Как гномы не дали себя провести

Стейплз Льюис

Пройдя через двери сарая, Тириан, как и другие, оказываются в прекрасном весеннем мире. Да, его встреча с королями, описанная ранее, происходит на зеленом лугу. Бывшие короли Нарнии рассказывают истории и обмениваются любезностями. Но вот приходит Аслан. Настало время покинуть это место. Все находящиеся на поляне отправляются к двери.

Как гномы не дали себя провести читать:

Тириан думал – или думал бы, если б у него было время думать, – что они в маленьком, крытом соломой хлеву, футов двенадцать длиной и шесть шириной. На самом деле под ногами зеленела трава, над головами было высокое синее небо, и ветер ласково овевал их лица, как в начале лета. В небольшой рощице неподалёку шелестели листьями деревья и из-под каждого листочка выглядывало золото, нежная желтизна, пурпур или багрянец плодов, подобных которым никто не видывал в нашем мире. Тириан подумал было, что сейчас осень, но воздух был такой особенный, каким он бывает не позднее июня.

Они направились к деревьям. Все потянулись к плодам, и все на секунду замерли. Плоды были так прекрасны, что каждый подумал: «Это не для меня… Конечно, нам нельзя их рвать».

– Всё в порядке, – сказал Питер. – Я знаю, о чём все мы сейчас думаем. Я уверен, совершенно уверен, что мы не должны так думать. У меня такое чувство, что мы попали в страну, где всё можно.

– Что ж, начнём! – предложил Юстэс.

На что походили эти плоды? К сожалению, описать их я не мог бы. Скажу только, что в сравнении с ними самый свежий грейпфрут – вялый, самый сочный апельсин – сухой, самый нежный персик – твёрдый и деревянный, а самая сладкая земляника – кислая. И нет в них ни зернышек, ни косточек, осы не вьются над ними. Попробуй вы хоть раз этот плод, и самая лучшая в мире еда покажется вам безвкусной. Как ещё рассказать о них? Вы поймёте, если попадёте в эту страну и попробуете сами.

Когда все паслись, Юстэс обратился к королю Питеру:

– Вы так и не сказали нам, как вы сюда попали. Ты как раз начал рассказывать, но тут появился король Тириан.

– Рассказывать, собственно, нечего, – сказал король Питер. – Мы с Эдмундом стояли на платформе и видели, как подходит ваш поезд. Я, помню, ещё подумал, что наши, наверное, в этом же поезде, хотя Люси не знает…

– Кто «ваши», Верховный Король? – спросил Тириан.

– Наши родители – Эдмунда, Люси и мои.

– А почему они тоже ехали? – удивилась Джил. – Ты хочешь сказать, они знают про Нарнию?

– Да нет, Нарния тут ни при чём. Они ехали в Бристоль. Я просто слышал, что они собираются ехать сегодня утром, а Эдмунд сказал, что тогда они поедут этим же поездом (он знает все расписания).

– И что же случилось? – спросила Джил.

– M-м, это нелегко описать, правда, Эдмунд? – сказал Верховный Король.

– Да уж… – согласился Эдмунд. – Совсем непохоже на прошлые разы. Тогда мы исчезали из нашего мира волшебством. А на этот раз что-то страшно заревело, что-то меня ударило, и при этом больно не было. Я не то что испугался – взволновался, что ли. И ещё что странно. У меня здорово болела коленка – ссадина после регби. И вдруг всё прошло. Так мне легко стало! И вот – мы здесь.

– И с нами было то же, в вагоне, – сказал лорд Дигори, стирая сок с золотой бороды. – Ты чувствуешь, Полли, как легко, сколько сил, будто мы и не старики? Молодёжи этого не понять.

– Ну да, молодёжи! – воскликнула Джил. – Можно подумать, вы здесь старше нас!

– Именно, что здесь будто и не старше, но раньше-то были! – отвечала леди Полли.

– А что произошло, когда вы тут очутились? – спросил Юстэс.

– Довольно долго ничего не происходило, – сказал Питер, – по крайней мере мне показалось, что долго. Потом дверь открылась…

– Дверь? – переспросил Тириан.

– Да, – ответил Питер, – дверь, в которую вы вошли… или вышли? Вы уже забыли?

– Где же она?

– Смотрите, – сказал Питер и показал рукой. Тириан увидел самую странную и смешную вещь, какую только можно себе представить. Всего в нескольких шагах от него в ярком солнечном свете стояла грубая деревянная дверь, и больше ничего, ни стен, ни крыши. Он растерянно подошёл к ней; остальные последовали за ним, посмотреть, что он будет делать. Он обошёл дверь. С другой стороны было то же самое – свежее летнее утро. Дверь просто стояла, сама по себе, словно выросла здесь, как дерево.

– Прекрасный сэр, – сказал Тириан Верховному Королю. – Это великое чудо.

– Это та дверь, через которую пять минут назад вы вошли с тархистанцем, – ответил, улыбаясь, Питер.

– Разве я вошёл в хлев не из леса? Похоже, эта дверь из ниоткуда в никуда.

– Она так выглядит, если ходить вокруг, – сказал Питер. – Загляните в щёлку между досками, поглядите сквозь неё.

Тириан заглянул в дырку и не увидел ничего, кроме темноты. Когда глаза его привыкли, он различил бледный свет потухающего костра и над ним, на чёрном небе, звёзды. Между костром и дверью темнели неясные очертания каких-то людей, он слышал их голоса – они говорили по-тархистански. Тириан смотрел через дверь хлева в темноту Фонарной Пустоши, туда, где разыгралась его последняя битва. Эти люди спорили, стоит ли идти в хлев искать Ришду-тархана (при этом никому идти не хотелось) или поджечь хлев.

Тириан оглянулся и с трудом поверил своим глазам. Над ним было синее небо, зелёная трава расстилалась сколько хватало глаз, его новые друзья стояли вокруг и смеялись.

– Похоже, – сказал Тириан и тоже улыбнулся, – что хлев изнутри и хлев снаружи – два разных места.

– Да, – сказал лорд Дигори. – Причём изнутри он больше, чем снаружи.

– Да, – сказала королева Люси. – Однажды и в нашем мире хлев вместил то, что больше целого мира.

До сих пор она молчала, и, оттого что голос её дрожал, Тириан понял почему. Она впитывала окружающее гораздо глубже остальных. Она была слишком счастлива, чтобы говорить. Ему хотелось ещё раз услышать её, и он попросил:

– Сделайте милость, сударыня, продолжайте. Поведайте нам всё приключение.

– После грохота и удара мы оказались здесь, – сказала Люси. – Мы заглянули в дверь, как и вы. За ней было темно. Потом дверь открылась в первый раз, и вошёл высокий человек с обнажённой саблей, в доспехах тархистанца. Он встал у двери, готовый зарубить всякого, кто войдет. Мы подошли к нему и заговорили, но он нас не увидел и не услышал. И он не смотрел вокруг – на небо, солнечный свет, траву. Я думаю, их он тоже не видел. Долго ничего не происходило. Потом мы услышали, как с другой стороны отодвигают засов; однако тархистанец не двигался и внимательно смотрел, кто заходит в дверь. Мы предположили, что ему велено убивать одних и щадить других. Дверь отворилась. В ту же секунду явилась Таш, с нашей стороны, хотя никто из нас не видел, откуда она взялась. В дверь вошёл большой кот, он лишь разок взглянул на Таш и опрометью бросился прочь. И как раз вовремя – та уже пригнулась к нему, так что дверь, захлопываясь, стукнула её по клюву. Тархистанец тоже увидел Таш. Он побледнел и склонился перед чудовищем; но оно исчезло.

Потом мы опять долго ждали. Наконец дверь открылась в третий раз, и вошёл молодой тархистанец. Он понравился мне. Страж у двери очень удивился: я думаю, он ждал кого-то совсем другого…

– Я всё понял! – сказал Юстэс (у него была дурная привычка перебивать рассказчика). – Кот должен был войти первым, а часовой – его пропустить. Потом бы кот вышел и сказал, что видел их гнусного Ташлана, и притворялся бы страшно испуганным, чтоб остальных совсем запугать. Хитру и в голову не приходило, что явится настоящая Таш! Рыжий-то и вправду перепугался. Хитр хотел засылать внутрь самых неугодных, а часовой бы их убивал, и…

– Друг, – мягко прервал его Тириан, – позволь продолжить даме.

– Ну вот, – сказала Люси, – часовой очень удивился, поэтому второй успел приготовиться к бою. Они сразились. Юноша убил часового и бросил за дверь. Потом медленно пошёл в нашу сторону. Он видел и нас, и всё остальное. Мы заговорили с ним, но он был как во сне и всё твердил: «Таш, Таш, где Таш? Я иду к ней». Мы не стали к нему приставать, и он ушёл куда-то туда. Он очень мне понравился. А потом… – Люси изменилась в лице.

– Потом, – сказал Эдмунд, – кто-то швырнул в дверь обезьяну. Снова появилась Таш. Простите, у моей сестры нежное сердце, и ей больно рассказывать, как Таш клюнула разок и от Обезьяна ничего не осталось!

– Поделом! – сказал Юстэс. – Надеюсь, Таш им подавилась.

– В следующие полчаса, – продолжал Эдмунд, – в дверь один за другим влетели гномы, за ними Юстэс и Джил и, наконец, вы сами.

– Надеюсь, Таш съела и гномов, – сказал Юстэс. – Маленькие свиньи.

– Нет, не съела, – возразила Люси, – не будь таким жестоким. Они здесь. Кстати, их отсюда видно. Я всё старалась с ними подружиться, но не получается.

– Подружиться с ними! – вскричал Юстэс. – Ты бы видела, что эти гномы вытворяли!

– Ой, Юстэс, перестань, – сказала Люси. – Пойдем лучше к ним. Король Тириан, может, получится у вас?

– Сегодня мне трудно питать к гномам особую любовь, – сказал Тириан. – Но когда просите вы, леди, я готов и на большее.

Люси повела их вниз, и вскоре они увидели гномов. Вид у тех был престранный. Они не прогуливались, и не веселились (хотя вовсе не были связаны – верёвки куда-то исчезли), и не отдыхали, лёжа на траве. Они сидели тесным кружком, лицом друг к другу, не смотрели по сторонам и не обращали внимания на людей, пока Люси и Тириан не подошли совсем близко и не коснулись их. Тогда все гномы наклонили головы, словно ничего не видят, но внимательно прислушиваются, пытаясь понять по звукам, что происходит.

– Осторожно, – сказал один. – Соображайте, куда идёте. Ходят тут чуть не по головам.

– Ничего себе! – возмутился Юстэс. – Мы не слепые. У нас глаза есть.

– Уж больно острые у вас глаза, если вы тут что-нибудь видите, – ответил тот же гном (его звали Диггл).

– Где «тут»? – спросил Эдмунд.

– Да здесь же, тупица, конечно, здесь, – сказал Диггл. – В этом тёмном, тесном, вонючем хлеву.

– Вы что, слепые? – удивился Тириан.

– В темноте все слепые! – огрызнулся Диггл.

– Здесь не темно, бедные глупые гномы, – сказала Люси, – разве вы не видите? Оглядитесь! Разве вы не видите небо, и деревья, и цветы? Разве вы не видите меня?

– Как, во имя всех обманов, могу я видеть то, чего здесь нет? Или видеть вас, или вы – меня в такой темноте?

– Но я вас вижу, – сказала Люси, – и могу это доказать. Сейчас, например, вы поднесли ко рту трубку.

– Любой понюхает и догадается, – отвечал Диггл.

– Ох, бедняжки! Это ужасно, – промолвила Люси. Потом она кое-что придумала: нагнулась и сорвала несколько фиалок.

– Слушайте, гномы, – сказала она, – если у вас что-то с глазами, может, носы в порядке – вы чувствуете запах? – Она поднесла свежие, влажные цветы к шишковатому носу Диггла и тут же отпрыгнула, чтобы не получить по рукам маленьким крепким кулачком.

– Как ты смеешь! – завопил гном. – Чего ты суёшь мне в нос вонючую подстилку? Да тут ещё чертополох! Что за наглость! Кто вы такие!

– Сын земли, – сурово сказал Тириан, – это королева Люси, которую Аслан послал сюда из далёкой древности. Только ради неё я, Тириан, до сих пор не снёс вам головы, вероломные и дважды вероломные предатели!

– Это уж слишком! – воскликнул Диггл. – Неужели не надоело молоть вздор! Ваш замечательный Лев не пришёл и не помог, так? Думаю, так. И теперь, даже теперь, когда вас разбили, засунули в эту дыру, как всех нас, вы опять за старое! Опять враньё! Теперь мы должны поверить, что не в плену, не в темноте, и ещё невесть во что.

– Здесь нет темноты, она только в твоём воображении, глупец! – вскричал Тириан. – Выйди же из неё! – И, нагнувшись, он схватил Диггла за пояс и капюшон и вытащил из круга гномов. Но стоило Тириану его отпустить, как Диггл бросился на прежнее место, потирая нос и вопя:

– Ох-ох! Что вы такое делаете! Ударили меня о стенку, чуть нос мне не сломали.

– Ой-ё-ёй! – сказала Люси. – Чем мы можем им помочь?

– Оставим их, – отвечал Юстэс.

И тут земля задрожала. Сладкий воздух стал ещё слаще, позади вспыхнул яркий свет. Все обернулись, Тириан – последним, потому что он боялся. Огромный, настоящий, золотой Лев, сам Аслан, упование его сердца, стоял перед ним, и все остальные уже преклонили колена вкруг его передних лап и зарылись лицами в его гриву, а он склонил большую голову и лизнул их.

Потом посмотрел на Тириана, и Тириан подошёл, дрожа, и упал к ногам Льва, и Лев поцеловал его и сказал:

– Благо тебе, последний король Нарнии, ты стоял твёрдо в самый чёрный час.

– Аслан, – сказала Люси сквозь слёзы. – Ты можешь… ты сделаешь что-нибудь для этих бедных гномов?

– Милая, – отвечал Аслан. – Я покажу тебе, что могу и чего не могу.

Он подошёл к гномам и протяжно зарычал – негромко, но от его рыка задрожал воздух. А гномы сказали один другому:

– Слышали? Опять эта шайка, с того конца хлева. Напугать нас решили. Они это делают какой-нибудь машиной. Не обращайте внимания. Нас больше не проведёшь!

Аслан поднял голову и тряхнул гривой. В то же мгновение роскошные кушанья оказались на коленях у гномов: пироги, мясо и птица, пирожные и мороженое; и у каждого гнома в правой руке – кубок доброго вина. Увы, и это не помогло. Гномы жадно накинулись на еду, но совершенно не почувствовали её вкуса. Они ведь думали, что нашли её в хлеву. Поэтому один сказал, что пытается есть сено, другой – что нашёл старую редьку, третий – сухой капустный лист. Они подносили к губам золотые кубки с красным вином и говорили: «Фу, пить грязную воду из ослиной поилки! Кто думал, что мы до такого докатимся». Очень скоро каждый гном заподозрил, что другой нашёл что-нибудь получше, и кинулся отнимать; они перессорились и передрались, размазали прекрасную еду по лицам, по одежде, растоптали ногами. Когда все наконец расселись по местам, потирая синяки и разбитые носы, то сказали:

– Ничего, по крайней мере тут всё без обмана. Мы не дали себя провести. Гномы за гномов.

– Вот видите, – сказал Аслан. – Они не дадут себе помочь. Они выбрали выдумку вместо веры. Их тюрьма – в их воображении, но они – в тюрьме. Я не могу вывести их наружу, потому что они слишком много думают о том, чтоб не дать себя провести. Что ж, идёмте, дети. Меня ждет другая работа.

Он подошёл к Двери – все пошли за ним – поднял голову и прорычал: «Пришло время!» – потом громче: «Время!» – потом так громко, что задрожали звёзды: «ВРЕМЯ!» Дверь распахнулась.

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Как гномы не дали себя провести» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Для малышей О животных Смешная В стихах Про лису

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: