26 октября

Ларри Ян Леопольдович

Класс начинает работать на недавно установленных фрезерных станках. Хуже всех дела продвигаются у Лийки, которая станка боится, и Пыжика, который хочет прыгнуть выше головы и все время импровизирует. Это сближает ркбят, и скоро Лийка уже входит в пятерку отважных. Марго начинает ревновать, и Галя, утешая ее, проводит очередную воспитательную антирелигиозную беседу. В результате она узнает, что Марго не сильно то и верит в Бога, но признаться в этом матери не смеет, ввиду неизбежных побоев.

26 октября читать:

Сегодня впервые нам разрешили фрезеровать молотки. И, оказывается, фрезерная работа не такая уж плохая. Правда, не всем девочкам нравится она, но это потому, я думаю, что они боятся станков. Я тоже сначала боялась, как бы фреза не откусила мои пальцы, но теперь самой смешны такие опасения. Надо быть только внимательнее и верить в себя, тогда станок подчиняется каждому твоему движению. И вот тогда-то и поднимается в тебе радостное ощущение повелителя станков и металла.

Конечно, с первого дня обучения этого чувства не бывает. Да и потом оно то появляется, то снова пропадает. Но я верю, оно станет со временем моим постоянным приятным ощущением.

Вот я включаю скорость. Фреза идёт вдоль линии разметки, а из-под неё вдруг выползают сверкающие сердитые усы. Они шипят на меня, визжат, словно злятся, что ничего не могут сделать со мною, что должны подчиниться мне. Я даже, кажется, слышу злобный голос металла: «Пусти меня, уйди! Не поддамся тебе, не поддамся!» Я увеличиваю подачу: «Ну, и врёшь! Никуда не уйдёшь! Что заходу, то и сделаю с тобой!» Металл злится ещё сильнее. Он воет, плюёт в меня стальной стружкой: «Уйди, пусти! Не хочу!» И вдруг я чувствую: смиряется он, затихает. И тогда приходит такое ощущение, какого я никогда ещё не испытывала. Я даже не предполагала, что у человека могут быть такие приятные переживания. Торцовая фреза прикасается к детали еле-еле, и в эту минуту чувствую, как я сама и станок, как мои руки, ноги, глаза — всё это вместе с зубами фрезы входит в металл. Линия разметки всё ближе и ближе. Вот-вот фреза срежет риску, но одним дыханием я провожу её впритирку, и это дыхание снимает какую-то сотую часть миллиметра. Даже невидимую глазом!

Ах, какое это интересное ощущение!

Такой твёрдый металл, а подчиняется мне. В эту минуту я чувствую себя таким сильным, таким могучим человеком, который может сделать всё, что только он захочет.

Как жаль, что чаще всего появляется всё-таки чувство растерянности и беспомощности, когда работаешь. Но это надо преодолеть, и тогда всё будет хорошо.

Тарас Бульба хвалит меня больше, чем других. Он говорит, что у меня есть «чувство металла».

— Из тебя со временем непременно выйдет королева фрезерного дела! Уж я-то вижу людей. Уж я-то сразу замечаю, кто чего стоит.

А сегодня он и Вовку похвалил.

Хуже всех работают на станке Лийка и Пыжик. Она, кажется, боится фрезерного станка, ну а поэтому у неё и не получается ничего. Отстаёт от других и Пыжик. Я думаю, это потому, что он хочет показать себя опытным мастером, а чтобы удивить всех, фантазирует на станке, вместо того, чтобы работать по правилам. И вот странно: и Лийка, и Пыжик сочувствуют друг другу, и на этой почве у них завязалась такая дружба, что теперь он уже приглашает Лийку к себе, и она вошла в нашу пятёрку отважных почти как равноправный член товарищества.

Марго сегодня сказала, чуть не плача, что ненавидит Лийку, считает её подлизой.

— Не знаю, — сказала Марго, — что ей надо от нас. То писала глупые стихи, всё время лезет со своей дружбой. Ты скажи Лёне, чтобы он не приглашал её.

Я сказала:

— Пыжик потому, может, приглашает её, что она не верит ни в чертей, ни в бога. С ней, значит, есть о чём поговорить. А вот с тобой о чём ему говорить? О попах?

Марго посопела-посопела носом и сказала, чуть не плача:

— Думаешь, я верю? И раньше не верила… То есть, чертям ещё верю, потому что тут есть факты, а в бога… только так. Чтобы мама не ругалась.

— Не веришь? — обрадовалась я.

— А вдруг он есть? — вздохнула Марго. — Мне же совсем не трудно в него верить. Я же не мешаю никому.

— Значит, ты ещё веришь?

— На всякий случай никому не мешает верить. А если я скажу, что не верю… — Марго вздохнула. — Ты ведь не знаешь мою маму. Она же изобьёт меня, если я не буду верить.

Да, трудно мне с Марго! Пока у неё мама такая верующая, мне не легко перевоспитать Марго, а заняться её мамой — не хватает времени. Сейчас у меня столько разной работы, я даже не знаю, за что браться в первую очередь. Тут и Вовка, и соревнование за полёт в Москву, и учиться приходится не так, как в пятом и в шестом классах. Да ещё имею по пионерской линии нагрузку. В нашем отряде три звена: «Умелые руки», «Любознательные», «Спортсмены», Я в звене «Умелые руки», а наше звено шефствует над детским садом. У меня три подшефных малыша и все (вот смешные!) зовут меня «тётя Галя».

Это я — тётя Галя!?

С ними, между прочим, интересно возиться.

Они такие забавные и так любят меня, что, когда я долго не бываю в детском садике, мне будто не хватает чего-то.

На всякий случай вчера составила небольшой план. На первом месте, конечно, должна стоять учёба, чтобы не подвести класс. На втором — детский садик, В третью очередь займусь Вовкой. И четвёртая очередь — Марго и её мама…

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «26 октября» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Про принцесс Для детей 5-6 лет Бытовая Для девочек Про лису

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: