У Джордж болит голова

Блайтон Энид

Мужчина - отец шмыгалки и хозяин Клипа пришел за своим конем. Дети уже не в первый раз говорят ему, что забрать коня невозможно. Ночному гостю приходится удалиться. Цыгане едут на Таинственную Пустошь - ребят уже давно разбирает льбопытство почему кочевой народ так рвется туда. На следующий же день дети отправляются на продолжительную конную прогулку, поедут на пустоши и все выяснят. Вот только Джордж, обиженная, что ребята пригласили с собой Генри остается сидеть дома, сославшись на головную боль.

У Джордж болит голова читать:

Мужчина мрачно поднялся, его серьги блестели при свете фонарика.

– Я пришел за Клипом, – сказал он. – Это мой конь. Что, не знаете?

– Вам было сказано, что он ходить пока не может, – пояснил Джулиан. – Хотите из него совсем калеку сделать? Вы же в лошадях разбираетесь и должны знать, когда лошадь использовать нельзя.

– У меня есть указание собрать мою кибитку и отправляться вместе с остальными.

– Это чье же указание? – спросил Дик.

– Барни Босвелла, – ответил мужчина. – Он у нас хозяин. Завтра мы должны отправляться.

– Но почему? – с недоумением спросил Джулиан. – Что уж там такого экстренного? В чем там дело вообще?

– Никакой тайны тут нет, – мрачно ответил мужчина. – Просто отправляемся на вересковые пустоши.

– А что там делать? – спросил Дик с интересом. – Не такое место, чтобы отправляться целым караваном. Там же ничего нет. По крайней мере, я так слыхал.

Человек пожал плечами и ничего не сказал. Он повернулся к Клипу с намерением его поднять. Однако Джулиан решительно вмешался:

– Э, нет! Нельзя так! Если вам наплевать на то, что конь будет покалечен, то мне на это не наплевать. Вам придется потерпеть еще пару дней, пока он поправится. Сегодня ночью вы его не заберете. Дик, а ну-ка разбуди капитана Джонсона. Он знает, что надо делать.

– Ладно, не надо, – сказал мужчина. – Не будите никого. Я ухожу. Но смотрите, чтоб Клипа передали Шмыгалке как можно скорее. А то я пойму все по-своему – почему вы его тут держите. Поняли?

Он угрожающе посмотрел на Джулиана.

– Не надо этих угроз, – сказал Джулиан. – Я рад, что вы поняли ситуацию. А теперь оставьте нас. Отправляйтесь завтра со всеми, а я позабочусь, чтобы Шмыгалка получил коня как можно быстрее.

Человек направился к двери и выскользнул бесшумно, как тень. Джулиан поднялся и проследил за ним, забеспокоившись – не утащит ли тот походя индейку или утку, что спали возле пруда.

Но птицы не подали голоса. Человек удалился так же бесшумно, как и появился.

– Как все это странно, – сказал Джулиан, снова запирая дверь. На сей раз он обмотал крючок куском бечевки, чтобы нельзя было открыть снаружи. – Вот так. Если этот бродяга заявится снова, войти он уже не сможет. Надо ж додуматься! Среди ночи притащиться сюда.

Он улегся на соломенное ложе.

– Он об мою ногу споткнулся и шлепнулся. Я прямо вздрогнул от неожиданности, представляешь? Среди ночи такое. Клипу повезло, что мы тут спать устроились, а то завтра тащил бы тяжелую поклажу на больных ногах.

Мальчики наутро рассказали капитану Джонсону о ночном визите. Капитан кивнул:

– Да, мне следовало вас предупредить, что он может заявиться. Они иногда со своими лошадьми жутко обращаются. Хорошо, что вы его прогнали. Я не думаю, что нога Клипа заживет раньше, чем послезавтра. Несколько дней отдыха бедняге не повредят. А Шмыгалка потом запросто поведет кибитку за остальными.

День обещал выдаться удачным. Закончив все дела с лошадьми и выполнив прочие хозяйственные мелочи, все четверо в компании Тимми решили совершить хорошую верховую прогулку. Капитан Джонсон разрешил Джулиану взять его личную лошадь. Дик выбрал поджарого коричневого, как каштан, жеребца с белыми носками. Девочек взяли своих обычных лошадей.

Генри с несчастным видом прохаживалась неподалеку от них. Ребята испытывали неловкость.

– Слушай, нам все-таки следует ее пригласить, – сказал Дик Джулиану. – Просто нехорошо оставлять ее здесь с малышами.

– Да я сам понимаю, – согласился Джулиан. – Энн! Подойди-ка. Ты можешь сказать Джордж, что мы возьмем с собой и Генри? Ей же тоже хочется поехать с нами.

– Конечно, хочется, – сказала Энн. – У меня у самой на душе кошки скребут. Но Джордж взбесится, если мы ее пригласим. Они друг другу на нервы действуют – сами знаете как. Я просто не решусь ей сказать такое, Джу.

– Но это же глупость! – возмутился Джулиан. – Даже подумать такое – что мы не осмеливаемся просить Джордж позволить кому-то поехать с нами! Пора ее поучить уму-разуму. Мне Генри понравилась. Конечно, она трепло порядочное, любит похвастаться, я и половине ее рассказов не верю. Но она хороший товарищ, и с ней не соскучишься. Эй, Генри!

– Бегу! – отозвалась она. Когда она подбежала, на лице ее было выражение надежды.

– Хочешь поехать с нами? – предложил Джулиан. – Мы на весь день собираемся уехать. У тебя нет никаких заданий тут? Сможешь поехать?

– Могу ли я! Еще бы! – радостно воскликнула Генри. – А Джордж знает об этом?

– Я ей скажу, – ответил Джулиан и вошел искать Джордж. Та помогала миссис Джонсон упаковывать две чересседельные сумки провизией на дорогу.

– Джордж, Генри поедет с нами тоже, – без обиняков сказал Джулиан. – Еды на всех хватит?

– О! Молодцы, что и ее пригласили, – с удовлетворением сказала миссис Джонсон. – Ей же так хочется, бедняге. К тому же она нам очень помогала по хозяйству, когда рук не хватало. Она заслуживает вознаграждения. Не так ли, мисс Джордж?

Джордж пробормотала что-то невразумительное и вышла из комнаты, покраснев как рак. Джулиан проводил ее взглядом, сделав комически-страдальческое лицо.

– Я не думаю, что для Джордж это приятная новость, миссис Джонсон. Чует мое сердце, денек у нас будет напряженный.

– Не обращай внимания на глупости Джордж, – успокаивающе сказала миссис Джонсон, укладывая аппетитные бутерброды в бумажный пакет. – И на Генри не обращай внимания, когда она поведет себя по-дурацки. Ну вот, если вы всю эту еду осилите, я буду очень удивлена.

Уильям, самый маленький из детей, как раз вошел в комнату.

– Ого, как много вы им нагрузили, – сказал он. – А нам самим хватит еды на сегодня?

– Господи, да конечно! – успокоила его миссис Джонсон. – У тебя, Уильям, в голове только мысли о еде. Пойди найди Джордж и скажи ей, что вся еда в дорогу приготовлена, пусть забирает.

Уильям убежал, но вскоре вернулся и объявил:

– Джордж говорит, что у нее голова болт и она никуда не поедет.

Джулиан расстроился, лицо его стало грустным.

– Послушай меня, – сказала миссис Джонсон, укладывая пакеты с провизией в седельные сумки. – Оставьте Джордж с ее воображаемой головной болью. Не прыгайте вокруг нее на задних лапках, не уговаривайте поехать с вами и не обещайте, что не возьмете Генри. Твердо поверьте в ее головную боль и отправляйтесь сами. Это самый верный способ образумить ее, поверь мне!

– Пожалуй, вы правы, – согласился Джулиан, нахмурившись. Трудно было свыкнуться с тем, что Джордж повела себя, как глупая маленькая девчонка, и это после всех приключений, пережитых вместе. И все из-за какой-то другой девчонки – Генри. Просто абсурд какой-то.

– А где сейчас Джордж? – спросил он Уильяма.

– Наверху, в своей комнате, – ответил Уильям, увлекшись собиранием крошек со стола, которые он затем отправлял в рот.

Джулиан вышел во двор и посмотрел наверх – окно Энн и Джордж было ему известно.

– Джордж! – крикнул он. – Мне жаль, что у тебя голова разболелась! Ты точно не едешь с нами?

– Нет! – послышался решительный ответ, и Джордж захлопнула окно.

– Ну ладно! – крикнул Джулиан. – Очень жаль. Надеюсь, головная боль скоро пройдет! Увидимся вечером!

Ответа не последовало, но, когда Джулиан пересекал двор по направлению к конюшням, из-за занавески спальни за ним наблюдало до крайности удивленное лицо. Джордж была поражена, что ее слова с такой легкостью приняли на веру. Она была потрясена тем, что ее в итоге оставили дома. Зло взяло на Генри и остальных за то, что поставили ее в такую идиотскую ситуацию.

Джулиан между тем сообщил всем, что у Джордж разболелась голова и она не поедет. Энн забеспокоилась и хотела тотчас пойти к ней, но Джулиан запретил ей это делать.

– Она у себя в комнате, оставь ее, Энн. Это – приказ. О'кей?

– Ну ладно, – согласилась Энн с некоторым облегчением. Она была уверена, что дело не в головной боли. Просто психанула, а идти к ней и полчаса выяснять отношения не очень-то хотелось. Генри восприняла новость молча. Правда, покраснела от изумления, когда Джулиан объявил о том, что Джордж не поедет с ними, и, конечно же, поняла, что на самом деле голова у нее не болит. Это она была для Джордж головной болью!

Генри подошла к Джулиану.

– Послушай, Джорджина не поедет с нами из-за того, что вы позвали меня. Я не хочу вам портить веселья. Вы поезжайте вместе, скажите ей, что я не поеду.

Джулиан посмотрел на Генри с симпатией.

– Это очень мило с твоей стороны, – сказал он. – Но мы ловим Джордж на слове. В любом случае мы тебя позвали не из вежливости, а потому, что хотели, чтобы ты поехала с нами.

– Спасибо, – сказала Генри. – Ну, тогда поедем, пока еще что-нибудь не случилось. Лошади готовы, а я сейчас сумки у седла закреплю.

Вскоре все четверо сели на коней и направились к воротам. Джордж услышала цоканье копыт: клипити-клоп-кли-пити-клоп, – и выглянула из окна. Они уезжали! Ей и в голову не приходило, что они поедут без нее. Джордж пришла в ужас.

«Зачем я себя так повела? В такое дурацкое положение попала! – подумала она. – Генриетта пробудет с ними весь день и уж постарается понравиться им, чтобы меня представить в невыгодном свете. Какая же я дура!»

– Тимми! Какая же я балда и идиотка, верно?

Тимми так не считал. Он сам удивился тому, что все уехали без него и Джордж. Он подошел к двери и заскулил. Потом вернулся к Джордж и положил ей голову на колени, – понимал, что Джордж несчастлива.

– А тебе все равно, Тим, как я себя веду, – сказала Джордж, поглаживая его шелковистую мохнатую голову. – Это самая замечательная черта у собак. Тебе все равно – права я или нет, ты меня все равно любишь, верно? Сегодня, Тим, меня любить не за что. Я была идиоткой.

В дверь постучали. Это снова был Уильям.

– Джордж! Миссис Джонсон говорит – если у тебя сильно болит голова, то лучше раздевайся и ложись в постель. А если не очень болит, то спустись и помоги с Клипом, конем цыгана!

– Я спущусь, – сказала Джордж, мгновенно сменив кислое выражение лица. – Скажи миссис Джонсон, что я немедленно иду в конюшню.

– Хорошо, передам, – ответил невозмутимый Уильям и убежал легкой рысцой, как надежный пони.

Джордж спустилась во двор с Тимми. Подумала – далеко ли успели уехать ребята. По крайней мере, их уже не было видно. Неужели они проведут хороший день с этой чертовкой Генри? Хм...

Между тем остальные прошли почти милю. Начиналась отличная прогулка. Целый день впереди – на Таинственной Пустоши!

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «У Джордж болит голова» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Про принцесс Для девочек Для детей 3-4 лет О царе Про зайца

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: