Штурм Изумрудного острова

Волков А.М.

Штурм Изумрудного острова читать:

Сеансы связи происходили каждый поддень. Нового ничего не было. Дровосек по-прежнему сидит в подвале, сообщала разведчица, и всё-таки она, КаггиКарр, видит его каждый день. Пленника ежедневно приводят к Урфину, и тот пытается уговорить его подчиниться победителю. Но Дровосек непоколебим. Его дух ещё более укрепился с тех пор, как он увидел Кагги-Карр в окне дворца и понял, что Страшила предупреждён об опасности. Железному Дровосеку легче стало переносить томительное заключение.

Строевые ученья Марранов продолжались, новобранцы постигали премудрости ходьбы колонной, атаку врассыпную, повороты и тому подобное. Урфин не жалел усилий, он проводил с солдатами время с утра до вечера.

Из всего персонала, обслуживавшего Фиолетовый дворец, Урфин оставил только кухарку Фрегозу: она превосходно готовила. Фрегоза служила во дворце много лет. Она помнила Бастинду, которая любила хорошо покушать. Правда, Бастинда терпеть не могла ничего жидкого, вроде киселя или компота. Жидкостей она боялась не напрасно: Элли растопила колдунью, вылив на неё ведро воды.

Из своих хозяев Фрегоза больше всего любила Дровосека: он был так неприхотлив! Но на смену ласковому Дровосеку пришёл жестокий Урфин Джюс. Не раз собиралась Фрегоза подсыпать в суп ядовитое зелье и покончить с честолюбивыми замыслами Урфина. Однако она убедилась, что таким способом от захватчика не избавишься. Он сажал за стол первосвященника Крага и заставлял его первым отведывать все подаваемые кушанья.

Скоро волнениям Фрегозы пришёл конец: армия Урфина выступила в поход на Изумрудный остров. В завоёванной Фиолетовой стране Урфин оставил наместником Бойса, из всех сотников тот казался наиболее смышлёным. В качестве гарнизона Бойс получил полсотни Марранов. Джюс считал, что такого количества вполне достаточно, чтобы держать в покорности робких Мигунов.

Трудно пришлось вороне Кагги-Карр во время похода. Связь надо было держать во что бы то ни стало, а как узнаешь точное время без солнечных часов?

Когда приближался полдень, разведчица то и дело смотрела на солнце, на тени от деревьев. Её сообщения были очень краткими, и ворона повторяла их по нескольку раз, надеясь, что хоть одно из них дойдёт до Страшилы. Так оно и получалось, потому что правитель Изумрудного острова подолгу не отрывался от телевизора. Из ежедневных докладов своего осведомителя Страшила знал, что по ночам, когда Марраны спали мёртвым сном, Кагги-Карр вела долгие разговоры с Дровосеком и поддерживала в нём бодрость. Более того: ворона предлагала Дровосеку освободить его, перебив веревки крепким клювом. Дровосек отказался: за ночные часы он не успел бы уйти так далеко, чтобы его не догнали быстроногие Марраны. Зато Кагги-Карр раздобывала в армейских складах масло и смазывала ржавевшие суставы Дровосека.

Страшила не ограничивался телевизионной связью с одной лишь вороной. Он ловил в поле зрения то мрачного Урфина во главе войска, то одну из рот, лениво шагавшую по каменистому плоскогорью, то носилки, в которых Марраны тащили связанного Дровосека.

Изумрудный остров усиленно готовился к обороне. Подготовкой ведали Страшила, Дин Гиор и Фарамант.

Длиннобородый Солдат, вновь возведенный Страшилой в сан фельдмаршала, забыл о своей бороде, а Фарамант запрятал подальше сумку с зелёными очками. Втроём со Страшилой они составили Главный штаб. Штабисты понимали, что канал на какое-то время задержит наступающую армию, и все горожане восхваляли предусмотрительность Страшилы, превратившего Изумрудный город в остров.

– Наш правитель, – с гордостью говорили люди, – видит будущее на много лет вперёд!

И вместе с тем было ясно, что тем или иным способом враги переберутся через канал. Значит, главной линией обороны должны стать городские стены.

Под руководством фельдмаршала жители таскали на стены груды камней, громоздили охапки соломы, готовили медные чаны с водой, чтобы кипятить её перед штурмом и выливать на головы нападающих. Оружейники спали по два-три часа в сутки. Они готовили тугие луки, выстругивали стрелы, а кузнецы ковали для них железные наконечники. По дорогам, ведущим в город, скрипели телеги, запряжённые маленькими лошадками, и тачки. Провизия заготовлялась для долгой осады. Обитатели Изумрудного города хорошо помнили, что означает владычество Урфина Джюса, и не хотели испытать его вторично.

Когда армия Урфина находилась на расстоянии трёхдневного перехода от столицы Изумрудной страны, к Страшиле по птичьей почте пришло важное известие. Его принесла голубая сойка.

– По поручению вороны Кагги-Карр сообщаю вам, Трижды Премудрый Правитель, следующее! – прокричала запыхавшаяся сойка. – Войско Урфина Джюса забирает на фермах доски и брёвна. Нести их очень тяжело, и солдаты Урфина изнемогают, а всё-таки волокут эти громоздкие вещи. Цели таких действий госпожа Кагги-Карр не понимает, а потому доносит вам.

Страшила тотчас собрал военный совет.

Фельдмаршал Дин Гиор высказал предположение, что брёвнами воспользуются как таранами, чтобы разбить городские ворота. Но зачем Урфину понадобились доски, он не мог объяснить. Начальник снабжения Фарамант думал, что доски и брёвна тащат для костров, греться по ночам и готовить пищу. Именитые граждане молчали.

Тогда взял слово Страшила.

– Эх вы, стра-те-ги, – презрительно сказал он. – Неужели вам не ясно, что Урфин знает о нашем канале. Но ведь по воде люди пешком ходить не могут, через воду надо строить мост. Вот для этого враги и несут с собой материал.

Сконфуженные члены совета молчали.

На третий день после заседания совета полчища Урфина наводнили равнину близ Изумрудного острова. Во время похода Марраны грабили население и теперь щеголяли в фиолетовых костюмах Мигунов и в зелёных кафтанах фермеров Изумрудной страны. Их вооружением были пращи и дубины. Вид войска был достаточно грозным.

Широкое водное пространство блеснуло перед глазами Урфина Джюса. Он знал, что вокруг Изумрудного города построен канал: слухи об этом распространились повсюду, о канале знали даже Мигуны. Но завоеватель не представлял себе размеров канала, не думал, что он окажется таким серьезным препятствием. И он мысленно похвалил себя за то, что запасся строительным материалом.

При первом появлении врагов на дальних подступах к каналу перевозчики перегнали паром на городскую сторону. А потом по приказу Фараманта его обложили соломой, и эту солому Страж Ворот поджёг. Паром сгорел в несколько минут, от него остались обугленные лодки, но и те ушли на дно. Вслед за паромом были уничтожены все прогулочные яхты и шлюпки.

Урфин спокойно отнёсся к гибели парома: он предвидел, что защитники города так и поступят. Постройка моста была неизбежным делом. Это была трудная работа, но Джюс не привык отступать перед трудностями. Марраны превратились в носильщиков, плотников, сапёров.

Днём работа кипела, по ночам армия спала беспробудным сном. Если бы об этой слабости знал Главный штаб осаждённых! Но Кагги-Карр почему-то ничего не сказала об этом. Вероятно, она считала, что такой сон Марранов – обычное дело. Да и то сказать, горожанам сделать вылазку тоже помешал бы канал.

Защитники города с тоской наблюдали, как узкая лента моста удлиняется с каждым днём, но ничем не могли помешать Марранам. Между городской стеной и каналом расстилалась широкая полоса парка. Через неё стрелы осаждённых не могли долететь до врагов…

Прошёл месяц. Прочный мост протянулся с одного берега канала на другой. Первая рота Марранов двинулась по нему гуськом, за ней последовали другие. Вооружённые пращами солдаты несли длинные доски и обрубки брёвен. Осаждающие наводнили парк. Скрываясь за стволами деревьев, они подбирались к городской стене. Это было небезопасно. Изумрудный город стойко защищался. Сверху засвистели стрелы, раненые Марраны со стонами поползли назад. В армии Урфина горнисты заиграли отступление. Солдаты укрылись в местах, недоступных для стрел.

Джюс послал в лес несколько сот Марранов рубить гибкие ветки. Из этих веток солдаты стали плести щиты. К вечеру работа не закончилась, а сон, как всегда, сморил воинство Урфина. Полководца охватила глубокая тревога: судьба осады висела на волоске. Призвав на помощь Топотуна, Урфин принялся за работу…

В эту ночь Дин Гиор и Фарамант тоже не спали: у них был свой дерзкий план. Когда глубокая тьма окутала землю, они бесшумно выбрались за городские ворота. С охапками соломы и горящими факелами два героя бежали к мосту, чтобы сжечь его. Но, добежав, бессильно остановились: пламя факелов отразилось в тёмной воде. Урфин и медведь сняли крайнее звено моста!

Да, противники были достойны друг друга.

Утром всё началось снова. Но теперь нападающие были неуязвимы. Укрываясь за прочными щитами, они вплотную подобрались к стене.

Враги вели оживлённую перестрелку. Пращники посылали на стены тучи камней, и горожанам приходилось скрываться за кирпичными зубцами. В свою очередь защитники города стреляли из луков, швыряли вниз обломки гранита, горящие охапки соломы.

Прячась за щитами, Марраны вели таинственную работу. Они подкатывали к стенам обрубки брёвен и клали поперёк длинные гибкие доски. Страшила и его штаб смотрели на это странное занятие, ничего не понимая.

Когда вдоль стены было расставлено около сотни досок, на их концы по сигналу горна встали воины с дубинками. Свободные концы поднялись в воздух… Фельдмаршал Дин Гиор побледнел и пробормотал:

– Мы погибли… Это метательные устройства! О таких вещах я читал в старинных летописях. Но откуда узнал это Урфин?

У Марранов дело шло чётко и быстро. На каждый свободный конец доски разом прыгнули по два-три солдата, противоположные концы взлетели вверх и высоко подбросили людей.

Несколько десятков Марранов достигли цели. Они ухватились за край стены цепкими руками и ринулись на защитников города.

Среди горожан началась паника. Покидая стену, они устремились в свои дома, напрасно надеясь отсидеться там. Фарамант и Дин Гиор отважно сопротивлялись, и даже Страшила пытался поднять большой камень своими соломенными руками.

Но силы оказались слишком неравными. Главнокомандующий и его штаб были связаны. Страшила снова стал пленником Урфина Джюса.

Новый властелин тут же предложил ему изъявить покорность и стать наместником завоевателя в Изумрудной стране. Как и Дровосек, Страшила наотрез отказался.

– Отвести этого упрямца и его железного приятеля в башню, где они когда-то были заключены, – распорядился Урфин. – Но поместить их не на верхушке, а в сыром подземелье под башней. Посмотрим, долго ли они там выдержат.

Несмотря на постигшее его несчастье, Страшила с радостью увидел друга. Дровосек в знак приветствия молча кивнул головой, он не в силах был говорить.

Страшила двинулся за тяжко ступавшим Железным Дровосеком и с горестью думал о чудесном ящике, которым завладеет Джюс. Беда будет, если он разгадает его секрет, тогда могущество Урфина ещё более возрастёт. Но потом Страшила вспомнил, что, кроме него, никто не знает магических слов, а без них ящик – красивая безделушка. А уж этих слов Урфин не добьётся от него никакими средствами.

Пленников привели в тот самый подвал, где Страшила висел когда-то на крюке за бунт против Урфина. Знакомый крюк по-прежнему торчал из стены, только заржавел за протекшие годы.

– Я уже побывал здесь и вырвался, вырвусь и теперь, – бодро заявил Страшила.

Железный Дровосек покачал головой.

Завоевав Изумрудную страну, Урфин Джюс решил снова поставить к себе на службу дуболомов. Эти деревянные люди, неуязвимые, неутомимые, могли оказать ему громадные услуги. Но всё дело испортила Кагги-Карр. Сразу после падения города она созвала дуболомов на лесную поляну и устроила митинг. Усевшись вместо трибуны на голову рослого дуболома, Кагги-Карр открыла собрание.

– Слушайте меня, деревянные люди! – громко начала она свою речь. – Да будет вам известно, что бразды правления в Изумрудной стране вместо нашего доброго правителя Страшилы Мудрого приняла я, Кагги-Карр! Клянётесь ли вы повиноваться мне, вашей законной правительнице?

– Клянёмся! – ответили нестройным хором дуболомы.

– Тогда внимайте моим словам! Когда вам вместо свирепых рож вырезали весёлые, улыбающиеся физиономии, ваш нрав изменился. С тех пор вы уже не могли вредить людям, и все стали вас уважать, как добрых трудолюбивых работников. Но жестокий Урфин Джюс намерен опять взяться за резец и превратить вас в извергов и злодеев. Хотите вы этого?

– Нет, нет, не хотим! Доброта лучше!

– Ну тогда вам остаётся одно: сбежать в Тигровый лес и там укрыться в глубоких оврагах в ожидании того времени, когда окончится власть Урфина.

И я, правительница страны, обещаю вам, что ждать придётся недолго.

И дуболомы дружно затопали в Тигровый лес. Так рухнула надежда Урфина Джюса. И только среди бывших полицейских нашлось несколько таких, которым всё равно было, кому подчиняться, и они пошли на службу к Урфину.

Нам важно ваше мнение:

Если на ваш взгляд сказка «Штурм Изумрудного острова» подходит под одну или несколько категорий ниже, просто нажмите на них:

Про принцесс Волшебная В стихах Интересная Про лису

Это поможет сделать сайт чуточку лучше. Спасибо!

Читать похожие сказки: