30 августа

Ларри Ян Леопольдович

В парке Победы, на месте, обозначенном в записке, начинаются масштабные раскопки. Результат - найдено очередное письмо от моряков. На этот раз - в бутылке. В письме - указание отправляться на остров, расположенный в ближайшем пруду. Денег у ребят мало, они арендуют лодку всего на пол-часа и очень спешат. Вымокнув по пути, и умудрившись упустить одно весло, за которым приходится отправляться вплавь, дети все же попадают на остров.

30 августа читать:

Воспоминанья прошлых дней теснятся в памяти моей! Откуда эти слова, никак не могу припомнить. Пушкин? Лермонтов? Ну, да это не важно. Расскажу, что случилось с нашей экспедицией.

Когда мы подошли к павильону танцев, Пыжик сказал торжественно:

— Ребята, держаться всем до последнего. Все за одного, один за всех. Если придётся бежать, сбор назначаю у главного входа.

Мы осмотрелись и стали отсчитывать вдоль канала шаги, медленно двигаясь к мостику.

— … четырнадцать… пятнадцать… шестнадцать… семнадцать… Стоп! Смотрите под ноги! — скомандовал Пыжик.

— Есть! — прошептала Валя, наклоняясь поспешно над небольшим холмиком, на котором лежали сложенные крестом два ржавых гвоздя.

Пыжик внимательно осмотрел землю под ногами и, покивав головою, как будто пробуя, хорошо ли она держится у него на шее, процедил сквозь зубы:

— М-да… Понятно! Пока всё идёт, как я думал. А теперь смотрите хорошенько по сторонам, чтобы нам никто не помешал. Возможно, за нами уже следят и потому…

— Кто?

— … и поэтому, — продолжал Пыжик, не обратив внимания на вопрос Нины, — будем осторожны. Я начинаю копать, а вы… Короче говоря, — заметите подозрительных людей, — свистните!

— Но я совсем не умею свистеть! — предупредила Нина.

— Крякни уткой! Кря-кря! Доступно?

— Могу! — кивнула Нина.

Пыжик опустился на колени и принялся разгребать осторожно землю руками. Джульбарс подошёл к воде и с такой жадностью начал лакать, будто пять дней росинки у него не было на языке.

Над головами прошёл с рёвом самолёт с четырьмя моторами. Может, «ТУ-104» или «ТУ-114». Я подумала: интересно, видят нас пассажиры сверху или не видят и как, вообще, выглядит из окна самолёта земля? Я никогда ещё не летала и не представляю даже, что чувствуешь, когда летишь на такой страшной высоте.

Вдруг Нина крякнула:

— Кря-кря!

Пыжик вскочил.

— Где? Что?

Нина повела носом в сторону мостика через канал.

— Идут! — прошептала она.

Мы так и замерли.

По мостику передвигались две загадочные личности, волоча за собою по воде тёмные, длинные тени.

— Мужчина! — подтолкнул меня Пыжик.

— И женщина! — вздохнула Валя.

Мы стояли минут пять, пока загадочные личности не прошли и не скрылись в тёмной зелени, а потом снова принялись за работу.

— Фаруэлл! Фаруэлл! — попрощался с ними Пыжик, почему-то по-английски, и начал копать яму, выгребая из неё осторожно руками землю, то и дело наклоняясь над ямой, внимательно рассматривая каждый комочек земли, даже растирая её пальцами.

— О'кей! О'кей! — бормотал он, окончательно переходя на английский язык, считая, наверное, этот язык более подходящим для спасения чести Нептуна и его товарищей.

Солнце припекало уже основательно. Марго захотела пить. Джульбарс ушёл куда-то по своим собачьим делам. Инночка начала зевать и сказала, что ей скучно. Пыжик посоветовал пойти в читальный павильон и почитать «Крокодил», если Инночке неинтересно заниматься серьёзным делом.

Яма становилась всё глубже и глубже, и мы уже начали сомневаться. Обливаясь потом, Пыжик подбадривал всех, покрикивая то и дело:

— Ещё одно последнее усилье, и ямочка закончена моя!

И вдруг закричал:

— Есть, ребята, есть!

Вся экспедиция так стремительно нагнулась над вырытой ямой, что послышался ужасный шум. Это мы столкнулись лбами. Откуда-то появился и Джульбарс. Он тоже посмотрел внимательно на дно ямы и начал лаять.

— Чувствует! — сказал Пыжик. — У собак удивительное чутьё на преступления. Дайте ему понюхать след.

Валя стала тыкать Джульбарса носом в яму, но он обиделся и не захотел брать след.

— Ничего, ничего! — сказал Пыжик. — Не насилуй его! Он сам поймёт сейчас, что нужно ему делать. — Пошарив в яме рукой, Пыжик вытащил оттуда бутылку, густо облепленную песком. — Есть! — и тихо свистнул. — Всё идёт, как я предполагал!

Он поднёс бутылку к глазам, посмотрел сквозь неё на солнце.

— Всё понятно! Всё так и должно быть! — сказал он бодро.

Мы просто сгорали от любопытства.

— Что?

— Что понятно?

— Мы ничего не понимаем!

Пыжик поднял руку вверх:

— Спокойно! Сейчас поймёте. Давайте Джульбарса.

Валя подтащила упирающегося Джульбарса за ошейник к Пыжику.

— Спокойно! — скомандовал Пыжик и обратился к Джульбарсу заискивающе: — Джульбарсик, многоуважаемый пёсик. Вот эту бутылочку, — он сунул под нос Джульбарсу бутылку, — нужно понюхать и взять след. Понимаете! След! Вашим симпатичным носиком. Ду ю андэстэнд ми? — спросил он по-английски и тут же перевёл на русский язык: — Вы понимаете меня?

Джульбарс, удивлённый вежливым обращением и английским языком, посмотрел растерянно на бутылку, на Пыжика, громко чихнул и, не ожидая, пока Пыжик скажет ему: «Будьте здоровы!» — молча пошёл прочь.

— А ну, вернись! — дёрнул Джульбарса за хвост Пыжик.

Джульбарс, повернув голову, оскалил зубы. Из горла его вырвалось угрожающее рычанье.

Пыжик отдёрнул руку.

— Хам! — рассердился Пыжик. — Тоже ищейка называется!

— Он устал! — вступилась за Джульбарса Валя.

— Ничего не устал! — нахмурился Пыжик. — Лодырь! Самый бесполезный гав-гав. Может искать след только в миске. Зря мы его взяли с собой. Ну, да ладно. Обойдёмся без собак. Отойдите в сторону!

Пыжик взмахнул бутылкой и с размаху хлопнул её о камень. Осколки стекла брызнули во все стороны. Из бутылки вывалилась свёрнутая в трубочку бумажка.

Пыжик развернул её и прочитал вслух:

«Возьмите лодку, плывите на островок, который расположен в трёх кабельтовых от причала. На острове найдёте берёзовый кол, а под ним — дальнейшие указания.

Нептун — гроза морей и четыре бороды».

Пыжик обвёл нас торжествующим взглядом.

— Ну? — помахал он победоносно бумажкой. — Это что? Это какое дело? Серьёзное или не серьёзное? Кто говорил — разыгрывают? — И уже другим, деловитым тоном скомандовал: — Пойдём по горячим следам. Надо сразу же взять лодку напрокат. На час. За час берут три рубля. Понятно? У кого есть три рубля?

Мы переглянулись.

Ни у кого таких денег не оказалось, конечно. Пыжик, предложил порыться в карманах и выложить всё, что имеется у каждого.

— Вносите, ребята, кто что может, — распорядился Пыжик. — Если не хватит, — добавлю.

Я нашла в своих карманах тридцать девять копеек, Марго семнадцать копеек. Нина и Валя собрали вместе двадцать две копейки, а капитал Инночки составлял ровно четыре копейки. До трёх рублей не хватало всего-навсего двух рублей и восемнадцати копеек.

— Эх, вы! — сказал Пыжик с раздражением. — Ну как можно выходить из дома без копейки в кармане? А вдруг что-нибудь случится?…

Он вывернул карманы с видом миллиардера, который и счёта не знает деньгам. Посыпались пуговицы, копейки, пустые патрончики от мелкокалиберки, круглая коробочка из-под вазелина и скомканные фантики.

— Считайте! — небрежно повёл рукою Пыжик над своими сокровищами. — На «Волгу», конечно, не хватит, но кое-что наберётся!

Мы сосчитали капиталы Пыжика: один рубль и пятьдесят копеек, а сосчитав, переглянулись.

— Вот я говорила, — торжествующе посмотрела на всех Марго, — говорила, что надо взять семь рублей из находки! Или хотя бы два рубля, а вы… не договорив, она махнула рукой, как бы считая бесполезным продолжение разговора.

— Говорила, говорила, — передразнил Пыжик, — а кто же знал, что нам понадобится рубль пятьдесят?

— Может, сходить в милицию? Может, объяснить им?

— Ерунда! — нахмурился Пыжик. — Там ещё подумают, будто для того мы только и находим деньги, чтоб получать за находку рубли и копейки…

— А если без лодки? Давайте поплывём без лодки! — предложила Нина. — Я запросто доплыву до островка. Он же почти рядом!

— Читать умеешь? — ткнул пальцем в плакат Пыжик. — За купанье штраф! Прочла? Имеешь деньги, чтобы уплатить? — И вдруг он хлопнул себя по лбу ладонью. — Есть выход! Есть! За мной! Придумал! Надо уговорить кассиршу! Попросим лодку не на час, а на полчаса! Пошли!

Разговор с кассиршей был серьёзным и продолжительным.

Пыжик стоял, сунув голову в кассу, на цыпочках а во время разговора так беспокойно перебирал ногами, что можно было подумать, будто кассирша мылит ему голову и в глаза Пыжика набилась мыльная пена.

Наконец он вытащил голову из кассы, радостно повернулся к нам. Лицо его сияло, правый глаз подмигивал заговорщицки:

— По-ря-до-ок! — пропел он. — Идём! Согласилась!

Мы побежали к причалу.

— Ребята! — кричал на бегу Пыжик. — Дал честное пионерское вернуть лодку раньше даже чем через полчаса. Действовать быстро, зря не терять ни минуты, иначе, ребята, мы не расплатимся с кассиршей и подорвём пионерский авторитет. Учтите, ребята, я дал ей честное пионерское.

Не теряя понапрасну ни одной минуты, все вскочили в лодку и тронулись в путь. Но вот тут-то произошла небольшая заминка. Джульбарс тоже полез в лодку и чуть-чуть не опрокинул нас.

— Паразит! — процедил Пыжик сквозь зубы. — Не внёс ни копейки, а лезет, будто три рубля вложил. Слушай, Павликова, скажи ему, чтобы он шёл домой.

— Он не пойдёт! — вздохнула Валя. — Он очень любит кататься на лодке.

— Здравствуйте! — усмехнулся Пыжик. — Как будто мы специально пришли сюда, чтобы катать этого лодыря.

Он посмотрел на Джульбарса с возмущением. Но у Джульбарса такие зубы, что Пыжик не стал с ним спорить.

Он взмахнул вёслами, и мы, не теряя ни минуты, сразу стали мокрыми курицами, потому что Пыжик обрушил на нас вёслами половину пруда.

Марго завизжала. Пыжик обиделся.

— Эх ты, — сказал он, — а если бы мы попали в шторм на двенадцать баллов? Ты визжала бы, наверное, так, что оглохли бы жители Сан-Франциско и мыса Доброй Надежды.

— Ах, — сконфузилась Марго, — вы, Пыжик, не обращайте внимания. Я это… от удовольствия…

Пыжик сорвал с головы кепку, бросил её под ноги и крикнул:

— Полный вперёд! Помогайте загребать руками, и да спасёт наши души провидение!

Все начали помогать. Поднялся невообразимый шум. Джульбарс залаял. Лодка стала раскачиваться так, что Валя побледнела.

— Осторожнее, осторожнее! — закричала она, вцепившись руками в борта.

— Нам не страшны океаны! — засмеялся Пыжик и стал выкрикивать непонятные команды:

— Право на бакборт! Крепи стакселя! Отдай брамсели!

Инночка запела ужасным голосом:

Тот, кто рождён был у моря,

Тот полюбил навсегда

Белые мачты на рейде,

В дымке морской города.

Она бы очень даже просто допела всю песню до конца, но, к счастью экспедиции, Нина закричала:

— Земля! Земля!

Кто бывал в парке Победы, тому, конечно, знаком необитаемый островок, расположенный на зюйд-вест от причала на расстоянии нескольких узлов. По-морскому. Или в пятидесяти метрах, при переводе на метрическое исчисление.

Вот к нему-то мы и плыли.

— Ясно вижу землю! — отрапортовала Нина. — Остров покинут жителями, но берёзовый кол они оставили.

— Самый тихий! — скомандовал Пыжик, табаня вёслами.

Лодка подошла к берегу.

— Спокойствие! — поднял руку Пыжик. — Приготовить спасательные шлюпки. Первыми садятся женщины и дети!

Но Джульбарс (такой бестолковый) высадился на берег раньше всех. Не ожидая организованной высадки, он оттолкнулся от лодки ногами и, сиганув на берег, накренил борт так, что через него хлынула вода и все мы очутились по пояс в затопленной лодке.

— Мужчины уступают женщинам спасательные пояса, сами добираются до берега вплавь! — закричал Пыжик, выскочив на берег. Следом за ним стали выпрыгивать из лодки, как лягушки, и девочки, мокрые с головы до ног.

— Назовём этот остров «Земля Пыжика»! — предложила Нина.

Пыжик мотнул головой.

— Неинтересно! Предлагаю другое название: «Остров Спасённых Душ!». Мы же потерпели кораблекрушение! Понимаете? Океанские валы выкинули нас на берег, и мы сошли на землю со слезами благодарности. Давайте, ребята, слёзы благодарности!

Он плеснул на лицо пригоршню воды, высоко поднял руки к небу:

— О великое Провидение! Моряки бригантины «Стелла Полярис» обещают тебе отныне не прикасаться к рому и виски в течение трёх лет.

Нина Станцель тоже брызнула на себя водою и, не вытирая слёзы благодарности, тоже подняла руки вверх:

— Клянусь не убивать никого по святым пятницам! Отныне и присно, алиллуия, алиллуия, алиллуия!

Мы все побрызгались немножко, чтобы у всех на глазах были слезы благодарности, после чего вытащили лодку на материк и начали отливать из неё воду.

Пока мы так дурачились, Валя закричала:

— Весло!.. Ой, весло поплыло!

Как оно ухитрилось пуститься в самостоятельное плавание, никто не понял, но всем стало ясно, что с одним веслом нам ни за что не вернуться на берег, а придётся остаться на необитаемом острове, потому что мы и с двумя-то вёслами перемокли все.

— Полундра! — прошептал Пыжик. Не спуская глаз с уплывающего весла, он начал поспешно стаскивать штаны. Стянув проворно рубашку через голову, поддернув трусики и крикнув: «Старый пират плавал, как молодой кашалот», — Пыжик кинулся, взбучив столб брызг, в морские глубины.

Не раздумывая долго, следом за ним бросился, коротко тявкнув, Джульбарс. И оба поплыли наперегонки к веслу.

Пыжик первым схватил весло, но Джульбарс решил, кажется, что Пыжик напрасно вмешивается в собачьи дела.

Мотнув головою, Джульбарс схватил весло зубами, потянул к себе, угрожающе рыча на Пыжика.

— Пусти, уродина! — закричал Пыжик, вырывая весло из пасти Джульбарса.

Валя пожала плечами:

— Не понимаю, за что он оскорбляет Джульбарса. Он же хочет помочь ему.

— Ничего не помочь! — сказала Марго. — Он только мешает человеку. Уж очень много он воображает о себе, твой Джульбарс.

Борьба за честь спасения весла становилась нешуточной.

— Куда тянешь, дура собачья? — кричал Пыжик. — Пусти! Слышишь? Кому говорю?

А Джульбарс и не подозревал даже, что он должен уступить свою собачью обязанность Пыжику. Ловко перехватив весло зубами, он победоносно вздёрнул хвост над водою и поплыл с веслом к берегу, посматривая то вправо, то влево.

— Отдай! — настигал брассом Джульбарса Пыжик.

Но мы на берегу сразу оценили всю серьёзность положения. Ведь Джульбарс мог плыть и к нам, и к причалу. Ему даже выгоднее было бы доставить весло на большую землю, так как в эту минуту она была расположена к нему гораздо ближе, чем остров.

— Не пугай! Не пугай Джульбарса! — закричали мы и самыми подхалимскими голосами стали кричать наперебой: — Сюда, Джульбарсик! Сюда, собачка! Колбаски дадим! Косточку! Мы здесь, мы здесь, Джульбарсик.

Конечно, никаких косточек, никакой колбаски у нас не было, но откуда же мог знать Джульбарс, что мы его обманываем?

Он подплыл с веслом в зубах к острову, а когда Валя взяла весло, выскочил на берег, отряхнулся и начал лаять на подплывающего Пыжика.

Пыжик вылез из воды злой, как не знаю кто.

— Если не уложимся в полчаса, — сказал он, — пусть Джульбарс сам тогда платит за прокат лодки. — Посмотрев на нас, он закричал: — А вы-то что стоите? Денег нет, чтобы платить за прокат, а выстроились, как миллионеры на прогулке. Давайте же, ребята, давайте. Времени же у нас в обрез.

Фу, устала как! Больше не могу писать. Короче говоря, — продолжение следует. Завтра!

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «30 августа» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Для малышей О животных Для детей 5-6 лет В стихах О царе

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: