Освобождение

Волков А.М.

Освобождение читать:

После возвращения из поездки ворона предупредила Дина Гиора и Фараманта, что в эту ночь они не должны ложиться спать. Им было строго запрещено пить воду, которую тюремщики принесут к ужину. Страшиле и Дровосеку о таких вещах говорить не приходилось: они никогда не спали, не ели, не пили.

Страшила ночью обычно делал арифметические вычисления. Он так наловчился, что мог перемножать в уме любые числа до тысячи. Правда, теперь его умственные способности ослабели, ему давно не промывали мозги. А Дровосек по ночам сочинял в голове письма, которые отправил бы Элли, если бы мог. Эти письма были очень трогательны и красноречивы, и жаль, что они никогда не дойдут до Элли.

За освобождение пленников взялся Тим. Прежде всего надо было заменить воду, которую пили караульные, на Усыпительную. В одной из покинутых ферм нашёлся кувшин точь-в-точь такой, каким пользовалась стража. Мальчик прокрался в караулку и переменил кувшины.

Обычно Марраны много пили после сытного ужина. Так было и в этот раз. Каждый из тюремщиков приложился к кувшину. Прошло немного времени, и головы Марранов начали клониться, точно на них налегла неодолимая тяжесть. Один за другим стражи свалились на пол, и их охватил волшебный сон – полное подобие смерти.

– Готово! – с торжеством воскликнул Тим, наблюдавший за Марранами через маленькое окошко караулки. – Теперь можно мне и расколдоваться!

Тим отодвинул засов, закрывавший снаружи тюремную дверь, и появился на пороге.

– Друзья, вы свободны! – крикнул мальчик. – За мной!

И тут Тим подвергся самой большой опасности за всё своё пребывание в Волшебной стране: его заключил в железные объятия Дровосек. Случись это в другое время, когда правитель Мигунов был в полной силе, мальчику пришлось бы плохо. А теперь он отделался только помятыми рёбрами.

Освобождённые узники двинулись за Тимом по дороге к стану заговорщиков, к счастью, находившемуся не очень далеко. Железный Дровосек тащил на плечах Страшилу, а в руке держал самую увесистую дубину, какую только мог найти у спящих тюремщиков. Дин Гиор широко шагал, разглаживая свою замечательную бороду, а Фарамант спешил за ним, пыхтя и отдуваясь.

Свобода!

А что случилось с Марранами, напившимися Усыпительной воды?

Спали они недолго, только до утра. И это объясняется тем, что чудесную воду они пили через целых трое суток после того, как она была взята из Священного источника, и за это время её действие сильно ослабело.

Пробуждение караула было крайне неприятным: дверь сарая настежь открыта, узники исчезли. А ведь Великий Урфин приказал особенно зорко сторожить этих заключённых и за небрежность грозил страшными карами.

Тюремщики не стали ждать расправы и дезертировали из армии. Оставаться в Изумрудной стране было опасно, и они всей компанией отправились на родину, куда и добрались благополучно.

Но самым удивительным в этой истории было то, что беглецы, заядлые потребители орехов нух-нух, совершенно излечились от вредного пристрастия к этим орехам. Их уже не тянуло ежедневно пить ореховый настой, голова у них не кружилась, мучившие их галлюцинации исчезли, вернулось хорошее настроение. Словом, бывшие «бессонники» сделались вполне здоровыми и по ночам спали, как все люди.

Впоследствии о лечебном действии Усыпительной воды стало широко известно по всей Волшебной стране, и злополучные любители орехов нух-нух отправлялись в Пещеру лечиться от своей гибельной привычки.

Мулы, полные энергии и жизни, ждали Тима и освобождённых узников у домика, где скрывались Энни с Артошкой и Кагги-Карр. Времени терять не приходилось. Тим взял к себе на седло Страшилу, а Энни – Фараманта. Длинноногий Дин Гиор был хорошим ходоком, а Железного Дровосека не выдержал бы ни один мул – ни живой, ни механический.

Серебряный обруч вернулся на голову Энни, но пользоваться им, чтобы скрыть от чужих глаз многочисленную компанию верховых и пешеходов, было затруднительно. Поэтому положились на свое счастье и двинулись на юго-восток, в страну Мигунов. Там их ждали Смелый Лев и Лестар, там они померятся силами с наглым Урфином Джюсом, если он вздумает их преследовать.

До рассвета прошли порядочное расстояние и стали располагаться лагерем в густой чаще.

И только здесь Страшила и Железный Дровосек по-настоящему разглядели свою освободительницу Энни. Их радость была при этом необычайна. У Железного Дровосека сердце сильно билось в груди, а Страшила почувствовал небывалый прилив сил. Правда, это можно было объяснить ещё и тем, что он ехал на теплой спине Ганнибала и значительно подсох.

Оба друга не могли наглядеться на Энни и уверяли девочку, что она, ну прямо вылитая Элли и вид её живо напоминает им прежние счастливые времена. А когда Энни передала им горячий привет от сестры и уверила, что Элли никогда-никогда о них не забывала, Дровосек так растрогался, что обильные слёзы хлынули у него из глаз. И конечно, челюсти у него тут же заржавели. Пришлось смазывать их маслом, которое, к счастью, нашлось в рюкзаке у Тима.

Фарамант и Дин Гиор сердечно благодарили своих спасителей. В тюрьме узников кормили плохо, и они сильно похудели, но держались бодро. Настроение у них было веселое, они шутили и смеялись. Фарамант насмешил всю компанию. Он нацепил Артошке на глаза зелёные очки, защёлкнув их сзади замочком.

Озадаченный пес в недоумении смотрел вокруг, не понимая, почему всё вдруг сделалось таким зелёным. А потом принялся рычать на Фараманта и пытался его укусить. Арто успокоился, лишь когда очки были сняты.

– А Тотошка любил зелёные очки, – с укором сообщил собаке Фарамант.

Дин Гиор, проделавший весь путь пешком, запылил свою длинную бороду, и Энни, выбив из неё пыль веткой и расчесав гребешком, заплела её в три пряди. Фельдмаршалу по душе пришлась такая забота.

Скудно позавтракав, улеглись спать под развесистыми кустами.

Тим, Дин Гиор и Фарамант после бессонной ночи давно спали, а Дровосек и Страшила всё ещё не давали покоя Энни, без конца расспрашивая её о том, как живёт, как учится Элли, большая ли она стала, и прочее, и прочее, и прочее. Потом они перешли к расспросам о добром Великане из-за гор, о Фреде…

Наконец, увидев, что у девочки закрываются глаза, а язык уже не поворачивается, два друга догадались оставить Энни в покое, и та, недоговорив слова, крепко уснула.

А восхищённые Дровосек и Страшила целый день восхваляли достоинства двух сестер. Страшиле этот разговор пришлось вести не в очень удобной позе: он висел вниз головой на спине Ганнибала. Туда его пристроил для просушки Железный Дровосек.

К вечеру все проснулись бодрые, освежённые. Отправляться было ещё рано, и Энни вспомнила о своём обещании показать королеве мышей механических мулов. Она подула в свисточек, и на полянке появилась Рамина с несколькими фрейлинами.

– Здравствуйте, ваше величество! – сказала Энни. – Я позвала вас, чтобы показать животных, на которых мы приехали в Волшебную страну. Мы зовем их мулами. Не правда ли, они красивы?

– Они великолепны! – ответила Рамина и залюбовалась гордыми стройными скакунами с гладкой блестящей шкурой. – И вы говорите, дитя моё, что им не надо никакой пищи, кроме солнечных лучей? Тогда это просто чудо!

– Видите ли, мы называем это не чудом, а изобретением, – возразила Энни. – Настоящие чудеса – здесь, у вас. Это серебряные башмачки Гингемы, волшебный ящик Стеллы, магическая книга Виллины, серебряный обруч Бастинды… Это – ваша способность мгновенно появляться в любом месте по звуку чудесного свисточка. Вот это настоящие чудеса!

Рамина рассмеялась.

– Для нас это самые обычные вещи. И то, что вы перечислили, милая Энни, лишь малая доля наших «чудес». Такой уж создал нашу страну Гуррикап, великий волшебник древних времён. Ведь это он наделил даром речи животных и птиц, заставил здесь цвести вечное лето, отгородил этот удивительный уголок земли горами и Великой пустыней. Честь и хвала ему за это!

– Честь и хвала! – подхватила вся компания.

Мулы заржали, затопали копытами, призывая хозяев в путь.

– Нет, они поистине чудесны, хоть и явились сюда из-за гор! – воскликнула Рамина, прощаясь. – Доброго вам пути, дитя моё, доброго пути вам всем! И помните, если я буду вам нужна, я всегда к вашим услугам.

И королева исчезла со всей своей свитой.

Путешествие в Фиолетовую страну закончилось благополучно. Правда, беглецам изредка встречались небольшие отряды Марранов. Но те не осмеливались нападать на такую внушительную силу, какую представляли наши друзья. Дровосек и Дин Гиор поднимали увесистые дубины, а мулы топали копытами и скрежетали зубами при виде врагов. И Марраны, обойдя грозных животных сторонкой, спешили с донесением к Урфину Джюсу. Но рота капитана Клема, посланная вдогонку, не могла настичь беглецов.

Пришёл момент желанной встречи.

Лев, под старость сделавшийся очень чувствительным, чрезвычайно растрогался, увидев старых друзей – Страшилу, Железного Дровосека, Дина Гиора, Фараманта. А когда Энни смело подошла к нему и слегка хлопнула его рукой по морде, Лев чуть не упал в обморок.

– Как тебе не стыдно обижать маленьких?! – повторяя когда-то сказанные сестрой слова, воскликнула Энни и взяла на руки струсившего Артошку.

– Неужели я спал десять лет и проснулся? – в изумлении проговорил Лев, глядя на Энни и собачку. – Элли? Тотошка?! Но этого не может быть!

Ему рассказали, в чём дело, и он подошёл к Энни и стал тереться о её плечо, как огромный добродушный кот. А когда девочка начала играть кисточкой его хвоста, слёзы счастья хлынули из глаз старого Льва…

А какая радость была у Мигунов, когда их возлюбленный правитель снова появился перед ними и с ним его новые друзья, которые в тот же миг стали бесконечно милы и простосердечны с его подданными.

Беспрерывно мигая, Мигуны пустились в такой пляс, что от мельканья их фиолетовых одежд у Энни и Тима зарябило в глазах. Они громко щёлкали пальцами и хвалились, что если дела у них идут хорошо и все беды обходят их стороной, то это только потому, что они никогда не забывали умываться трижды в день в честь Феи Спасительной Воды!

Они обещали наказать и потомкам строго выполнять этот священный обычай…

Узнав, что девочка, прибывшая с Железным Дровосеком и Страшилой, вовсе не Фея Спасительной Воды, а её младшая сестра, Мигуны ничуть не огорчились. Они прозвали Энни Феей Будущей Победы и проводили её к кухарке Фрегозе.

Добрая женщина тотчас отвела Энни в ванну, вымыла её и переодела в лиловое платье, сшитое для Элли Мигунами и оставленное ею в Фиолетовом Дворце. Затем Фрегоза занялась Тимом и Артошкой.

Страшилу и Железного Дровосека тотчас же взяли в капитальный ремонт.

Драгоценные мозги из головы Страшилы не осмеливались вынуть, а потому голову повесили сушиться целиком. Костюм вымыли, выгладили, набили свежей соломой, ботфорты вычистили. И когда Страшила предстал перед Энни свежий, благоухающий запахом поля, но только с расплывшимися чертами лица, девочка раздобыла кисточку и краску и занялась его глазами, носом и ртом. И ещё прежде чем она кончила, Страшила пел во всё горло:

– Эй-гей-гей-го, я снова-снова-снова с Энни!

Безмятежно счастливый Страшила пел и приплясывал и ничуть не стеснялся этого, потому что Мигуны не были его подданными!

А Железного Дровосека лучшие мастера страны во главе с Лестаром разложили на верстаке и возились над ним целый день: разбирали на части и вновь складывали, паяли, развинчивали отдельные детали и свинчивали, и смазывали, и полировали – и он вышел из их рук совершенно новенький, как из мастерской. Его сердце набили свежими опилками, зашили, и оно по-прежнему осталось самым добрым и нежным в Волшебной стране.

Когда Дровосек появился среди своего народа, он сиял так, что у всех, кто на него смотрел, слезились глаза. Мастера сделали ему новый топор вместо того, что остался у Джюса, и Дровосек грозно взмахнул им, так что воздух засвистел вокруг, и воскликнул:

– Ну теперь посмотрим, кто кого!

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Освобождение» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Бытовая В стихах Для девочек Поучительная Про зайца

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: