Снова на острове Киррин

Блайтон Энид

Дети приплывают на остров. Свобода, отличная погода и хорошая кампания - вот залог их отличного настроения. Выспавшись - ведь ночь была полна приготовлений, они начинают перетаскивать свои пожитки в единственную уцелевшую комнату в замке, но обнаруживают, что у нее обвалился потолог. Таким образом на острове больше не осталось мест, пригодных для жилья. Дети начинают думать, где можно укрыться от дождя и устроить ночлег.

Снова на острове Киррин читать:

Все залезли в лодку. Тимоти, легко запрыгнув в нее, сразу побежал на нос, где обычно было его место. От возбуждения язык у него вывалился из пасти. Он хорошо понимал, что происходит что-то важное и он тоже в этом участвует! Не удивительно, что он тяжело пыхтел и усиленно вилял хвостом.

— Отправились! — сказал Джулиан, берясь за весла. — Энн, подвинься немного в сторону — а то из-за нашего груза лодка сильно накренилась. Дик, сядь рядом с Энн, чтобы поддерживать равновесие. Теперь хорошо. Вперед!

И они поплыли. Лодка слегка покачивалась на волнах. Море были спокойное, однако волосы на головах детей трепал довольно сильный бриз. О борта лодки, приятно журча и булькая, плескались мелкие волны. Дети чувствовали себя совершенно счастливыми. Никто ими не помыкал. Они сбежали от противного семейства Стиков. Они будут жить на острове Киррин среди кроликов, и чаек, и галок.

— Вам не кажется, что свежий хлеб ужасно вкусно пахнет? — спросил всегда голодный Дик. — Нельзя ли отломить по кусочку, как вы думаете?

— Ладно, давайте! — сказала Джордж. И они отломили по кусочку с ещё теплой, коричневой, поджаристой корочкой, дали и Джулиану, сидящему на веслах, и все принялись жевать восхитительный свежий хлеб. Тимми тоже получил свою порцию, но она исчезла в тот же миг, как попала к нему в пасть.

— Ну и смешной наш Тимми! — сказала Энн. — Он ест совсем не так, как мы, а как будто пьет — возьмет кусок в пасть и сразу глотает, будто воду.

Ребята рассмеялись.

— Пожалуй, кости он не пьет, — сказала Джордж. — Их он ест по всем правилам, грызет и гложет целыми часами. Правда, Тимоти?

— Гав! — согласился Тимоти. Он все поглядывал на то место, где лежала огромная кость, и был не прочь заняться ею сейчас. Но ребята ему не дали. Они боялись, что он её выронит за борт, а это было бы очень досадно.

— Думаю, никто не заметил, как мы отплыли, — сказал Джулиан. — И никто не знает куда. Конечно, кроме Альфа, этого мальчика-рыбака. Ты же о нем слышал, Дик. Ему мы сказали, что уезжаем на остров, а больше никому.

По дороге к бухте они заглянули к Альфу и застали мальчика на задворках дома. Мать его куда-то отлучилась, отец ушел в море на промысел. Они открыли Альфу свою тайну, и он кивнул своей вихрастой головой, торжественно пообещав никому ничего не говорить. Он явно был очень горд таким доверием.

— Когда вернутся мои родители, ты сразу дашь нам знать, — сказала Джордж. — Подплывешь к острову как можно ближе и покричишь нам. Ты-то сумеешь подплыть ближе, чем кто-либо другой!

— Все выполню, — сказал Альф, которому очень хотелось поехать с ребятами.

— Так что. Дик, если случайно тетя Фанни приедет домой раньше, чем мы ожидаем, — сказал Джулиан, продолжая грести, — мы сразу узнаем и вернемся. По-моему, мы все очень хорошо продумали.

— Согласен, — сказал Дик. Он обернулся лицом к острову — они уже к нему приближались. — Может быть, теперь пусть на весла сядет Джордж и проведет лодку?

— Конечно, — сказала Джордж. — Теперь начинается трудный участок — придется лавировать между камнями. Пусти меня на весла, Джулиан.

Она взялась за весла, и друзья с восхищением смотрели, как девочка искусно проводит лодку между подводными и торчащими над водой камнями. Да, Джордж это делала мастерски. С нею они чувствовали себя вполне спокойно.

Лодка проскользнула в небольшую бухту. Это была прекрасная естественная гавань — волны тихо набегали на полосу песчаного берега. Высокие скалы ограждали бухту. Дети с нетерпением выскочили на берег, и четыре пары ребячьих рук охотно и быстро вытащили лодку на песок.

— Подтащим её повыше, — тяжело дыша, сказала Джордж. — В этой бухте иногда бушуют штормовые ветры — вы же знаете, они иногда налетают внезапно. Надо, чтобы лодка была в полной безопасности, даже при сильной буре.

Вскоре лодка уже лежала на боку, на самом высоком месте песчаной полосы. Отдуваясь и пыхтя, дети уселись рядом.

— Давайте здесь позавтракаем, — сказал Джулиан. — Мне что-то не хочется сразу же приниматься за разгрузку наших припасов. Возьмем то, что нужно для завтрака, и поедим тут, на теплом песочке.

Они взяли буханку свежего хлеба, немного ветчины, помидоров и банку джема. Энн достала ножи, вилки и тарелки. Джулиан открыл две бутылки лимонада.

— Недурной у нас завтрак, — сказал он, — а для голодного человека просто роскошный.

Они съели все, осталась лишь примерно треть буханки. Тимми получил свою кость и свое персональное печенье. Печенье он, похрустев, слопал сразу, затем уселся и с наслаждением стал глодать вкусную кость.

— Хорошо живется Тимми! Не надо ему ни тарелки, ни ножа, ни вилки, ни чашки! — сказала Энн, лежа на песке лицом к солнцу и чувствуя, что больше не в состоянии съесть ни крошки. — Если у нас всегда будет такая еда, все вперемешку, как здесь, на острове, я ни за что не вернусь домой. Кто бы мог подумать, что так вкусно есть ветчину с джемом и запивать лимонадом.

Тимми хотел пить. Высунув язык, он сидел и ждал, что Джордж даст ему попить. Лимонад ему не нравился.

— О, Тимми, — сказала Джордж, лениво глядя на него, — тебе хочется пить? Прости, миленький, но я, ей-Богу, не могу подняться. Придется тебе несколько минут подождать, пока я дойду до лодки и налью тебе воды.

Но Тимми не мог ждать. Он пошел к ближайшим скалам, не доступным для морских волн. В углублении среди камней он нашел лужицу дождевой воды и с жадностью её вылакал. Дети услышали, как он звучно лакает, и рассмеялись.

— Ну и умница наш Тимми! — пробормотала Энн. — Я бы никогда до этого не додумалась.

Полночи дети не спали и теперь, вкусно и сытно позавтракав, почувствовали, что их сильно клонит ко сну. Лежа на теплом песке, они один за другим заснули. Тимми глядел на них с удивлением. Теперь же не ночь! Почему же все они лежат и крепко спят? Ну что ж, собака тоже может спать в любое время суток! И Тимми улегся рядом с Джордж, положив голову ей на живот, и закрыл глаза.

Когда маленькая компания стала просыпаться, солнце стояло уже высоко. Первым проснулся Джулиан, потом Дик — обоим стало жарко, солнце здорово припекало. Зевая, мальчики сели.

— О Господи! — сказал Дик, глядя на свои обнаженные руки. — Я сильно обгорел. Ночью, наверно, не смогу спать. Привезли мы какой-нибудь крем?

— Да нет, — сказал Джулиан. — О креме не подумали. Но ты не огорчайся. К концу нашего пребывания здесь мы куда сильнее загорим. Солнце будет жарить немилосердно — на небе ни облачка!

Они разбудили девочек. Джордж столкнула голову Тимми со своего живота.

— Когда ты кладешь на меня свою тяжелую голову, у меня начинаются кошмары! — пожаловалась она. — Ох, ребята, да ведь мы на острове! Правда? Мне на минуту показалось, будто я лежу в постели дома, в Киррин-коттедже!

— Ух, и замечательная у нас жизнь! — сказала Энн с довольным видом. — Будем жить здесь долго-долго, совсем самостоятельно, в запасе у нас куча всяких вкусностей, можем делать все, что нам вздумается!

— Я думаю, милые Стики очень рады, что нас нет, — сказал Дик. — Прыщеватик может сидеть развалясь в гостиной и читать все наши книжки, какие захочет.

— И Вонючке никто не помешает бродить по всему дому и ложиться на любую кровать, и ей не надо бояться, что Тимми её проглотит живьем, — сказала Джордж. — Ну и пускай! Теперь, когда я на свободе, мне на них наплевать.

Как приятно было — лежать вот так и болтать обо всем, что в голову придет. Но вскоре Джулиан, который, уж если проснется, не мог долго сидеть без дела, поднялся и потянулся.

— Эй, вставайте! — сказал он друзьям. — Есть работа для лежебок!

— Работа? Что ты имеешь в виду? — с удивлением спросила Джордж.

— Как же! Надо разгрузить лодку и сложить наши продукты и вещи куда-нибудь, где их не замочит дождь, — сказал Джулиан. — И ещё надо решить, где мы будем спать, насобирать вереска для постелей и застелить их ковриками. Полно работы!

— Ну, давайте не сейчас, — сказала Энн, которой вовсе не хотелось вставать с теплого песка. Но друзья подняли её, и все принялись за разгрузку лодки.

— Давайте сходим посмотрим на замок, — сказал Джулиан. — И найдем ту комнату, где мы собираемся спать. Это помещение одно только и осталось, так что ошибиться будет трудно.

Они поднялись на скалы, ограждавшие бухту, и пошли по ним к старому разрушенному замку, стены которого высились в центре островка. Остановясь, ребята стали их рассматривать.

— Какие живописные руины! — сказал Дик. — Вот повезло нам! Имеем собственный остров и собственный замок! Только подумать, тут все наше!

Они смотрели через просвет большой выщербленной арки на отбитые ступени за нею. В замке когда-то были две красивые башни, но одна из них полностью разрушилась. Другая, довольно высокая, хотя и сильно обветшавшая, ещё стояла. Вокруг неё хлопотали, громко стрекоча, черные галки: чак, чак, чак! Чак, чак, чак!

— Красивые птицы! — сказал Дик. — Люблю их. Посмотри, Энн, какая у них серая полоска на затылке. Интересно, они когда-нибудь молчат?

— Думаю, что нет, — сказала Джордж. — Ой, глядите, кролики, и ещё более ручные, чем раньше.

Двор замка кишел крупными кроликами, которые уставились на ребят. Казалось, что и в самом деле их можно погладить, но когда дети приближались, кролики один за другим убегали.

Тимми был невероятно взволнован, хвост его непрерывно мотался из стороны в сторону. Ох, эти кролики! Почему нельзя на них поохотиться? Почему Джордж так их оберегает? Почему нельзя немного их погонять?

Но Джордж взяла его за ошейник и сурово сказала:

— Запомни, Тимми, не смей гонять даже самого крохотного кролика. Это мои кролики, все до одного.

— Наши, — поправила её Энн. Ей тоже хотелось владеть кроликами, равно как и замком и островом.

— Да, наши! — подтвердила Джордж. — Но пойдем же посмотрим на ту темную комнатушку, где мы будем спать ночью.

Ребята направились в ту часть замка, которая казалась менее разрушенной. Там и находилась уцелевшая комната. Они заглянули внутрь.

— Это она! — сказал Джулиан, — Но придется посветить фонариком. Здесь вместо окон одни щели, и темнота полная.

Он включил фонарик, и дети стали разглядывать комнату, где они намеревались спрятать свои вещи и устроиться на ночь.

— Ох, черт! — воскликнула Джордж. — Мы не сможем здесь жить! Смотрите, потолок-то обрушился. Прошлым летом он был цел.

Да, она была права. Джулиан направил луч фонаря на груду упавших камней, да и кругом на полу их валялось множество. Ясно, что пользоваться этой комнатой уже невозможно. Даже опасно — вид у неё был такой, словно в любую минуту камни опять посыплются.

— Проклятье! — сказал Джулиан. — Что же нам делать? Надо обязательно найти место, где можно сложить припасы и устроить ночлег.

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Снова на острове Киррин» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

О животных В стихах Для девочек Для детей 3-4 лет Про лису

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: