Глава четвертая, в которой Иа теряет хвост, а Пух — находит

Милн А. А.

Глава четвертая, в которой Иа теряет хвост, а Пух — находит читать:

Старый серый ослик Иа стоял один-одинёшенек в самом заросшем репейником уголке леса, расставив передние ноги, свесив голову набок, и размышлял о жизни. Иногда он с грустью спрашивал себя: «Почему»? Случалось, в голове у него возникал другой вопрос: «За что»? Бывало, и третий: «Отчего так»? А порой выходило, что он просто не представлял себе, о чём думает. Поэтому Иа очень обрадовался, увидев топающего мимо Винни-Пуха: ведь у него появилась возможность немного отвлечься от печальных мыслей, хотя бы для того, чтобы спросить заунывным голосом: «Как поживаешь»?

— А ты как? — ответил вопросом на вопрос Винни-Пух.

Иа горестно помотал головой.

— Не очень-то как, — после долгой паузы вырвалось у него. — И вообще, давно уже просто никак.

— Бедняжка ты наш, — сочувственно покивал Винни-Пух. — Как же мне тебя жаль. Дай я на тебя хоть как следует посмотрю.

Иа принялся понуро щипать травку, а Винни-Пух тем временем обошёл его кругом.

— А что случилось с твоим хвостом? — изумился он.

— А что с ним случилось? — полюбопытствовал Иа.

— Его просто нет!

— Ты уверен?

— Видишь ли, хвост, он или есть, или его нет. Ошибиться тут невозможно. А твоего хвоста, там, где ему положено, нет!

— А что же там есть?

— Ничего.

— Дай-ка посмотрим, — Иа медленно повернул голову к тому месту, где совсем недавно у него был хвост. А потом, обнаружив, что не может схватить его зубами, так же медленно начал поворачивать её в обратную сторону, пока, наконец, она не заняла исходное положение, после чего Иа опустил её вниз и заглянул себе между ног, но ничего не нашёл и там. Тогда ослик с протяжным, грустным вздохом признал: «Похоже, что ты прав».

— Разумеется, прав, — Винни-Пух нисколько и не сомневался в собственной правоте.

— Это многое объясняет, — так же грустно и многозначительно продолжил Иа. — Это. Объясняет. Всё. Теперь уж… удивляться… не приходится.

— Должно быть, ты его где-нибудь обронил, — предположил Винни-Пух.

— Кто-нибудь, наверно, просто взял его, — выдвинул свою версию Иа. — Как это на них похоже, — помолчав, добавил он.

Пух понимал, что должен как-то выразить своё сочувствие, но не мог подыскать нужных слов. Поэтому он решил, что посильная помощь куда как лучше самого искреннего сочувствия.

— Вот что, Иа, — важно заявил он, — я, Винни-Пух, берусь найти твой хвост.

— Спасибо тебе, Винни-Пух, — поблагодарил медвежонка Иа. — Ты — настоящий друг. Не то, что некоторые…

И Винни-Пух отправился на поиски хвоста Иа.

* * *

Случилось это прекрасным весенним утром. Над лесом, в голубом небе весело кружили лёгкие облачка, время от времени загораживая солнце, словно собирались потушить его, а затем вдруг ускользали в сторону, чтобы дать порезвиться и другим облачкам. Но солнце храбро светило и сквозь них, и между ними. Ельник, не сбрасывающий хвою круглый год, казался старым и поблёкшим рядом с весёленькими зелёными кружевами, в которые нарядились буки. Средь ёлок и лиственниц маршировал Винни-Пух, поднимался на пологие склоны, заросшие вереском, пересекал каменистые русла ручьёв, взбирался на отвесные берега из песчаника и снова нырял в заросли вереска. Наконец, усталый и голодный, он добрался до Столетнего Леса, где жила Сова.

— Если кто о чём и знает, — говорил себе медвежонок, — так это Сова. Уж ей точно что-нибудь известно, или меня зовут не Винни-Пух, — продолжил он. — А зовут меня именно так, а не иначе.

Сова жила в Каштанах, старинной резиденции, своим великолепием превосходившей любой дом в Лесу. Так, во всяком случае, казалось медвежонку, потому что, подойдя к двери, он увидел и дверное кольцо, и шнур от звонка. Под кольцом крепилась бумажка со словами:

«ПАЖАЛСТА, ЗВАНИТИ, ЕСЛЕ НУЖИН АТВЕТ».

Под шнуром от звонка — вторая бумажка:

«ПАЖАЛСТА, СТУЧИТИ, ЕСЛЕ АТВЕТ НИНУЖИН».

Записки эти написал Кристофер Робин: из всех обитателей Леса только он умел складывать из букв слова. Даже Сова, при всей её мудрости, а она-таки могла прочитать, написать и разобрать по буквам своё имя — СА-ВА, не знала, как подступиться к таким сложным словам, как, к примеру, ПНЕВМОНИЯ или БУТЕРБРОД.

Винни-Пух очень внимательно прочитал надписи на обеих бумажках. Сначала, слева направо, а потом, чтобы чего-нибудь не упустить или не понять неправильно, справа налево. И наконец, уже для полной уверенности, постучал дверным кольцом о дверь и подёргал его, после чего дёрнул за шнур от звонка и тоже постучал им о дверь. Но на этом не успокоился и громко крикнул: «Сова! Мне нужен ответ! Это я, медведь!»

Дверь приоткрылась, из-за неё выглянула Сова.

— Привет, Пух, — поздоровалась она. — Как дела?

— Всё печально и ужасно, — вздохнул Винни-Пух, — потому что мой друг Иа потерял хвост. И он очень этим огорчён. Пожалуйста, будьте так любезны, не сочтите за труд сказать мне, что я должен сделать, чтобы найти его хвост?

— Что ж, — глубокомысленно начала Сова, — в таких случаях используется следующая процедура.

— А что такое «сведущая простидура»? — переспросил Винни-Пух. — Учтите, пожалуйста, что я — Мишка со слабеньким умишком, и такие длинные слова у меня в голове просто не помещаются.

— Смысл этих слов прост: «То, что надо сделать».

— Раз надо, так надо, — согласился Винни-Пух.

— А сделать надо вот что. Первым делом объявить о вознаграждении. Затем…

— Одну секундочку, — Пух поднял лапу. — Что мы должны делать до этого? Что вы сказали? Вы как раз чихнули, вот я и не…

— Я не чихала!

— Чихнули, Сова, чихнули.

— Извини, Пух, но я не чихала. Нельзя чихнуть и не заметить, что чихаешь.

— Это так, но нельзя и не заметить, если кто-то чихает прямо рядом с тобой.

— Ну, ладно, не будем спорить по пустякам. Я сказала: «Первым Делом Объявить о Вознаграждении».

— Ага, — закивал Винни-Пух.

— Вознаграждении! — назидательно повторила Сова. — Мы напишем объявление, в котором будет сказано, что нашедший хвост Иа получит от нас что-то о-о-очень большое.

— Понятно, понятно. Раз уж разговор зашёл об очень большом… — мечтательно продолжил он. — Хотя сейчас мне хочется чего-то маленького, — и он вожделенно покосился на буфет, что стоял в углу гостиной Совы. — Ложечку сгущённого молока или, к примеру, капельку мёда.

— Так вот, — Сова пропустила его слова мимо ушей. — Мы напишем объявления, а потом развесим по всему Лесу.

— Капельку мёда, — продолжал бубнить себе под нос Винни-Пух, — или… или придётся обойтись без капельки, раз уж её нет, — он глубоко вздохнул и напрягся, стараясь вникнуть в то, что вещала Сова.

Но Сова всё говорила, говорила и говорила, а слова её становились всё длиннее, длиннее и длиннее, пока, наконец, она не вернулся к тому, с чего, собственно и начала, то есть речь вновь пошла о том, что объявление должен написать Кристофер Робин.

— Именно он написал те таблички, что висят на моей двери. Ты их видел, Пух?

Винни-Пух уже давно закрыл глаза и на вопросы Совы по очереди отвечал «Да» и «Нет». А поскольку в последний раз он сказал «да», то теперь с его губ сорвалось «нет», причём сам вопрос он, естественно, прослушал.

— Ты их не видел? — в голосе Совы слышалось изумление. — Тогда идём, я тебе покажу.

Они вышли из дома. Пух посмотрел на кольцо и надпись под ним, потом на шнур и надпись под ним. И чем дольше он смотрел на шнур от звонка и листок бумаги под ним, тем больше ему казалось, что шнур этот он где-то когда-то уже видел.

— Славненький шнурочек для звонка, не правда ли? — заметила Сова.

Пух кивнул.

— Что-то он мне напоминает, — пробормотал он, — только никак не могу понять, что именно. Где вы его взяли, Сова?

— Летела, знаешь ли, как-то по Лесу и вдруг вижу — висит на кусте. Сначала я подумала, что за кустом кто-то живёт, и позвонила, дёрнув за шнур, но мне никто не ответил, поэтому я дёрнула вновь. И шнур остался у меня в клюве. А поскольку он, вроде бы никому не требовался, я принесла его домой и повесила на дверь…

— Сова, — торжественно произнёс Пух, перебив Сову, — вы ошиблись. Он очень даже требуется.

— Кому?

— Иа. Моему дорогому другу Иа. Он… просто его обожал.

— Обожал шнурок от звонка?

— Не расставался с ним ни на секунду, — кивнул Винни-Пух.

С этими словами он отцепил хвост и отнёс его Иа. А потом Кристофер Робин маленькими гвоздиками прибил хвост к нужному месту, и Иа долго носился по Лесу, радостно им размахивая. Винни-Пуху всё это очень нравилось, и он бы смотрел и смотрел на Иа, но пришлось поспешить домой, немножечко перекусить, а то сил совсем не осталось. И полчаса спустя, утирая рот, он гордо и радостно запел:

 

Кто нашёл хвост?

Пух сказал: «Я,

Без четверти два.

/Только на деле-то было

Почти что одиннадцать, вот./

Я нашёл хвост!

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Глава четвертая, в которой Иа теряет хвост, а Пух — находит» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Бытовая Смешная О царе Про зайца Про лису

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: