Глава восьмая, в которой Кристофер Робин возглавляет Иксшпедицию к Северному Полюсу

Милн А. А.

Глава восьмая, в которой Кристофер Робин возглавляет Иксшпедицию к Северному Полюсу читать:

В один прекрасный день Винни-Пух шагал по Лесу с твёрдым намерением повидать своего друга Кристофера Робина и спросить, а не забыл ли тот о существовании медведей. Этим утром за завтраком (лёгким таким завтраком: соты с мёдом, намазанные тонким слоем мармелада) он внезапно придумал новую песенку. Начиналась она так:

 

«Да здравствует Пух! Ура!»

 

Сочинив эту строчку, Пух почесал затылок и подумал: «Очень хорошее начало для песни, но какой же должна быть вторая строчка»? Он попытался спеть «Ура», два или три раза, но результат ему не понравился. «Может, — подумал он, — будет лучше, если «ура» заменить на «славу»? «Слава Пуху»! Он спел… нет, не то. «Очень хорошо, — решил Винни-Пух. — Значит, я спою первую строку дважды, а если проделаю это очень быстро, то смогу спеть третью и четвёртую строчки, прежде чем успею придумать их, и тогда уже точно получится Хорошая Песня. И он запел:

 

«Да здравствует Пух! Ура!

Да здравствует Пух! Ура!

Дождь ли, снег ли, мне не грустно

И не страшен мне мороз,

Потому что мёдом густо

Вымазан мой круглый нос!

Оттепель, а там вдруг снова

Завернули холода.

Ну и что? И не беда!

И мы живы и здоровы,

Потому что вкусным мёдом

Перемазаны всегда!

Пуху — Ура!

Винни — Ура!

Мёдом вымазаны лапки,

И ещё я жду добавки

Через часик-полтора!»

 

Очень довольный песенкой, которую только что сочинил, Пух распевал её всю дорогу, пока не подумал: «Если я буду петь и дальше, у меня ни на что не останется времени, и тогда получится, что последняя строчка — неправда. Поэтому петь он перестал, лишь мурлыкал мелодию себе под нос.

Кристофер Робин сидел на пороге своего дома и надевал большие сапоги. Увидев большие сапоги, Пух сразу понял, что предстоит далёкое путешествие. Тыльной стороной лапки он стёр с носа остатки мёда, расправил плечи и выпятил грудь, всем своим видом показывая, что любые испытания ему нипочём.

— Доброе утро, Кристофер Робин, — окликнул он мальчика.

— Привет, медвежонок Пух. Никак не могу натянуть этот сапог.

— Это плохо, — посочувствовал Пух.

— Будь так любезен, если тебя это не затруднит, привались ко мне спиной, чтобы я мог опереться на тебя. А то ещё упаду, если буду натягивать сапог с такой силой.

Пух сел, упёрся задними лапками в пол, со всей силой привалился к спине Кристофера Робина, который, в свою очередь, со всем силой навалился на спину Пуха. И натягивал сапог, пока нога не пролезла в него.

— С этим покончено, — констатировал Пух. — Что теперь?

— Мы отправляемся в Экспедицию, — ответил Кристофер Робин, поднялся, отряхнулся. — Спасибо тебе, Пух.

— Отправляемся в Иксшпедицию? — радостно воскликнул Пух. — Вроде бы я там никогда не был. И что мы там будем делать?

— Экспедицию, глупый мой медвежонок. Буквы «ша» в этом слове нет.

— Ну конечно же! — воскликнул Пух. — Я знаю, — хотя в действительности ничего он не знал.

— Мы отправляемся открывать Северный Полюс.

— Понятно, — кивнул Винни-Пух. — А что такое, Северный Полюс?

— Это такое место, которое открывают, — небрежно бросил Кристофер Робин. Однако, и он не очень-то представлял себе, что это за место.

— Интересно, — предложение Кристофера Робина нравилось Пуху всё больше и больше. — А медведи могут помочь в открытии Северного Полюса?

— Разумеется, могут. Точно так же, как Кролик, Кенга и все остальные. Это же Экспедиция. А Экспедиция — это когда все вместе, друг за другом. Так что беги, скажи остальным, чтоб собирались, а я пока проверю, в порядке ли моё ружьё. И ещё, мы должны захватить с собой провизию.

— Захватить что?

— То, что едят.

— Ах, едят! — голос Пуха зазвенел от радости. — Мне показалось, что ты говорил о провизии, но я подумал, что ослышался. Пойду им скажу, — и он поспешил выполнять поручение Кристофера Робина.

Первым он встретил Кролика.

— Привет, Кролик, — поздоровался Винни-Пух. — Это ты?

— Давай представим себе, что нет, и посмотрим, что из этого выйдет, — ответил Кролик.

— У меня важное сообщение.

— Говори, я ему передам.

— Мы все отправляемся в Иксшпедицию с Кристофером Робином!

— Что это такое и на чём мы туда отправляемся?

— Я думаю, вроде бы лодка.

— А-а-а, лодка!

— Да. Мы собираемся открыть Полюс или что-то в этом роде. А можем, и Конус. Во всяком случае, мы собираемся его открыть.

— Мы все, не так ли? — спросил Кролик.

— Да. И мы должны захватить с собой про… Это… ну… то, что едят. На случай, если мы захотим поесть. А теперь я иду к Хрюке. Скажи Кенге, ладно?

От Кролика Винни-Пух направился к домику Хрюки. Поросёнок, усевшись на земле у двери, сосредоточенно дул на одуванчик, чтобы определить, когда сбудется его желание — в этом году, в следующем, когда-нибудь или никогда. Получалось, что никогда, и теперь Хрюка вспоминал, что же это было за желание, надеясь, что вполне сможет обойтись без загаданного.

— Эй, Хрюка, мы отправляемся в Иксшпедицию, — сообщил ему Пух. — Все вместе, и берём с собой то, что едят. Собираемся что-то открывать.

— Открывать что? — озабоченно переспросил Хрюка.

— Ну, что-то такое, — объяснил Пух.

— Что-то страшное? — всполошился Хрюка.

— О чём-то страшном Кристофер Робин не упоминал. Речь шла о чём-то с буквой «ши».

— Их шеи мне нипочём, — храбро заявил Хрюка. — А вот с зубами знакомиться не хотелось бы. Впрочем, раз с нами идёт Кристофер Робин, мне всё нипочём.

Вскоре все собрались в глубине Леса и экспедиция началась. Первыми шли Кристофер Робин и Кролик, за ними Хрюка и Пух, далее Кенга с Крошкой Ру в кармане-сумке и Сова, следом Иа, а замыкали колонну многочисленные друзья и родичи Кролика.

— Я их не приглашал. — пояснил Кролик, хотя его никто ни о чём не спрашивал. — Они сами увязались. Как всегда. Будут идти последними, за Иа.

— Хотелось бы всё-таки отметить, — изрёк Иа, — скверную организацию этой самой экспо… уж не помню, как называл её Пух. Я пришёл только из уважения к остальным. И вот я здесь, но, если уж я участвую в этой самой экспо… тогда позвольте мне идти последним. Потому что, если мне отведут другое место, я буду расталкивать по сторонам с полдюжины друзей и родственников Кролика всякий раз, когда мне захочется посидеть и отдохнуть. А тогда это уже будет не экспо… как там называется это мероприятие, а форменное безобразие. Вот что я хочу сказать.

— Я понимаю, о чём ведёт речь Иа, — подала голос Сова. — Если вы спросите меня…

— Я никого ни о чём не спрашиваю, — перебил её Иа. — Просто говорю всем. Мы можем искать Северный Полюс или мы можем водить хоровод вокруг муравейника. Лично мне всё равно.

Тут в авангарде закричали.

— Вперёд! — скомандовал Кристофер Робин.

— Вперёд! — поддержали его Пух и Хрюка.

— Вперёд! — внесла свою лепту Сова.

— Мы выступаем, — забеспокоился Кролик. — Должен идти, — и он поспешил в голову колонны, что занять своё место в первом ряду Иксшпедиции рядом с Кристофером Робином.

— Отлично, — пробурчал Иа. — Мы выступаем. Только потом прошу ни в чём меня не винить.

Вот так все вместе и отправились они открывать Северный Полюс. По пути болтали друг с другом о всякой всячине, все, кроме Пуха, который сочинял песню.

— А вот и первый куплет готов, — поделился он радостным известием с Хрюкой, когда расставил все слова на нужных местах. — Вместе со вторым.

— Первый куплет чего?

— Моей песни.

— Какой песни?

— Этой песни.

— Какой этой?

— Знаешь, Хрюка, если ты послушаешь, то не будешь задавать столько вопросов.

— А с чего ты решил, что я не слушаю?

На этот вопрос Пух отвечать не стал, взял и запел.

 

Северный Полюс пошли открывать

Хрюка, Сова и вся братия с ними —

Только Открыть эту Штуку, друзья,

Можно, мне так говорили.

Кристофер Робин, Пух и Сова,

Кролик и все его родичи вместе

Двинулись к Полюсу — честь и хвала!

Вот только где это место —

Друзья ведать не ведали… Грянем ура

Храбрым, отчаянным Хрюке, Иа!

Ждём мы от них самых скорых известий…

 

— Ш-ш-ш! — оборвал Пуха Кристофер Робин, обернувшись к нему. — Мы подходим к опасному месту!

— Ш-ш-ш! — обернувшись, предупредил Хрюка Кенгу.

— Ш-ш-ш! — обернувшись, предупредила Кенга Сову, а Крошка Ру тем временем предупредил сам себя, несколько раз повторив «Ш-ш-ш!»

— Ш-ш-ш! — обернувшись, предупредила Сова Иа.

— Ш-ш-ш! — громко возвестил об опасности Иа, обращаясь к многочисленным родичам и знакомым Кролика, а уж те зашикали друг на друга, пока но донесли эту весть до самого последнего из них. А последний, самый маленький из всех родичей и знакомых, так разволновался из-за того, что вся Иксшпедиция шикает на него, что забился в трещинку в земле и просидел в ней два дня, пока опасность не миновала. А уже потом в великой спешке вернулся домой, под присмотр тётушки. Звали его Алекс Жукалекс.

Экспедиция тем временем подошла к ручью, который извивался и журчал меж обрывистых скалистых берегов, так что Кристофер Робин сразу оценил опасность.

— Это самое что ни на есть подходящее место для засады, — предупредил он.

— О каких это садах он говорит? — шёпотом спросил Пух у Хрюки. — Может, там растёт клубника или малина?

— Мой дорогой Пух, — заметила Сова, как обычно, назидательным тоном, — должно быть, ты не знаешь значения слова засада?

— Сова, — обернувшись, Хрюка сурово глянул на неё, — Пух ведь шептался со мной, а не с тобой, поэтому тебе совсем не обязательно…

— Засада — это что-то вроде сюрприза, — Сова предпочла пропустить замечание Хрюки мимо ушей.

— Куст малины или грядка клубники иной раз тоже сюрприз, и очень даже приятный, — пробормотал Пух себе под нос.

— Я как раз собирался объяснить Пуху, что засада — это в некотором роде сюрприз, — Хрюка всё смотрел на Сову.

— Когда люди внезапно наскакивают на тебя, это и есть засада, — указала Сова.

— Засада, Пух, это когда люди внезапно наскакивают на тебя, — объяснил Хрюка.

Пух, который теперь точно знал, что такое засада, отметил, однако, что внезапно наскочить может и какой-нибудь колючий куст, как случилось в тот день, когда он упал с дерева в терновник, а потом шесть дней вытаскивал из носа колючки.

— Мы не говорим о колючих кустах, — в голосе Совы явственно слышались сердитые нотки.

— А я говорю, — ответил на это Винни-Пух.

Они осторожно двинулись верх по течению, перебираясь от валуна к валуну, и вскоре вышли к тому месту, где берега раздавались в стороны, так что вдоль воды тянулась полоска травы, на которой можно было посидеть и отдохнуть. Как только Кристофер Робин увидел зелёную полоску, он скомандовал: «Привал!» — и все дружно уселись отдыхать.

— Я думаю, — решил Кристофер Робин, — мы должны съесть всю нашу провизию, чтобы дальше идти налегке.

— Съесть наше что? — переспросил Пух.

— То, что мы принесли с собой, — ответил ему Хрюка, готовясь приступить к делу.

— Идея хорошая, — согласился Пух, и тоже взялся за дело.

— Все захватили с собой еду? — с набитым ртом спросил Кристофер Робин.

— Все, кроме Иа, — ответил ему Иа. — Как обычно, — он меланхолично оглядел остальных. — Полагаю, никто из вас случайно не сидит на репейнике?

— Кажется, я сижу, — подал голос Пух. — Ой! — он вскочил, посмотрел на то место, где только что сидел. — Так оно и есть.

— Спасибо, Пух. Надеюсь, больше этот репейник тебе не нужен? — Иа перебрался к тому месту, где только что сидел Пух, и принялся за еду.

— От сидения на репейнике, знаете ли, пользы ему никакой, — Иа говорил и жевал одновременно. — От этого он только теряет сочность. В следующий раз прошу вас всех это учесть. Чуточка внимания, заботы о нуждах других дорогого стоят.

Перекусив, Кристофер Робин что-то шепнул на ухо Кролику, на что Кролик ответил: «Да, да, конечно», — и вдвоём они отошли на несколько шагов верх по течению ручья.

— Я не хочу, чтобы это слышали остальные, — доверительно начал Кристофер Робин.

— И правильно, — Кролик раздулся от гордости.

— Дело в том… я тут подумал… Кролик, ты, наверное, не знаешь, каков из себя Северный Полюс.

— Ну, — Кролик начал поглаживать усы, — раз уж ты меня спрашиваешь…

— Я когда-то знал, да только теперь подзабыл, — Кристофер Робин с надеждой смотрел на Кролика.

— Странное дело, — задумчиво ответил Кролик. — Я ведь тоже когда-то знал, а теперь… Ну надо же, совсем вылетело из головы.

— Это такое место, через которое проходит земная ось. Наверное, это просто палка, воткнутая в землю.

— Точно, палка, — кивнул Кролик. — Насчёт земной оси ты, конечно, прав. Раз она земная, значит, воткнута в землю, а конец торчит из неё, словно палка.

— Да, именно так я и думал.

— Вопрос только в том, где она воткнута.

С тем они и вернулись к остальным. Хрюка лежал на спине и сладко спал. Ру умывался в ручье, а Кенга гордо объясняла каждому, кто хотел её слушать, что Крошка Ру впервые в жизни самостоятельно моет мордочку. Тем временем Сова рассказывала Кенге интересную историю, в которой то и дело мелькали длинные и сложные слова, типа «энциклопедия» и «рододендрон», но Кенга её не слушала.

— Не одобряю я всех этих умываний, — ворчал Иа. — А тут ещё новая мода — уши. Какая-то ерунда. Как по-твоему, Пух?

— Я думаю… — только и успел сказать Пух.

Но мыслей Пуха по этому поводу мы никогда не узнаем, потому что в этот самый момент Крошка внезапно пискнул, потом послышался всплеск и громкий испуганный вскрик Кенги.

— Доумывался, — проворчал Иа.

— Ру упал в воду! — крикнул Кролик и вместе с Кристофером Робином бросился на подмогу.

— Смотрите, как я плаваю, — пищал Ру с середины заводи, а течением его уже тащило к водопаду в запруде перед следующей заводью.

— Ру, дорогой, с тобой всё в порядке? — озабоченно спросила Кенга.

— Да! — ответил Ру. — Смотрите, как я пла… — и водопад утянул его в следующую заводь.

Помочь пытались все. У Хрюки сон сняло, как рукой, и теперь он прыгал у самой кромки воды и кричал: «Ой! Ой!»; Сова объясняла, что в случае внезапного и временного погружения самое главное — держать голову над водой; Кенга скакала вдоль берега, то и дело восклицая: «Ру, дорогой, с тобой всё в порядке?», на что Ру, если находился в очередной заводи, отвечал: «Смотрите, как я плаваю». Иа повернулся задом к той самой заводи, в которую свалился Ру, опустил в неё хвост и бубнил: «Во всём виновато это умывание, но ты хватайся за мой хвост, маленький Ру, и всё будет в порядке». Кристофер Робин и Кролик уже пробежали мимо Иа, спеша на помощь к Крошке Ру.

— Держись, Ру, я уже здесь! — кричал Кристофер Робин.

— Эй, перебросьте что-нибудь через ручей ниже по течению, — командовал Кролик.

Один только Пух не болтал, а действительно пытался спасти Крошку Ру. Он стоял у самой воды с длинной палкой в лапках. К нему подскочила Кенга, перепрыгнула на другой берег, взялась за второй конец палки, вдвоём они опустили её в воду в нижней части заводи, и вскоре течением к ней прибило Крошку Ру, который продолжал радостно булькать: «Смотрите, как я плаваю!»

Цепляясь передними лапками за палку, Ру выбрался из воды.

— Все видели, как я плавал? — продолжал восторженно пищать он, пока Кенга бранила и вытирала его. — Пух, ты видел, как я плавал? То, что я проделывал в воде, называется плаванием. Кролик, ты видел, что я проделывал в воде? Ты знаешь, чем я там занимался? Я плавал! Кристофер Робин, ты видел…

Но Кристофер Робин его не слушал. Он смотрел на Пуха.

— Пух, где ты нашёл эту ось?

Пух посмотрел на длинную палку, которую всё держал в лапах.

— Просто нашёл. Она торчала. Подумал, что от неё может быть толк, и взял.

— Пух, — торжественно произнёс Кристофер Робин, — экспедиция успешно завершена. Ты нашёл Северный Полюс!

— Неужели? — вырвалось у Пуха.

Когда все вернулись на лужайку, Иа всё сидел, опустив хвост в воду.

— Скажите Ру, чтобы он поторопился. А то у меня хвост отмёрзнет. Не хотелось упоминать об этом, но так уж вышло. Я, конечно, не жалуюсь, но хвост у меня жутко мёрзнет.

— Вот он я, — пропищал Крошка Ру.

— А, так ты уже здесь.

— Ты видел, как я плавал?

Иа вытащил хвост из воды, помахал им из стороны в сторону.

— Этого я и ожидал. Полная потеря чувствительности. Онемение. Вот что с ним случилось. Он онемел. Наверное, так ему и надо, раз никого это не беспокоит.

— Бедный мой дружище ослик, — Кристофер Робин достал из кармана носовой платок. — Сейчас я его вытру и высушу.

— Спасибо тебе, Кристофер Робин. Только ты, похоже, что-то смыслишь в хвостах. Остальные не хотят об этом думать, вот в чём их беда. У них нет воображения. Хвост для них не хвост, а лишь маленький довесок к спине.

— Не стоит из-за этого огорчаться, Иа, — Кристофер Робин всё тёр и тёр хвост носовым платком. — Тебе лучше?

— Пожалуй, ещё немного и он снова станет хвостом. Я уже чувствую, что он — моя неотъемлемая часть. Если ты понимаешь, что я хочу сказать.

— Привет, Иа, — к ним с земной осью в лапках подошёл Пух.

— Привет, Пух. Спасибо за заботу, но думаю, что пользоваться им в полной мере я смогу только через день или два.

— Пользоваться чем?

— Тем, о чём мы говорили.

— Я ни о чём не говорил, — на мордочке Пуха отразилось изумление.

— Значит, я снова не так тебя понял. Я-то решил, что ты очень озабочен случившимся с моим хвостом, который едва не отмёрз, и спрашиваешь, не можешь ли ты чем-нибудь помочь.

— Нет, я ничего не спрашивал, — тут Пух немного призадумался, потом добавил. — Может, кто-то другой спрашивал.

— Что ж, поблагодари его от меня, когда увидишься с ним.

Пух недоумевающе посмотрел на Кристофера Робина.

— Пух открыл Северный Полюс, — Кристофер Робин поделился радостной вестью с Иа. — Не правда ли, здорово?

При этих словах Винни-Пух скромно потупился.

— Неужели?

— Да.

— Нашёл то, что мы искали?

— Да!

— Понятно! — пробурчал Иа. — Хорошо хоть, обошлось без дождя.

Длинную палку, вернее, земную ось, они воткнули в землю, а Кристофер Робин прикрепил к ней табличку с надписью:

СЕВЕРНЫЙ ПОЛЮС ОТКРЫТ ПУХОМ ПУХ ЕГО НАШЁЛ

Потом они отправились в обратный путь. И я думаю, хотя полной уверенности в том у меня нет, что Крошку Ру вымыли в тазике с горячей водой, а потом уложили спать. А Винни-Пух вернулся домой очень гордый своим подвигом и первым делом немного подкрепился, поскольку сил он потратил немало.

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Глава восьмая, в которой Кристофер Робин возглавляет Иксшпедицию к Северному Полюсу» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Для малышей Волшебная Для детей 5-6 лет В стихах Про лису

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: