Результаты поиска по запросу «начинается на Д»

Теги (1)

Долганские народные сказки (9)

Сказки (391)

Даги, человек с длинной рукой

Папуасские народные сказки

В давние времена жил человек по имени Даги. Левая рука у него была обыкновенная, зато правая — длинная-предлинная. Сам Даги никогда не выходил из хижины, но по ночам он высовывал в окно свою длинную руку, и она ползла по земле, как змея, и воровала для него пищу из чужих домов и огородов. Нащупав дерево, рука взбиралась по стволу вверх и находила плоды, а если на дереве плодов не было, спускалась вниз и взбиралась на другое, и так обшаривала деревья до тех пор, пока не возвращалась домой с плодами. Хижина Даги стояла не на сваях, а на земле, и спал он внутри большого барабана. Лицо и тело Даги были покрыты волосами, поэтому он был похож на зверя. Каждый вечер, перед тем как лечь спать, он кричал:

Далеко за полночь

Блайтон Энид

Из утла сарая внезапно выскочила крыса – кинулась к открытому люку. Тимми гавкнул и рванулся за ней. Но не стал кидаться вниз, затормозив на самом краю всеми четырьмя лапами.

Далекое путешествие

Блайтон Энид

Нагруженные чемоданами и плащами, ребята столпились в том месте на вокзале, где они договорились встретиться с Биллом. Он еще не подошел, и они приготовились ждать.

Дальше вверх и дальше вглубь

Стейплз Льюис

– Знайте, о доблестные короли, – сказал Эмет, – и вы, о леди, чья красота озаряет вселенную: я – Эмет, седьмой сын Харфы-тархана из города Ташбаан, что к западу от пустыни. Я пришёл в Нарнию позже многих, отряд наш в двунадесять и девять копий вел Ришда-тархан. Услышав впервые, что поход наш на Нарнию, я возликовал, ибо много слышал о вашей стране и жаждал встретиться с вами в битве. Но едва я узнал, что мы должны вырядиться торговцами (какой позор воину и сыну тархана!), что мы должны лгать и хитрить, радость покинула меня. Но худшее было впереди – нам велели прислуживать обезьяне. Обезьяна же объявила, что Аслан и Таш – одно, и мир потемнел в моих очах. Ибо с детства моего я служил Таш с великим желанием познать её глубже и, быть может, когда-нибудь взглянуть ей в лицо. Но имя Аслана было мне ненавистно.