично человек мирный, это вам всё приключения подавай! Пусть хоть раз в жизни каникулы пройдут тихо-спокойно. Ну, Джордж, ну чего ты? Что за мрачный вид? Ну написала бы им письмо, если уж ты так огорчаешься.

– А я лично, – сказала Джордж, – я лично даже представить себе не могу каникул без Джулиана и Дика. Как это? Значит, не будет нашей Пятерки – нашей Великолепной Пятерки?

– Гав, – сказал Тим, полностью присоединяясь к хозяйке. Он сел с намерением почесать ухо, но – разумеется – не тут-то было. Однако он нисколько не опечалился и весело помчался за кроликом.

– По-моему, ты гораздо больше расстраиваешься из-за этого воротника, чем сам Тим, – сказала Энн, когда они двинулись дальше. – Ну, где же твой лагерь, Джордж? Какая дикая даль.

– Мы поднимемся во-он на ту горку, а потом спустимся в рощу, – сказала Джордж. – Рядом там такой смешной старый дом – разрушенный и заброшенный. Сперва я подумала, может, там люди живут, а подошла поближе – и вижу, он совсем обветшалый. И весь розами увит, даже изнутри. Наверное, те, кто там жил, посадили эти розы.

Они взобрались на горку и спустились кроличьей тропкой.

– Ты смотри – осторожней. Вдруг тут гадюки, – сказала Энн. – Они любят в таких местах водиться. Ох, ну и жарища! Есть тут где купаться? Пруд, что ли, например?

– Не знаю. Поищем, – сказала Джордж. – Купальник я на всякий случай захватила. Ну вот, домик уже виднеется. Теперь еще совсем немножко. Я решила – лучше расположиться у самого ручья.

Скоро они добрались до лагеря Джордж. Там стояла палатка, внутри – постель из вереска. В углу были: кружка, коробка с собачьим печеньем, две консервные банки, батон хлеба. Энн не показалось, что Джордж сделала чересчур большие запасы съестного, и она порадовалась, что кое-что прихватила с собой.

– Тетя Фанни наготовила бездну бутербродов, – сказала Энн. – Говорит, если их держать в этой жестянке, они не испортятся и мы сможем ими питаться несколько дней, пока не вернемся. Я жутко проголодалась. Давай их попробуем, а?

Сидя на солнышке, они уплетали бутерброды с ветчиной. Энн и помидоры принесла, это было очень кстати. Тиму приходилось довольствоваться собачьим печеньем, правда, то и дело и ему перепадал кусочек ветчины. Через некоторое время он поднялся и затрусил прочь.

– Куда это он? – спросила Энн. – Кроликов ловить, что ли?

– Нет, пить, наверно, пошел, – сказала Джордж. – Он двинулся в сторону ручья. Мне что-то тоже пить захотелось. Давай возьмем кружку и пойдем напьемся.

Они взяли кружку и пошли. Джордж шла впереди, Энн пробиралась за нею следам по густому вереску. Ручей выглядел великолепно. Наверно, раньше им пользовались люди, жившие в обветшалом доме. Он был выложен по берегам большими камнями и бежал между этих берегов, будто канал, ясный, как стекло.

– Ух ты! Вода прямо ледяная! – сказала Энн. – Просто чудо! Так бы пила ее и пила!

Вернувшись с ручья, они лежали на солнышке среди вереска и болтали. Тимми опять в одиночестве отправился по делам.

– Как тут здорово, какая тишина! – сказала Энн. – Кругом ни души. Только птицы да кролики. Прелесть!

– Да, прямо ни звука! – сказала Джордж и зевнула. Но не успела она произнести эти слова, как вдалеке раздался шум. Резкий звук, будто металлом по камню. Вот еще раз, еще – и все снова стихло.

– Что это, как ты думаешь? – спросила Джордж и села.

– Не представляю, – сказала Энн. – Но это ведь где-то далеко, тут такая тишина, что звуки доходят из немыслимой дали.

Резкий звук повторился – еще, еще – и снова замер. Девочки закрыли глаза и уснули.

Проснулась Джордж, когда вернулся Тимми. Он плюхнулся ей на ноги так, что она вздрогнула.

– Тим! Нельзя! – крикнула она. – Сейчас же сойди с моих ног, ты меня разбудил!

Тимми любезно отодвинулся, потом подобрал то, что выронил изо рта, и стал с аппетитом глодать. Джордж поднялась посмотреть, что это у него такое.

– Тим! Да у тебя косточка! Где ты ее раздобыл? – крикнула она. – Энн! Это ты принесла Тиму косточку?

– А? Какую косточку? – спросонья не поняла Энн. – Косточку? Нет, я не приносила. А что?

– Да вот Тим нашел косточку, – сказала Джордж. – И на ней вареное мясо, значит, она не от кролика – или еще кого-нибудь, кого поймал Тим. Тим, где ты взял эту косточку?

– Гав, – сказал Тимми, готовый угостить косточкой Джордж, раз уж она так ею заинтересовалась.

– Ты думаешь, кто-то еще разбил поблизости лагерь? – спросила Энн, садясь и зевая. – Кости, конечно, так просто среди вереска не растут. Вдобавок на ней столько мяса. Признайся, Тимми, ты ее украл у другой собачки?

Пес стукнул хвостом по земле и снова принялся за свое лакомство. Он был, по-видимому, вполне доволен собой.

– Да она же старая, – сказала Джордж. – Она протухла. Уходи, Тим, и унеси ее подальше.

Тут снова раздался резкий металлический звук. Джордж нахмурилась.

– Да, похоже, кто-то и вправду разбил поблизости лагерь. Энн, нам надо идти на разведку. И если кто-то окажется рядом, я лично за то, чтобы наш лагерь перенести. Тимми! Идем! Да-да, правильно, зарой эту кошмарную кость! Энн, нам туда!

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «В лагере те же и Энн» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Для детей 5-6 лет Бытовая Для девочек Для детей 3-4 лет О царе

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: